Княжество Запрета 2 Восток

Обычно патруль состоит не менее чем из десятка опытных, хорошо подготовленных воинов, причем трое из них принадлежат к старшим родам. Отряд меньшей численности, равно как и с меньшим количеством магов, гарантированно понесет потери при столкновении со стаей мутантов или просочившимся сквозь провал демоном. А эльфы не могли позволить себе потери.

Кроме того, опытные командиры – то есть все, знакомые Молиану – закрывали глаза на «непрофильные» умения и навыки рядовых, если только те не особо их афишировали. Да, считалось, что представители младших родов не способны использовать стихийные конструкты второй ступени и выше, и что? Используют же. В мирное время, в те благословенные времена, когда они жили на юге, демонстрация выходцем из низшей касты особых знаний привела бы к долгому разбирательству. Сейчас к этому относились проще. Простая «огненная стрела» или пара изготовленных для сослуживцев амулетов давали лишний шанс выжить в бою всей группе, поэтому плевать, что там подумают во дворце. Столица далеко – демоны близко.

Вообще, к воинским канонам егеря относились скептически. Обстановка в княжестве слабо напоминала благородно-застывшую эпоху, когда писались наставления «ступающих путем меча», и старые рецепты работали плохо. Приходилось изобретать новые, часто вступавшие в противоречия с традиционными. В частности, учеников-пажей на обход территории теперь брали неохотно и только в том случае, если начинающий воин клялся честью беспрекословно выполнять приказы. Иногда – приказы низших.

Благодаренье Свету, у Молиана особых проблем с патрульными не возникало. Еще живя в поместье, он достаточно часто сталкивался с разнообразными тварями и как вести себя в той или иной ситуации примерно представлял. А будучи протеже лорда Фамали, юноша был застрахован он различного рода мелких неприятностей.

Правда, выводок шипохвостов мелкой неприятностью не назовешь.

Твари навалились неожиданно, в первую же секунду боя выведя из строя троих воинов. Убить не убили, товарищи помогли отбросить нападавших и сейчас раненые валялись на земле, окутанные сияющей пленкой защиты. Отрядный целитель не успел помочь, у него хватало своих проблем – на него насели сразу два чудовища и отбивался маг исключительно благодаря помощи охранника. Никакого строя не было, встать в круг патрульные не успели и драка рассыпалась на несколько отдельных поединков. Если бы не пострадавшие в самом начале, перевес был бы на стороне эльфов. Командир, прикрываемый сразу двумя помощниками, торопливо создавал «сеть миродержца», его заместитель успешно отмахивался огненной плетью и уже вывел из строя трех шипохвостов, остальные старались пробиться к стихийно образовавшемуся ядру сопротивления. Проблема в том, что смерть или ранение хотя бы одного из бойцов мгновенно склонит чашу весов на сторону тварей – численный перевес станет слишком большим. Ситуация критическая, а значит, крайние меры тоже допустимы.

Сосредоточиться…

Цвета поблекли, потухли, превращаясь в разной густоты тени. Движение замедлилось - и эльфы, и их враги шевелились будто бы с трудом, их скорость снизилась по сравнению с обычной не меньше чем в три раза. Молиан быстро создал «паутину ножей», метнул многажды отработанное заклинание в первого шипохвоста, второго, третьего… Здесь, в Тенях, предпочтительнее использовать арканы на основе энергий стихий. Свет и Тьма вносили слишком сильные возмущения в ткань тонкого мира, попытки использовать личную силу зачастую приводили к безумию или появлению заинтересовавшихся необычным «деликатесом» новых чудовищ. Последнее он выяснил на личном опыте и повторять эксперимент не хотел. И без того волосы на затылке шевелились от чувства угрозы, исходящего от чуть пружинящей под ногами почвы. Земля, деревья, тусклое злобное небо – иллюзия, здесь все нереально. Настоящие только души, только жизнь, которую так легко прервать. Каждый неверный шаг способен прорвать тонкую пленку пространства, созданную волей заклинателя, и тогда обитающие в Тени существа мгновенно почуют свежую кровь чужака. Удастся ли сбежать на верхний слой, не последуют ли неразумные порождения провалов за добычей? Неизвестно.

