Княжество Запрета

 

Гениальность и мастерство, талант и опыт. Первое встречается редко, потому и ценится высоко, а с долгого и тернистого пути постижения так легко сойти… Особенно если рядом нет никого, способного указать на ошибки, поддержать, подтолкнуть в нужном направлении. Мастерами становятся немногие, ремесленники встречаются куда чаще.

Обаэль сладких иллюзий насчет собственных возможностей не испытывал. По сравнению со старшим братом или тем же лордом Сэлларисом его подготовка ничтожна и зияет огромными дырами во многих областях. Отнюдь не во всех, но во многих. Почерпнутые из родовой библиотеки методики развития дара, довольно подробные и тщательно составленные, все-таки предполагали присутствие рядом опытного наставника. Которого, увы, взять просто неоткуда. Граница пожирает ресурсы с чудовищной скоростью, большинство знающих магов заняты войной с тварями провалов и не могут отвлечься, даже ради обучения наследника высокого рода.

Приходилось до всего доходить самому или с помощью любимого братца Обера, вечно занятого важными государственными делами. Хотя, мысленно поправился принц, действительно занятого. У владетеля по определению не может быть слишком много свободного времени, если же владение со всех сторон окружено врагами…

Обаэль хмуро посмотрел на испещренную рунами карту, занимавшую половину массивного дубового стола, перевел взгляд на разбросанные по столу тяжелые книги, мысленно проиграл последовательность необходимых действий. Кажется, все правильно. Хотелось бы, конечно, посоветоваться с кем-то более искушенным, но как-то так получилось, что из всех высокородных в наложении печатей он – лучший. Бред. Узнай кто на большом континенте, засмеют. Но здесь и сейчас ситуация именно такова, остальные жители полуострова сильны в других областях Высочайшего Искусства.

- Лорд Фамали – хотя голос принца был тих, дверь немедленно растворилась, и худой эльф со знаками принадлежности к старшему роду Спящего Барса коротко поклонился своему господину. – Мы отправляемся к лесу Стонущих Душ.

Старый слуга не поколебался, прежде чем возразить:

- Мой повелитель, это слишком опасно. Разрывы такой величины…

- Встречаются повсеместно и рано или поздно мне придется их закрывать. Именно мне, подчеркиваю. Лучше экспериментировать сейчас, пока на границе спокойно и я могу рассчитывать на помощь Сэллариса.

Первый-из-свиты не нашел, что возразить. Вместо этого он склонился в поклоне «смирения перед волей высокородного, оказываемого старшим по возрасту и допущенным в личный круг», и сообщил:

- Высокая леди Обиссаэль покорно просит высокородного принять ее. Она ждет в голубой гостиной.

- Вероятно, опять станет просить разрешить ей упражняться с мечом – недовольно повел плечом Обаэль. – Сейчас я спущусь. Сколько времени потребуют сборы?

- К концу недели свита будет готова, мой принц. Осмелюсь предположить, ваш владетельный брат предоставит эскорт?

- Я встречусь с Обером в час совы, хочу попросить у него воинов. Думаю, сотни хватит – земли Золотых Пантер рядом, они не откажутся при нужде прислать еще бойцов.

После того, как вассал покинул комнату, принц еще минут пять сидел в кресле, бездумно рассматривая шкафы со свитками. Несмотря на демонстрируемую уверенность, его одолевали сомнения в правильности принятого им решения. Но особого выбора нет – следует хотя бы попытаться закрыть провал из числа средних, пусть первая попытка и закончится неудачей. Подданные должны видеть, что правящий род ищет способы выбраться из сложившейся ситуации. Поэтому придется идти и в одиночку совершать то, чем в прежние времена занимались полноценные команды из трех-четырех мастеров печатей.

Покинув личные покои, высокородный направился на встречу с родственницей. Пожалуй, с Обиссаэлью он был близок настолько, насколько вообще мог подпустить к себе кого бы то ни было. Они принадлежали к одному поколению, оба родились незадолго до вторжения орков, не помнили жизни на юге и обладали схожими чертами характера. Неудивительно, что они подружились и, как следствие, позволяли в общении друг с другом серьезные вольности. Например, Обаэль называл свою троюродную тетушку просто «кузиной», опуская титулование, она же навещала комнаты принца без обязательного по этикету макияжа. Он симпатизировал ее желанию изучать воинское искусство, однако понимал, что шансов убедить владетеля учить женщину (тем более, принадлежащую к основной ветви рода) боевой магии нет никаких. Канон Благородства полагал ремесло воина достойным мужчины и только мужчины.

