Дедкина репка

 

Сергей выглянул в окно и тихо матюгнулся. Погода стояла, мягко говоря, странноватая. Опустившийся с вечера туман неясным образом прервал связь кордона с большой землей, оставив лесника без притока свежей информации. В любое другое время он бы наплевал и спокойно занимался делами, которых в хозяйстве всегда было много, но сегодня играло любимое "Динамо", и пропускать матч не хотелось. Мужчина недовольно поскреб бороду, поинтересовался:
- Как думаешь, скоро погода наладится?
Котофей независимо дернул ухом. Телевидение он игнорировал, вообще увлечение хозяина говорящим ящиком не одобрял. Иное дело - рыбалка. Умиротворяющее, полезное и очень вкусное занятие.
- Светка, ну хоть ты меня поддержи!
Овчарка преданно посмотрела на Серегу, пару раз хлопнув хвостом по полу. Ей телевизор тоже не нравился, но если вожак говорит, надо его слушаться. Кот еле слышно презрительно фыркнул - он ценил индивидуальность и по любому вопросу имел собственное мнение. Кроме того, Светку он категорически не понимал. Что ты за мужчина, если отзываешься на женское имя?
- Понятно.
Серега еще раз выглянул в окошко. На улицу совершенно не хотелось. Мелкая противная взвесь мгновенно пропитывала одежду, угрожая простудой и заставляя переодеваться в сухое по возвращении в дом. Придется найти себе занятие внутри. Корзину сплести, или книжку почитать.
Светлан насторожил чуткие уши, затем вскочил на лапы и предупреждающе зарычал на дверь. Странно. Мотора вроде не слышно, а дикие звери к хуторку давно не подходят. Разве что зимой появляются олени да лоси в поисках свежего корма. Сергей прихватил ружье и уже собирался выходить, когда со двора раздался крик:
- Хозяева! Мир дому сему!
Лесник вышел в просторные сени, придержал Светлана за холку и открыл внешнюю дверь. Не выглядывая, он слегка повысил голос и пригласил:
- Проходите, чего на улице стоять.
Незваные гости не заставили себя ждать. Вошли, практически вбежали на крыльцо, торопливо ввалились в прихожую. Выгляди они странно, вели себя еще удивительнее. Оба низкорослые, щуплые, с худыми ввалившимися щеками и одинаковой стрижкой "под горшок", они производили общее впечатление какой-то голодной заморенности. Одеты были - Сергей вытаращил глаза от изумления - в длинные полотняные рубахи и самые настоящие лапти. Офигеть. Оба мужичка привычно поклонились, вскинули руки в крестном знамении, затем неуверенно придвинулись поближе друг к другу, выискивая и не находя угла с иконами. На возвышавшегося над ними хозяина дома они смотрели с явной опаской.
- Откуда будете, мужики?
- С Охрипкова мы. Семка Ряхин я да это вот Власий Пуп - представился тот, что постарше. - Не гневись, боярин. Шли мы до Мышкинового, да с пути сбились - не иначе, леший попутал. Смилостивься, дозволь переночевать!
"То ли придурки - подумал опешивший лесник. - То ли издеваются". Впрочем, оглядев склоненные спины, он быстро остановился на первом варианте. Настолько серьезно притворяться нельзя. Класс.
- Ну, проходите. Голодные небось?
- Да, не, боярин. Мы по пути малинки поснидали.
- Значит, голодные.
Где-то у него было снотворное. Надо бы подлить психам, чтобы заснули, а утром созвониться с районом и поинтересоваться, откуда взялись чудики. Интересно, кого они ограбили? Не сами же лапти сплели.
- Садитесь.
Мужички уселись на краешек лавки, пугливо оглядываясь по сторонам. Обстановка комнаты и множество непонятных, но явно дорогих предметов немецкой работы их пугали. Огромная, не-понашенски могучая собака уселась рядом и не сводила умных, предупреждающих глаз с гостей. Пушистый кот спрыгнул с печки, прокатился мягким клубком по полу, мягко взобрался на покрытый дорогой скатертью стол. Присел на задние лапы, обернувшись мохнатым хвостом, и внимательно, пристально принялся разглядывать съежившихся под неподвижным взглядом зеленых глаз людей.
- Держите. Гостей не ждал, посему разносолов нет.
Перед мужичками возник чугунок с чем-то вкусно пахнущим и незнакомым, две белые миски из неведомого материала - позже Семка видел такое блюдо в воеводском доме, где ему раз пришлось побывать. "Чинская посуда", сказали ему. - две ложки, мисочка со сметаной, огурчики соленые, железная миска с квашеной капустой да доска с хлебом странной квадратной формы. Тут же появилась скляница с прозрачной жидкостью и пара махоньких кружечек без ручек, рядом возник запотевший кувшин с квасом и кружки побольше.
- Угощайтесь.
- Благодарствуем, боярин.