Холод проникает в легкие, колючим клубком сворачивается в животе, пальцы дрожат от озноба. Превратившиеся в расплывчатые силуэты шипохвосты корчатся, разрезаемые на куски паутиной, воодушевленные эльфы торопятся добить врага. Все, пора уходить. Победа одержана, а оставаться на глубине опасно, и вдвойне опасно тут колдовать. Сознание делает привычное усилие, магия отзывается…

Здравствуй, свет.

 

За прошедшие с момента основания сорок лет походный дворец разросся, обзавелся многочисленными пристройками и оградами, постепенно превратившись в настоящий городок. Сейчас в нем проживала почти тысяча эльфов – в пять раз меньше, чем в столице княжества. Впрочем, слово «проживало» не совсем верно описывает ситуацию. Многие жители проводили большую часть времени за пределами крепостных стен, следя за устойчивостью наложенных на провалы печатей или уничтожая агрессивную живность. Сам принц регулярно отъезжал вглубь леса Стонущих Душ, чтобы откорректировать те или иные параметры своего шедевра.

В те дни, когда высокородный покидал лагерь, свита отправлялась вместе с ним. Оставался только комендант, лорд Фамали, создавший основную часть защит городка и потому способный управляться с ними не хуже своего господина.

- Итак, юноша, вы снова повели себя крайне неосмотрительно.

- Моими действиями двигал холодный расчет – возразил патрону Молиан. – Поступи я иначе, и в лучшем случае потери были бы неизбежны! В худшем – погибли бы все!

Лорд списал громкое заявление на юношескую горячность, вслух же заметил:

- Ваш командир куда осторожнее в оценках.

- Однако же он не запретил мне использовать скольжение!

- Только потому, что вы действительно тянули до последнего и не рисковали попусту – слегка пожал плечами Фамали. – Поймите, Молиан: я вас не осуждаю. Предложенный вами метод борьбы с мутировавшими тварями эффективен и сулит серьезные перспективы, а в нашем положении естественно хвататься за малейший шанс. Однако ж! Вы уверены, что точно оцениваете риск?

- Мое присутствие в этой комнате свидетельствует о моей правоте.

- Скорее, оно свидетельствует о моей способности быстро бегать – фыркнул лорд.

Юноша покаянно склонил голову, молчаливо принося извинения. Да, имели место быть несколько инцидентов, когда его порывистость едва не обернулась гибелью, и только вмешательство патрона позволило выжить. Но это было давно!

- Я пришел к выводу, что имеет смысл вынести суждение по данному вопросу на суд благородного, куда лучше нас с вами разбирающегося в движении тонких материй. Принц не напрасно считается лучшим специалистом по работе с пространством, порукой чему почти закрытый провал в соседнем лесу – Фамали насладился замешательством, возникшем на лице подопечного. – Он, разумеется, в курсе ваших экзерсисов, но они лежат довольно далеко от области его интересов, а о помощи вы не просили. Думаю, пришло время обратиться за советом.

- Мне и в голову не пришло бы беспокоить светоносного своими проблемами – пробормотал юноша.

- Напрасно! Он обожает подобные задачи. Кроме того, несмотря на некоторую вспыльчивость характера принц о нуждах подданных заботится и без веской причины им не отказывает.

Молиан помолчал, привыкая к обрушившейся на него новости, затем поинтересовался:

- И когда же следует ожидать аудиенции?

- Сразу по возвращении нашего господина из приграничья. У него будет какое-то время перед установкой печати на провале Мертвого Ручья, так что, полагаю, лорд Обаэль согласится уделить нам толику своего внимания. Если бы не эта экспедиция, предпринятая по приказу владетеля, можно было бы подойти прямо сейчас, но увы.

Печать в Стонущих Душах действовала медленно, дольше расчетного срока, ее постоянно приходилось корректировать и перенастраивать под изменяющиеся условия. Тем не менее, она работала и провал постепенно закрывался. Первый успех вполне закономерно вызвал желание повторить удачную попытку, ведь вблизи, перед глазами, располагались еще три провала схожего класса. Поэтому с учетом уже имеющейся базы имело смысл понемногу собирать нужные сведения, чтобы через какое-то незначительное время приступать к установлению второй печати, возле Мертвого Ручья. Фактически принц уже наметил места под установку опор и даже наложил несколько малых печатей, закрывших наиболее мешающие мелкие трещины во Тьму. Работе помешало повеление его царственного брата отправляться с подкреплением на восток.

На границе заметили разведчиков орков.