Внешне леди Обиссаэль на идеал благородной госпожи походила мало. Рослая по меркам высокородных, с крепкими жилистыми руками, любительница провокационных разрезов на платье и величайший мастер своего поколения по части владения короткой алебардой. Однажды она попыталась надеть штаны, но непотребство увидел Обер… Больше леди мужскую одежду не надевала. Владетель неодобрительно относился и к ее занятиям с оружием, однако традиции не запрещали девушкам-аристократкам упражняться с алебардой, луком, короткими ножами-заколками и боевым веером, накладывая табу на все остальное. И, мысленно улыбнулся принц, дорогая кузина достигла совершенства в тех узких рамках, которые были ей позволены.

- Счастлив видеть вас, кузина – Обаэль вежливо прикоснулся кончиками пальцев к краешку ее платья, выражая близкую привязанность. – Вам необыкновенно идет этот изумительный синяк, он прекрасно оттеняет цвет вашего правого глаза.

В ответ на столь оригинальное приветствие леди Обиссаэль ахнула, создала невесомое зеркало из водяной пыли и в ужасе схватилась за виски:

- Всеблагие боги! – Она торопливо принялась залечивать лицо. – Теперь понятно, почему слуги смотрели на меня так странно. Но когда же я успела…

- Вероятно, во время тренировки.

- И никто не сказал!

- Уверяю, ваша красота ничуть не пострадала – принц вежливо указал на креслица возле маленького столика, выполненного в стиле «летняя трава, расцветающая нежными побегами». – Прошу, забудьте об этом милом недоразумении и позвольте угостить вас отваром шиповника, он прекрасно утоляет жажду.

Дождавшись, пока кузина усядется в кресло, Обаэль вступил на приступочку и с нее уселся на свое сидение. Когда-то он приказал заменить всю мебель в своих покоях подходящей под его размеры и с удовольствием наблюдал, как гости забавно вертятся на кукольных стульях или маленьких диванчиках. Со временем развлечение стало казаться глупой блажью, и теперь даже массивные представители младших родов чувствовали себя в покоях наследника достаточно комфортно.

Минут десять перекидываясь ничего не значащими фразами, родственники внимательно изучали настроение друг друга. Девушка обдумывала, как принц воспримет ее просьбу. Обаэль гадал, что затевает любимая, пусть и несколько взбалмошная кузина.

- Я так давно не видела свою подругу, леди Риилару – вздохнула леди. – Вы не знаете, скоро ли прадед отпустит ее обратно ко двору?

- Сомневаюсь. Лорд Рет был слегка шокирован ее поведением во время последнего приема и намерен как можно скорее устроить судьбу своего потомка. Он полагает, замужество избавит ее от привычки обливать собеседника водой из фонтана.

- На ее месте я поступила бы точно так же. Вы знаете, какие гадости говорил тот негодяй?

- Ей следовало пожаловаться родственникам, вам, раз она числится вашей фрейлиной, или мне, находившемуся в соседней комнате. Скандал плохо сказался на репутации всех сторон.

- Как бы то ни было, я желала бы навестить Риилару – хлопнула длинными ресницами высокородная. – Бедняжка нуждается в поддержке и дружеском участии.

- Исключено – отрезал Обаэль. – Брат откажет, и правильно сделает. Замок Пикирующего Ястреба расположен слишком близко к границе, кроме того, местные разрывы недавно выпустили новую порцию порождений Тьмы. Ваш визит неуместен.

- Но, кузен…

Принц властно поднял маленькую ладошку, подавив протест:

- Достаточно, кузина. Не стоит спорить. Сейчас неподходящее время для исполнения вашей просьбы, и вы знаете об этом не хуже меня.

- Но я не хочу оставаться в Ноарисе! С тех пор, как владетель запретил мне тренироваться вместе с его гвардией, здесь стало невыносимо скучно!

Обаэль призадумался. Кузина известна своим несколько взбалмошным нравом и склонностью игнорировать этикет, из-за чего у нее часто случаются размолвки с царственным родичем. Тем не менее, она умна, решительна и, что особенно важно – она сильный маг. Очень сильный. Она могла бы стать немалым подспорьем в его планах.

Кроме того, остро стоял вопрос сопровождения. Передвигаться малым отрядом по землям княжества осмеливался не всякий безумец, а воинов постоянно не хватало. Три тысячи мужчин стерегли границы, еще столько же вели тихую войну с порождениями Бездны вблизи немногочисленных поселений - и все! Всего шесть тысяч, способных держать меч, на двадцать семь тысяч квадратных километров. В некоторых местах женщинам уже приходилось надевать кольчуги… Брат, услышав об этом непотребстве, в ярости раздавил драгоценный кубок. Но, несмотря на гнев, промолчал – потому что наложи он запрет, и тогда его вассалы потребовали бы обеспечить безопасность продолжательниц их родов иными способами, а свободных ресурсов у владетеля нет. Совсем нет.

Надо полагать, присматривать за двумя родственниками князь пошлет больший отряд, чем ради одного.