Мужики недоуменно разглядывали какие-то круглые штуковины, извлеченные из чугунка.
- Что смотрите? Доставайте, сколько хотите, сметаной полейте да ешьте. Для сугрева вон, по рюмке наливайте. Ах да, сейчас вернусь.
Хозяин вышел, и Семка дрожащей рукой разлил по чаркам крепкое хлебное вино.
- Нелюдь это - впервые подал голос Власий. Опасливо глянул на каменным изваянием замершего Котофея и понизил голос еще больше. - Вишь, икон нету? Точно сила нечистая.
- А хоть бы и так - Семка лихо хряпнул стопку, тут же закашлялся, судорожно хватая воздух. Отхлебнул прямо из кувшина кваса. - Хоть наедимся вволю напоследок.
- Не потравиться бы...
- Пахнет скусно...
Полив, как было сказано, сметаной, старший мужик сунул изящной ложицей из неведомого легкого металла кусок чего-то белого в рот. Прожевал, обжигаясь. И - быстро засновал рукой, распробовав чудную пищу. Глядя на него, осмелился попробовать и Власий. К тому времени, как вернувшийся из подвала с колбасой Сергей поставил перед ними еще одно блюдце с нарезанными мясными кружками - ножа он сумасшедшим давать не собирался - тарелки были пусты, а гости жадно посматривали на котел, не осмеливаясь просить добавки.
- Берите, чего смотрите.
- Дай Гос... эээ... Блага и счастья в дом тебе, хозяин - вовремя прикусил язык Семка. - А чего ж слуг не позовешь, сам да сам?
- Отпустил - лесник вспомнил, что, кажется, лекарства нельзя принимать одновременно с алкоголем, и прикидывал, не слишком ли большую дозу вбухал. - Праздник у них.
- Ага, ага - запереглядывались мужики. Вот, стало быть, отчего нечисть шалит. Веселятся, стало быть. - Больно вкусные у тебя кушанья, боярин. Мы и видеть-то таких не видели. Прости, батюшка, убогих - что сие есть такое?
- Картошка, что ли? - Сергей ничему не удивлялся. Надеялся только, что погода завтра изменится. - Овощ такой, вроде репы. В землю весной зарывают, сверху кучу земли насыпают. С одного ведра, ежели хорошо поливать да окучивать, пять ведер снять можно.
Внезапно старший чудик бухнулся в ноги и дурным голосом заревел:
- Смилостивься, боярин! - Рядом рухнул его товарищ. Светка вскочил сжатой пружиной, готовой рвать и терзать, по комнате разлилось угрожающее рычание. Котофей слегка склонил голову на бочок. - Дозволь взять толику детишкам малым! С голоду пухнем! Кору дерем да варим третий год, поди! Смилостивься!
- Ладно, ладно! - "Черт, еще и буйные". - В сенях, тьфу, в прихожей мешок лежит, забирайте.
- Вот спасибо, милостивец! Вовек тебя не забудем!
- Я вас тоже. Все, хватит. Спать я вам здесь же постелю.
- А это... тартошка?
- Сходи да забери. Светлан! - умный пес чуть повернул голову, не ослабляя внимания. - Сторожи.
Глядя на укладывающихся прямо на полу сумасшедших, бережно зажавших между собой грязный мешок, Сергей только покачал головой. Остается надеяться на чуткий Светкин слух и на то, что им не взбредет в голову поджечь дом. Может, связать? Нет, лучше оставить как есть. Сейчас-то они тихие, лучше и дальше не злить.
Утром, спустившись с чердака, Сергей застал пустую комнату и тихо скулящего Светку с виновато поджатым хвостом. Психи исчезли, прихватив подаренную картошку. Хоть не поломали ничего, уже радость.
Котофей загадочно молчал, насмешливо блестя зелеными глазами.
Н.М.Карамзин
"История Государства Российского"
II том, 19 глава
Родиной картофеля, как известно образованному читателю, является Южная Америка, где тамошние дикари культивировали сей полезный овощ за несколько тысячелетий до нашей эры. В Европу он завезен испанцами в середине шестнадцатого века, но нигде первоначально в пищу не употреблялся, почитаясь растением декоративным. Как ни странно, первыми его ценность прознали на Руси.
Название "дедкина репка", и посейчас распространенное в некоторых северных губерниях, имеет происхождение в мифах и сказках, столь любезных нашему народу. В благоговении от необычного и чрезвычайно полезного обретения, крестьяне не могли не сочинить подходящую по случаю легенду. Наиболее распространенный вариант (Вологодчина, Архангельская и Костромская волости) гласит, что чудесный овощ подарил изголодавшимся крестьянам лесной хозяин - дедка. В действительности картофель проникал в страну обычными способами, через купцов, торговавших заморскими диковинками. Не случайно первые упоминания о "земляном клубне" появились на севере! Напомним, что в ту пору Архангельск являлся единственным морским портом Руси, тем самым, подтверждая вышесказанное...