 

Принц застыл на своем каро неподвижной статуей. Свита не осмеливалась побеспокоить господина, один только Бирут, стоя у стремени, время от времени комментировал действия войск. Обаэль, казалось, не реагировал, однако старый лорд неплохо знал воспитанника и был уверен – его внимательно слушают.

Наконец высокородный слегка пошевелился:

- Сквозь завесу прошло почти двенадцать тысяч зверей. На моей памяти это самый большой отряд из приходивших.

- Им не откажешь в определенной способности учиться, мой повелитель – философски заметил воин. – С каждым разом они эффективнее защищают армию от воздействия порчи.

- Жаль. Работы у лорда Сэллариса прибавится. Кстати, как он намеревается действовать?

- Как и в прошлый раз, повелитель – позволил себе улыбнуться Бирут. – И в позапрошлый. Орки вторгаются по одному и тому же маршруту, поэтому битвы с ними напоминают друг друга. Сложно изобрести нечто новое. Сначала десяток магов из свиты лорда нанесет удар по ослабленной переходом стае, потом стая вышлет отряды разведчиков, часть из которых убьют наши стрелки. Наконец, они обнаружат наше войско, ожидающее их на этой равнине – единственной, пригодной для боя. Орки атакуют, мы их разобьем, самые сильные или удачливые вернутся в родные края…

- Чтобы передать полученный опыт потомкам.

- Способность принца прозревать грядущее восхищает любого, имевшего счастье прикоснуться к мудрости повелителя!

- Оставьте, лорд Бирут – поморщился Обаэль. – Мой вывод очевиден. Варвары становятся сильнее, и однажды они начнут угрожать владению всерьез.

- Принц полагает нужным усилить местный гарнизон?

- Принц, к немыслимой своей радости, не несет на плечах груз подобных забот. Армия вне моей компетенции. Однако я обдумаю эту мысль после сражения.

Первые ряды орков уже показались из-за холмов. Впереди ехали плохо одетые, в дрянных доспехах всадники, при виде сверкающего отряда эльфов они дружно издали торжествующие вопли и принялись скакать взад-вперед, делая угрожающие жесты. Выглядело это довольно смешно. Однако если на лицах окружившей Обаэля свиты мгновенно возникли презрительные усмешки, то воины, составлявшие основное войско, подобрались, словно перед серьезной опасностью. Их действия не укрылись от внимания принца:

- Я вижу – обратился он к лорду Малакелю из рода Пестрой Совы, приставленному командующим к высокородному гостю – некоторое напряжение среди бойцов. Они полагают, им есть чего опасаться?

Высшее наречие позволяет передать те нюансы речи, которые при разговоре на другом языке останутся сокрытыми или неверно понятыми. Вот и сейчас Обаэль короткой фразой сумел выразить изумление при виде действий воинов, легкий гнев, насмешку и многое иное, но в первую очередь – искреннее непонимание происходящего. Как могут дети Света и Песни опасаться стаи, пусть и крупной, полуразумных зверей?!

Ответ глава одного из старших родов знал, но сомневался, что его повелителю понравится услышанное. Поэтому слова подбирал тщательно, выверяя как интонацию, так и мельчайшие нюансы речи:

- К глубочайшему несчастью, орки не столь легкий противник, как нам хотелось бы. Они обладают способностью учиться, и число их постоянно растет. Обратите внимание, повелитель – ваш собрат, благороднорожденный Сэлларис, сделал ставку в предстоящей битве на луки и магию, стараясь избежать прямой схватки. И это при том, что каждый воин истинной расы лучше вооружен, опытнее и быстрее любого из орков! Однако варвары готовы платить десятком жизней за гибель одного из нас… Они невероятно быстро плодятся, поэтому их устраивает подобный размен.

- Думаю, что сочту ваши слова за истину – неожиданно милостиво сказал принц. – В конце концов, иного объяснения, почему мы оказались заперты в этом богами проклятом месте, я не вижу. Господа!

Свита мгновенно замолчала и обернулась к своему властителю.

- Мы полагаем недостойным стоять в стороне, в то время как наши доблестные вассалы подвергают себя угрозе – тревожные переглядывания Бирута с Малакелем Обаэль проигнорировал. – Посему повелеваем вам использовать свои магические таланты для истребления дикарей. Атакуйте, едва увидите врага.

- Быть может, следует уведомить командующего о вашем милостивом предложении? – пока остальные спутники принца издавали ликующие возгласы, тихо предложил его старый наставник.