- Если вы решительно настроены покинуть столицу, я мог бы предложить отправиться вместе со мной. При условии соблюдения определенных требований…

 

Владетель Обер, господин земель Запрета и глава рода Исцеляющего Света, даже на близких знакомых наводил оторопь своей невероятной красотой. Его по справедливости называли идеалом мужчины из высокого рода: небольшой рост, тонкое и вместе с тем стройное тело с длинными ногами, золотая грива волос до лопаток, скульптурной лепки белоснежное лицо с огромными глазами миндалевидной формы и изящными ушками приводили в восторг всех женщин и многих мужчин при дворе. Увы, князь оставался неприступен. Он полагал необходимым являться образцом для своих подданных, поэтому дарил свою благосклонность только жене и трем наложницам из числа вассальных старших родов, отказываясь понимать многочисленные прозрачные намеки. Рядом с братом Обаэль особенно остро ощущал свою ущербность, возможно, именно по этой причине в отношениях между ними присутствовал некоторый холодок. Или чувство вины. Или просто непонимание.

- Конечно, я выделю вам воинов, брат мой – владетель согласно кивнул в ответ на высказанную просьбу. – И не сто, а двести копий. Если высокому лорду Сэлларису внезапно потребуется подкрепление, я прикажу вашему отряду прийти к нему на помощь.

- Разве орки готовят вторжение?

- Дикари пытаются прорвать границу примерно раз в тридцать-сорок лет. Оракулы говорят, следующая атака произойдет уже скоро.

Жившие в разрушенном варварами владении Истинного Света эльфы не успели бежать на восток – орки перерезали дороги. Самое северное из княжеств оказалось в изоляции, туда же отошли остатки разбитых армий соседей. На юге готовились к новому удару орки, намереваясь окончательно покончить с остроухими врагами, немногочисленные порты запада физически не могли отправить беглецов в дружественные земли, на севере мрачно нависали пораженные древней магией Запретные земли. Казалось, все потеряно, и эльфы обречены на последний бой и славную гибель.

В той ситуации высокий лорд Обурамикарон предложил дерзкий план, обещавший хоть какую-то надежду. Старый маг вспомнил о расположенном в дальних пределах полуострове, относительно свободном от порчи, и предложил поселиться на нем. Конечно, здесь тоже хватало провалов во Тьму и жутких мутировавших созданий, а то и приходящих извне демонов, но оставалось немало земель, на которых можно жить. Также привлекало месторасположение нового княжества: омываемый океаном Холода, плавать в котором не решались самые отважные мореходы, он граничил с остальным материком полосой суши километров двести длиной. Большая часть перешейка приходилась на провалы, проникнуть на полуостров можно было только в трех-четырех местах. Высокородные надеялись переждать опасное время в природной крепости, ожидая помощи от сородичей. Ведь рано или поздно Благой Совет уничтожит животных, посмевших оскорбить своим присутствием высшую расу!

Высокий род Истинного Света успел сделать многое. Аристократы провели своих подданных сквозь затронутые порчей Тьмы земли; жертвуя жизнями, отбивали атаки тварей и сдерживали наседавших сзади орков, запечатали сильнейшие провалы, уничтожили всех Хозяев Провалов на новых землях, создали ограждающее заклинание опеки… Их оставалось немного, когда варвары в первый раз прорвались сквозь заслон из Тьмы. Захваченные пленники поведали, как демоны терзали пятидесятитысячный отряд варваров, как шаманы оказались бессильны перед злом и ненавистью древней магии, всего три тысячи всадников достигли новых владений Детей Света и Песни. Их истребили, но орки учились на своих ошибках – с каждым разом врагов приходило все больше.

- Новость неприятная, но на мои планы влияющая мало, владетель – после короткого размышления принц сделал жест кистью, словно отбрасывал нечто несущественное. – Я выбрал лес Стонущих Душ отчасти за малое количество обитающих в нем существ. У меня нет желания отвлекаться на бессмысленные схватки с демонами и мутантами.

- Признаться, меня до сих пор преследуют определенные сомнения насчет вашего решения, брат мой. Ведь настолько больших проколов вам запечатывать еще не доводилось. Быть может, пока что стоит сосредоточиться на менее опасных кавернах во Тьму?

- Я уверен в результате – вскинул подбородок Обаэль. – Я тщательно рассчитал все возможные последствия и провел предварительные эксперименты, завершившиеся полным успехом. Кроме того, хотя выбранный мной провал является наименьшим из прорывов своего класса, вместо пяти рекомендованных в литературе поддерживающих заклинание опор я намерен установить семь, сведя риск к минимуму.

Обер кивнул, принимая объяснение, и заметил:

- Рад это слышать. Лес Стонущих Душ граничит с поселениями наших верных вассалов – Золотых Пантер и младших родов Мечей Воды и Серебряной Арфы. Мы заинтересованы в скорейшем избавлении их владений от источника постоянной угрозы, каковым является любой прокол. Сколько времени вам потребуется?

Обаэль после некоторого колебания решился назвать реальные сроки. В конце-концов, князь имеет право знать.

- Полагаю, около тридцати лет. Первоначально я намерен наложить около сорока печатей на мелкие каверны, затем определить места установки физических воплощений опор, откорректировать первоначальные вычисления. Только потом можно приступать непосредственно к созданию основного заклинания.

- Учитывая сложность задачи - небольшой срок.

- С позволения владетеля, есть возможность сделать его еще меньше – принц дождался разрешающего жеста и продолжил. – Как вы знаете, любой маг способен усиливать собственные возможности за счет помощи других магов. Объединяться лучше с родственниками, хотя в данном случае общая кровь не является непременным условием. Мне пришло в голову поразить сразу несколько мишеней одной стрелой, пригласив составить компанию нашу кузину Обиссаэль.

- Брат мой – после короткого молчания сухо заметил Обер. – Вы сошли с ума.

- Ничуть не бывало. Посудите сами, владетель: опасности для нашей родственницы нет, ибо она будет постоянно окружена многочисленным отрядом опытных воинов. С другой стороны, высокая леди непременно захочет принять участие в охоте на монстров, каковой желание я постараюсь удовлетворить.

Невозмутимая маска треснула, старший со свистом втянул воздух сквозь плотно сжатые зубы:

- Что!!

- Обязательно постараюсь – с улыбкой, но твердо кивнул головой принц. - Кузина начиталась древних легенд и теперь считает стезю воина чем-то до тошноты благородным, окруженным романтическим ореолом. Немного жизненных реалий ей не повредит. Кроме того, при виде сочащегося кровью вонючего трупа у нее может произойти определенная переоценка жизненных ценностей – принц неопределенно повел в воздухе рукой. – Вряд ли чувствительная девушка после такого зрелища и дальше продолжить упрашивать разрешить ей идти по Пути Меча. Полагаю, по возвращении в столицу она найдет занятие, более подходящее для девушки из благородного рода.

- А если она продолжит упорствовать? – недоверчиво кинул старший. – Что тогда?

- Тогда я под благовидным предлогом отправлю ее к лорду Сэлларису, пусть сам попытается укротить будущую невесту.

Высокородный может сочетаться браком только с высокородной. Это закон, свято соблюдавшийся во всех светлых землях. Аристократы-мужчины брали в наложницы девушек из старших родов, однако дети от таких браков считались принадлежащими к роду матери. Высокие же леди выходили замуж только за равных себе. После бегства и последующих тяжелых испытаний в княжестве осталось всего двое мужчин, от связи с которыми женщины Исцеляющего Света имели возможность продолжить свой род. На самом деле один – высокий лорд Сэлларис, потому что высокий лорд Ансатор давно и прочно отдал сердце представителям одного с собой пола.

Брак высокой леди Обиссаэль, а также леди Оби и леди Обтариэль с лордом Сэлларисом всем заинтересованным сторонам представлялся делом решенным. Вслух, по крайней мере, никто не возражал.

- Кузину в любом случае стоит на время удалить от двора – продолжал давить на заколебавшегося брата принц. – Ее пылкая натура приводит к появлению изрядного количества сплетен. Запреты же, учитывая ее эксцентричный и упрямый характер, вряд ли приведут к желаемому результату. Скорее наоборот. Отправьте леди вместе со мной, и вам не придется искать возможности выделить соответствующий ее статусу эскорт.

- Благородная леди не должна подвергаться опасности.

- Она и не будет. Я обещаю. Кроме того, никого лишнего я с собой не возьму, и компрометирующих слухов не воспоследует.

После долгого размышления князь вздохнул. С девушкой действительно следовало что-то делать, ее поведение в последнее время балансировало на грани приличий. К сожалению, беседы и внушения не помогали, должным авторитетом в ее глазах он не обладал. Может, действительно имеет смысл попробовать предложение брата? У него хорошие отношения с Обиссаэлью, к нему она прислушается.

- В былые времена я даже не стал бы задумываться о вашем предложении.

- В былые времена я не осмелился бы просить о подобном, владетель. Да и нужды такой не возникало.

- Действительно – сухо усмехнулся Обер. – Пусть будет так. Я позволю высокой леди отправиться к лесу Стонущих Душ, но имейте в виду, брат мой – с того момента, как кортеж выступит из столицы, именно вы несете полную ответственность за благополучие нашей общей родственницы!

- Иначе и быть не может.

 

Отношения между братьями не сложились, это признавали оба. После смерти старших родственников внезапно принявший зеркало, серьги и венец властителя Обер полностью погрузился в дела управления разоренной страны, препоручив заботы о младшем брате воспитателям. Нельзя сказать, что они плохо справились со своей миссией, принц считался достойным представителем своего рода, но… Возможно, следовало найти лучшее решение. Поддержка юному лорду тогда была очень нужна. Может быть, она нужна ему и теперь.