- Уже – так же понизив голос, ответил Обаэль. – Он сам просил меня о помощи.

Вечный ребенок умолчал о явной тревоге, сквозившей в словах и жестах командующего Восточным пределом. Сэлларис не испытывал страха перед врагом или сомнений в результате завтрашней битвы, но постоянное увеличение приходящих орочьих отрядов заставляло его с беспокойством смотреть будущее. Он даже счел возможным поделиться своими опасениями с представителем правящего семейства, рассчитывая на поддержку своей просьбы о подкреплениях.

Обаэль прежде не сталкивался с варварами, поэтому представление о них составил из разговоров со слугами брата и отчетов о старых битвах. Сложившаяся в голове картина получилась довольно сумбурной. С одной стороны, орки выглядели и действовали как полуразумные животные, по прихоти судьбы и благодаря раздорам среди властителей эльфов сумевшие завоевать половину континента. С другой стороны, исходящую от них опасность никто не отрицал. Орки казались стихией, жестокой и беспощадной, рано или поздно находящей щель в сверкающих порядках воинов Света и неуклонно подтачивающей мощь древних государств. Отчасти для того, чтобы убедиться в правоте своего мнения о враге, принц не ограничился приводом подкрепления и предложил Сэлларису личную помощь в отражении нашествия.

Тем временем показались основные силы вторжения. Орочья армия выглядела потрепанной, переход через мертвые земли дался им нелегко, однако отступать вожди варваров не собирались. Высокородный с горечью и благоговением увидел, как задрожал воздух над рядами орков, ощутил появление могущественных и чужих сознаний. Он часто сталкивался с измененными провалами существами и сейчас явно чувствовал отличие между проклятыми Тьмой тварями и духами, призванными шаманами на службу. Как высшие существа могли позволить зверям поработить себя? Почему они откликаются на просьбы дикарей? Это было выше понимания эльфа.

От первых рядов стаи отделилось несколько всадников в хорошей броне, приблизились и с презрительными криками принялись вызывать противников на бой. Представители светлого воинства хранили не менее презрительное молчание. Поединок – удел равных. Скрестить мечи с низшим и тем самым опозорить свою честь и честь рода никто не желал.

Наконец темная масса на дальних холмах пришла в движение. Обаэль невольно передернул плечами. Пожалуй, никогда в жизни он не встречал столько разумных – после некоторого колебания он признал орков разумными. Про себя. – собравшихся в одном месте. Страшное зрелище. Еще слишком далеко, но если улучшить зрение, то становятся видны зеленые морды, приготовленные к бою луки и стрелы, предвкушение и жажда крови в маленьких черных глазках. Они не торопятся, берегут силы коней для единственного стремительного броска. А вот заклинатели светлых уже начинают…

Почти сотня магов готовилась излить потоки магических энергий на голову врага. Сотня – и еще двое. Высокородные всегда стояли наособицу. Там, где их подданные из старших родов пользовались затверженными формулами, крайне редко создавая нечто новое, аристократы умели на ходу приспособить уже существующее заклинание под изменившиеся условия. Они умели творить, в то время как остальные только пользовались плодами их трудов. Да, маг из старших мог быть более умелым, сильным, даже побеждать в поединках своего повелителя – однако он почти никогда не мог с ним сравниться.

Поэтому и Обаэль, и Селларис намеревались поразить обычных воинов. Доказать свое превосходство. Ибо только так можно править – ежечасно подтверждая свою силу.

Первый удар, обрушившийся на голову зеленошкурых наездников, почти не причинил вреда. Духи слабеют в мертвых землях, однако шаманы все-таки сумели вымолить у покровителей защиту. Щит выдержал раз, другой, третий. Маги приграничных родов чаще прочих сражались с орками, знали слабые стороны врага, но все-таки их заклинаниям не хватало мощи. В прежние времена эльфы побеждали за счет мастерства и небольшого числа шаманов, сейчас врагов пришло слишком много, и они оказались слишком сильны.

Затем в дело вступила свита принца. Сразу стала видна разница между обычными магами старших родов и элитой, лучшими представителями своей касты. Первый же удар смел выставленную шаманами защиту, и на варваров обрушился настоящий ад. Огонь, вода, стремительно оплетающие конские ноги растения, трескающаяся под копытами земля, покрывающаяся ледяной коркой, чтобы мгновением спустя обернуться взметнувшимися вверх стеклянными иглами, выкашивали наступающих. Однако орки не остановились. Пусть их шаманы проигрывали битву, двадцатикратное численное превосходство позволяло надеяться если не на победу – то хотя бы на славу. Немногие вернувшиеся расскажут о великом дне, когда дети степи отважно набросились на врага и почти достигли успеха! Еще есть шанс омыть кровью бледной немочи кривые клинки, дабы предстать перед душами предков с доказательством доблести, привести им скальпы мертвых врагов!