В покоях Обаэля не вешали зеркал с тех самых пор, как он в приступе ярости переколотил все. Принц не любил рассматривать свою внешность. Когда требовалось, или возникало странное желание помучить себя, к его услугам были многочисленные заклинания, позволявшие создать невесомую отражающую пленку. Как сейчас.

В блестящей поверхности отражался ребенок, не достигший первого совершеннолетия. Он останется таким всегда, если только не найдется маг, способный снять наложенное проклятие. Прощальный подарочек леди Ниссер, да терзают демоны ее плоть вечно, удар, направленный на сына злейшего врага. Магам удалось слегка ослабить враждебное заклинание, обеспечив Обаэлю полноценное умственное развитие, но физически… Принц обречен пользоваться детскими приборами, забираться в кресла с помощью подставки, не способен доставить наслаждение женщине. В том и суть проклятия – не иметь детей. Обер смог защититься, точнее, укрылся под родовыми артефактами, поэтому вся мощь волшбы, странным образом преломившись, ударила на младшего брата.

Быть может, властитель испытывал какое-то чувство вины, раз позволял брату много больше, чем прочим. Только Обаэль смог бы уговорить его отправить родственницу в опасное путешествие, только принц, пусть изредка, мог убедить князя отступить от жесткого свода канонов. Поэтому придворные интриганы, да и просто влиятельные лорды, стремились заручиться поддержкой крохотного ангелоподобного наследника престола. Удавалось не всем – Обаэль доверял единицам. Своим воспитателям, часть которых стала его свитой, кузине, чьи желания были очевидны, еще нескольким светлым. Доверял, но проверял.

- Изначально я планировал маленькую экспедицию – спустя пару суток после выхода из столицы поведал принц спутникам. – Вырастить небольшую крепость на границе прокола и заниматься привычным делом. Такого безумия я никак не ожидал.

Молчаливое согласие окружающих настроения не улучшило. Отряд растянулся, движению мешали постоянные остановки и, что самое неприятное, охране уже трижды пришлось отбивать наскоки каких-то измененных тварей. А ведь дорога считалась очищенной, ее регулярно осматривали маги и не реже раза в пять дней ходили патрули.

Свита высокого лорда состояла из пятидесяти эльфов, в основном представителей верхушки старших вассальных родов. Безусловно, по статусу наследнику полагалось куда больше личных подданных, но Обаэль плохо сходился с окружающими. Поэтому рядом с ним постоянно находилась немногочисленная и сплоченная команда, хорошо изучившая желания сюзерена и лишь изредка пополнявшаяся новыми членами. Конкуренция за место в свите принца шла постоянно. Помимо статуса, даруемого близостью к высокородной особе, члены свиты обладали некоторым иммунитетом перед обычным законодательством и имели право доступа в Большую Королевскую Библиотеку. Многих последнее притягивало сильнее всего. Эльфы ценили знания дороже любых материальных благ.

Как водится, привилегии приходилось отрабатывать. Принц, казалось, избрал личной целью избавить владение от всех последствий древней войны, запечатать все проколы. Он с юного возраста изучал методики закрытия каверн и сейчас являлся лучшим магом в этой области среди высокородных владения. Постепенно закрываемые им раны на теле планеты становились все глубже и больше, как следствие, росло количество тварей, от которых приближенным приходилось защищать своего господина. Иногда ценой собственной жизни. К счастью, последнее происходило редко, в свите почти все являлись опытными магами.

Сто воинов и пятьдесят эльфов свиты – сила, вполне достаточная, чтобы обезопасить любую экспедицию. В пределах княжества, разумеется, ибо за границами установленных погибшими родичами щитов встречались невероятно сильные монстры. Затем владетель внезапно вдвое увеличил отряд поддержки, потом присоединилась леди Обиссаэль с фрейлинами, которых встревоженные родители также сочли нужным сопроводить охраной… Короче говоря, к лесу Стонущих Душ двигалась внушительная процессия из пяти сотен эльфов и трех десятков каро, полуразумных единорогов. Вместо запланированной недели сборы заняли две, а двигался пышный кортеж очень медленно. Повозки ломались, постоянные капризы благородных дам изматывали не менее благородных кавалеров, главы всех встреченных деревушек считали своим долгом приветствовать принца прочувствованной часовой речью.

Обаэль, не отличавшийся особым терпением, вскоре взорвался.

- Леди Лассаэль жалуется на головную боль и просит позволить ей отдохнуть у водопада? Желает насладиться красотой падающей воды? – в минуты гнева у принца начинало дергаться правое веко. – Передайте старшему ее эскорта, лорду…

- Ламавариси.

- Лорду Ламавариси, что в связи с плохим здоровьем его подопечной я приказываю им вернуться в столицу. Пусть лечится. Также передайте высокой леди Обиссаэль о моем недовольстве скоростью передвижения ее фрейлин. Лорд Бирут! Отправляйтесь вперед, и сообщите всем встреченным вами делегациям, что изъявления своей радости они могут направить в письменной виде во дворец, или высказать на ходу, или просто могут меня не заметить. Словом, придумайте что-нибудь. Мне надоели задержки!

Лорд Бирут из рода Алого Вепря, один из бывших воспитателей принца и, как тот втайне подозревал, сильнейший боевой маг владения, тихо высказался:

- Главы родов надеются лицезреть высокого лорда…

Иными словами, десятки зрителей и строгий этикет мешают лорду говорить прямо. Иначе он сказал бы, что вряд ли местные властители будут довольны вашим поведением, принц, и обязательно выразят свое недовольство владетелю. Который не замедлит отчитать младшего брата за пренебрежение вассалами.

- Ну так объясните им несвоевременность их надежд – со змеиной улыбкой посоветовал Обаэль. – Скажите правду: дескать, принц очень зол и с радостью поделится этим бодрящим чувством с окружающими.

Старый лорд философски пожал плечами и отправился выполнять приказ повелителя. За шестнадцать тысяч лет, проведенных на службе у рода Исцеляющего Света, он приобрел два полезных качества: иммунитет к гневным взглядам аристократов и умение улаживать конфликты любой степени сложности. Тем более, что как раз этот приказ исполнить легко – наиболее крупные поселения остались позади, впереди стоят только укрепленные деревни младших родов. Им достаточно высказать повеление принца, и главы вряд ли осмелятся беспокоить сиятельных господ. Зато можно ехать, не обращая внимания на прекрасный, но чрезвычайно медленный цветник, чтобы с одной ночевкой достичь будущего места жительства.

Вряд ли там понадобится его помощь, просто лучше заранее ознакомиться с окрестностями. Лорд Фамали, вероятно, уже прибыл на окраину леса и занимался созданием лагеря. Эльфы планировали задержаться лет на тридцать, поэтому устраивались на новом месте с комфортом, основательно. Сначала воины уничтожат затронутых Тьмой существ, затем маги изгонят тонкие нематериальные сущности, из-за которых лес получил свое название. Сильнейшие волшебники, элита старших родов, по мере возможности закроют небольшие разрывы пространства или наложат временные печати, стирая колебания энергетики планеты до нормы, тем самым, позволив Фамали приступить непосредственно к выращиванию будущей крепости. Безусловно, лорд только заложит основы – очертит контур стен, прорастит и посадит росток дворца своего господина, разметит положение большинства служб. Все остальное сделают сами эльфы. Принц, например, не станет жить в доме, не соответствующем его вкусам и несущем отпечаток чужой энергетики, он и так сильно доверился своей свите. Точно так же и охрана леди не позволит ей поселиться в доме, тайные ключи к которому может знать кто-то чужой.

Вассалы занимались делом. Процессия тащилась вперед. Принц медленно зверел.

 

- Молиан! – женщина в белых вдовьих одеждах быстрым шагом шла по усыпанной гравием тропинке, оглядываясь по сторонам. – Молиан, где ты?

Воздух перед ней задрожал, и из сгустившейся тени материализовалась фигура молодого эльфа. Две особым образом заплетенные косицы у висков свидетельствовали, что он не достиг третьего совершеннолетия, то есть формально является подростком, однако висящий на поясе боевой бич и символы Льда-и-Дождя на рукаве куртки говорили о статусе полноправного воина. Обычная ситуация для семей полуострова.

- Вот ты где – женщина недовольно дернула уголком рта. – Опять? Сколько раз я говорила, чтобы ты прекратил изучать скольжение!

- На территории поместья мне ничто не угрожает, мама.

- Да, но и пользы от твоих занятий никакой.

- Спорное утверждение.

- Создавать тропы в настолько нестабильной зоне, как наше княжество, нельзя. Это самоубийственное занятие.

- Я не говорю о тропах – запротестовал Молиан. – Есть же и другие способы, например, в бою или при защите поместий.

- Да, есть. Только они требуют очень высокого уровня контроля энергий и, следовательно, массу времени на изучение. А у тебя нет времени – женщина вздохнула – защитить себя ты должен уметь уже сейчас.

Юноша словно бы случайно прикоснулся к рукояти бича.

- Этого недостаточно – тут же откликнулась мать. – Ты единственный мужчина в роду. К тебе особые требования.

Такое положение дел уже никого не удивляло. Мужчины гибли намного чаще, чем женщины, редко выходившие за границы укрепленных поместий. Хотя в последнее время ситуация изменилась – представительницы слабого, как считалось, пола все чаще брали в руки оружие, заключали торговые сделки, представляли свои семьи в суде и овладевали боевыми заклинаниями. После гибели сына старшим родом Таящихся под кронами Леса правила леди Морра, прабабка Молиана, и правила уверенно. Во всяком случае, маленькая семья особого недостатка в еде, одежде и деньгах не знала, а принадлежащий им дом считался неплохо защищенным.

Формально юноша по достижению третьего, полного совершеннолетия мог бы потребовать признать себя главой рода, но желания взваливать не себя еще и эту ответственность у него не возникало. Зачем? Урона чести от того, что подчиняется женщине, он не видит, леди Морра намного опытнее него, лучше разбирается в хитросплетении интриг многочисленных родов, обладает связями и знаниями, несравнимыми с его. Его долг состоит в том, чтобы при необходимости защитить родственниц, а значит, он обязан как можно скорее овладеть магией и воинскими навыками. В том числе, чтобы ни говорила мать – умением переходить на вторичный слой реальности, так называемым «скольжением в тень». Да, обычно его используют при сотворении Лесных Троп, позволяющих за сутки преодолевать огромные расстояния, но этим его польза не ограничивается. Освоив скольжение, можно переходить к более сложным операциям с пространством, составляющим большую часть родового арсенала заклятий. Таящиеся до прихода орков как раз и специализировались на создании порталов, потайных комнат, ненаходимых общепринятыми способами, изготовлении дорожных сумок, способных вместить содержимое небольшого склада. Мирный уважаемый род, верно служивший своим повелителям и не лезший в политику.

- Леди Морра хочет видеть тебя – мать развернулась и пошла в сторону дома, сделав знак следовать за собой.

- Что-то случилось?

- Только что прибыл патруль. По-видимому, принесли какие-то новости.

Что такое дом светлых эльфов? Часто он похож на огромное дерево, южане предпочитают создавать плавучие острова, самостоятельно перемещающиеся по океану, на далеком востоке строят крепости из камня и застывших струй ветра. Таящиеся, род артефакторов и книжников, вырастили четырехугольное здание с огромным внутренним двором, в котором нашлось место и садику, и высокому дереву с раскидистой кроной, и даже пруду с карпами и беседкой на берегу. Правый корпус предназначался под женские покои, противоположный, закатный, считался мужским, здесь находилась оружейная и тренировочный зал, в южном жили семейные пары. В северном принимали гостей и когда-то проводили праздники. Давно.

Поместье закладывалось с расчетом на куда большее количество жильцов, изначально предполагалось, что оно станет чем-то вроде укрепленной заставы на дороге между двумя крупными поселениями. Однако гибель слишком многих светлых в первые сто лет существования княжества многое изменила, и теперь владения рода находились в своеобразном тупике. К счастью, раз в месяц к ним приезжал отряд, проверявший обстановку в отдаленном уголке и заодно сопровождавший купцов, приносивших товары и рассказы о событиях большого мира. Первыми новости выслушивала леди Морра, она же устраивала гостей на ночлег и общалась с торговцами.

- Леди Морра – мать остановилась, не доходя десяти шагов до беседки.

- Входите, Мондарэ – голос соткался из тихого ветра, словно говорящая находилась за спиной. – Как раз вас жду.

- Вы хотели поговорить со мной, леди? – прежде, чем усесться самому, Молиан помог матери расположиться в глубоком кресле. В связи с приездом гостей женщины надели парадные платья, красивые, но чудовищно неудобные. Стоять или двигаться по прямой в них еще было можно, а вот совершать какие-то иные движения без посторонней помощи удавалось с трудом.

- С вами обоими – уточнила леди. – Было бы несправедливо определять судьбу сына, не спросив мнения матери.

- Разве мы не все обсудили раньше? – насторожилась Мондарэ. – Тем более, что жрецы уже дали свое согласие.

Глава рода согласно склонила голову.

- Да, верно. Но обстоятельства немного изменились. Как мне только что сообщил доблестный Сеаркел, наши края почтил визитом высокородный Обаэль, пусть боги смотрят на него с благосклонностью. Высокородный привел поход очищения, он намерен запечатать Врата-во-Тьму Стонущих Душ, а дело это непростое. Поэтому его сопровождает крупный отряд воинов и приличествующая свита, в которую входят несколько моих старых знакомых. В частности, лорд Фамали из рода Спящего Барса. Я могла бы просить его взять Молиана в подручные, полагаю, он не откажет в просьбе.

- Связи при дворе, общество сильных магов… - задумалась мать.

- Именно. Полагаю, они не откажут в совете любознательному и почтительному юноше. Что скажешь, Молиан?

- Почему вы вспомнили об этом знакомстве только сейчас?

- Потому что он прислал письмо, в котором интересуется нашими делами и предлагает помощь – леди взглядом указала на лежащий на низеньком столике свиток. – Обратись я к нему сама, и тем самым фактически признала бы его личное верховенство над наследником рода. Слишком высокая цена, слишком большой долг. А раз он обратился первым, то можно сказать, что он просто оказывает услугу по старой дружбе. Наставляет молодого юношу в части этикета, магии, воинского мастерства и прочего.

- Учитель в любом случае имеет большую власть над учеником.

- Есть разница между наставничеством и патронатом. В данном случае речь идет о втором.

Предложение выглядело заманчиво. Как всякий юноша, имеющий магические способности, Молиан имел право обратиться в один из храмов, дающих основы по выбранной стезе. В силу очевидных причин, особой популярностью в княжестве пользовались храмы Заступника и Высокого Неба, обучавшие воинскому ремеслу и призыву стихий. Большинство тех, кто не обзавелся личным наставником, шли именно в них. Однако госпожа рода нашла третий вариант, сулящий немалые перспективы.

- В целом предложение мне нравится, но хотелось бы услышать подробности. Кто такой лорд Фамали? Насколько хорошо вы его знаете? Насколько формально он отнесется к своим обязанностям?

В глазах леди скользнуло выражение одобрения, хотя лицо осталось неподвижным. Ей понравилась рассудительность наследника.

- Лорд был женат на одной из моих теток. В эпоху Падающих Звезд я проживала в столице владения и часто навещала родственниц из дружественных кланов. Тогда-то мы и познакомились…

 

- Я вижу, вы проделали большую работу, лорд Фамали. При желании поселок можно будет развернуть в настоящий город.

- Вы слишком добры, лорд Бирут. Мои усилия не стоят вашего внимания.

Два старых эльфа переглянулись с понимающими полуулыбками. Они были врагами и дважды сходились в поединках чести, они дружили и не раз выручали друг друга в опасностях, вместе выступали в Совете или отчаянно интриговали, не позволяя сопернику получить желаемое. Оба когда-то правили своими родами. Они, возможно, не могли точно сказать, кем сейчас являются по отношению к стоящему рядом, но были твердо уверены в двух вещах – во взаимном уважении и понимании. Том самом понимании, которое позволяло говорить на тончайшем языке намеков.

Действительно, хорошая работа. Небольшой форт можно превратить в полноценную крепость, узел сплетений стихийных энергий при необходимости позволит подпитывать силой не три-четыре сотни домов и столько же стражей, а на порядок больше. Возникни у принца такая необходимость, он проживет во временном лагере не тридцать лет, а триста, или более, и ни в чем не будет чувствовать ущерба. Матерые лорды смотрели в будущее. Они видели не один только Лес Стонущих Душ, но еще три равноценных прокола поблизости, которые тоже не плохо бы закрыть. Ведь находятся они на землях издавна верных венцу родов, чья благодарность за избавление от опасности, во-первых, послужит неплохим подспорьем вассальной присяге, во-вторых, будет направлена лично на принца. И его ближайших помощников, разумеется. Кроме того, наложение печатей освободит прямой путь к западной границе, а значит, позволит быстрее перебрасывать войска от столицы к армии высокого лорда Сэллариса. Отражать орочьи нашествия станет проще.

- Как скоро прибудет высокий лорд? К своему стыду, мне не хватило сил закрыть все окрестные проколы, исторгаемые ими сущности досаждают воинам.

Аристократы отличались от сильнейших магов старших родов не только накопленными за тысячелетия знаниями или способностью манипулировать тонкими энергиями мироздания. Различие лежало глубже. Высокородные с детства рассматривали магические способности как часть себя, такую же обычную, как рука или умение видеть глазами. По сравнению со своим господином лорд Фамали, несмотря на колоссальный опыт, пользовался мистическими силами, как инструментом. Там, где Обаэль творил, чародеи из более низких каст не осмеливались выходить за пределы канона.

- К вечеру обоз прибудет сюда – успокоил равного Бирут. – Я посоветовал окрестным лордам не задерживать принца, поэтому скорость движения возросла.

- Они с пониманием отнеслись к желанию принца?

- Я сумел подобрать нужные слова – с некоторым сомнением ответил лорд. – Заодно пригласил их навестить лагерь через два-три месяца, когда с первоначальными хлопотами будет покончено. Надеюсь, принц не станет возражать.

- Замечательно. Кстати сказать, вы обратили внимание на странный шум со стороны реки?

- Вы имеете в виду некое подвывание?

- Совершенно верно. Похоже, стая местных чудовищ наконец-то набралась храбрости и решилась напасть. Позвольте пригласить вас понаблюдать за боем. Я установил возле правой стены «Рябиновую Гроздь» с небольшими модификациями и желал бы оценить ее действие на практике.

- Почту за честь, лорд Фамали.

Работы им предстояло много, но утешало одно – время еще есть. Караван будет тащиться еще не менее четырех дней, разведчики успеют не только зачистить окрестности и окончательно обустроить лагерь, но и очертить границы Врат-во-Тьму. Вообще-то говоря, принц намеревался лично принять участие в этом не самом безопасном занятии, и теперь воспитатели радовались возможности оградить Обаэля от ненужного риска. Хотя, конечно, вряд ли он останется доволен их самоуправством.

Ну и ладно. В любом случае – основной удар его недовольства примут на себя фрейлины дорогой кузины, благодаря которым путешествие продлится две недели вместо запланированных пяти дней.