Шанс был. Пока не вмешались высокородные.

Сэлларис предпочел действовать просто и эффективно. Огромный участок земли перед рядами эльфов обратился в плывун, надежно преграждая путь маленьким степным лошадкам. В иное время шаманы успели бы подготовиться – наложить замораживающее заклинание или банально предупредить вождей о ловушке, однако сейчас у них хватало своих проблем. Войско орков с разгона влетело в ставшую зыбкой землю. Послышалось испуганное ржание коней, неумолимое движение лавы мгновенно остановилось. Умные животные отказывались идти вперед, вставали на дыбы, и всадники поневоле начали искать обход. Прежде единое войско разбилось на две части, растекаясь в охват плывуна.

Случайно или осознанно выбирал высокий лорд дистанцию, но длинные луки эльфов позволяли выпускать стрелы по занятым поискам прохода оркам. Варвары падали на землю. Их убивало оружие воинов из младших родов и заклинания магов из старших, земля становилась зыбкой под копытами лошадей, шаманы гибли одни за другим, не в силах выдержать схваток с заведомо сильнейшим противником.

Всего этого Обаэль не видел. Он намеревался впервые в жизни применить на практике «Цветение огненного пуха», поэтому целиком сосредоточился на построении очень сложного, по своим меркам, заклинания. Почти на грани возможного для него-сегодняшнего. Пока Сэлларис, до безумия обрадованный помощью магов свиты, целеустремленно окружал войско орков кольцом ловушек, принц, сойдя на землю, принялся творить свое чародейство. Маленькая фигурка застыла, вытянув руки вперед, тонкие губы еле слышно шептали ключевые слова древнего и опасного заговора. Эльфы понемногу пятились от своего господина. Они ощущали собравшуюся вокруг него мощь, чувствовали призываемые им силы. Если что-то пойдет неправильно, верхушка холма и почти все собравшиеся на ней маги рискуют испариться во вспышке пламени, родившегося из гнева могущественных стихий.

Постепенно воздух над ладонями высокого лорда наполнялся ослепительно сиявшими крупинками света. Они были столь малы, что сосчитать их не представлялось возможным – просто кусочек огненной вьюги, шар из обманчиво-мягких и неопасных пушинок. Постепенно его объем увеличивался, принц понемногу раздвигал ладони. Наконец, с облегченным вздохом, он сделал отталкивающий жест, направляя созданное волей и мастерством оружие в сторону врага.

- Все – хотя голос его был тих и звучал, словно горло перехватывало от боли, в глазах Обаэля сияло торжество. – Получилось!

Шар разлетелся облаком сияющих пушинок, растекаясь в облако, расширяясь в объеме. Искорки света летели над полем боя, быстро и неотвратимо настигая орков. Стоило им прикоснуться к цели, как варвара охватывало горячее пламя, сжигая его заживо, иногда вместе с оружием и доспехами. Зеленошкурые всадники не всегда даже успевали закричать, настолько быстро они умирали. Лошади, напуганные вспышками собственных седоков, сбрасывали их на землю, после чего начинали в панике носиться по полю. Находившиеся в задних рядах дикари пытались отступить, сбежать подальше от ужасной участи, уготованной им проклятыми ушастыми колдунами, но безуспешно – ловушки Сэллариса не позволили им уйти далеко, а заклинание Обаэля действовало невероятно быстро и надежно.

- Мой повелитель?

- Все в порядке, лорд Бирут – с некоторым трудом выпрямился принц, не позволяя своему старому наставнику и дальше поддерживать его. Тем не менее, на лице его сияла широкая улыбка. – Это просто откат. Но вы видели?! Мы истребили всех!

Опытный воин оглядел заваленную трупами долину. Рядовые орки погибли все, среди вождей и шаманов… Если кто-то и уцелел, в ближайшие минуты заклинание повелителя добьет немногих оставшихся к этому моменту в живых.

- Да – согласился он. – Победа полная. Сомневаюсь, что во владении остался хотя бы один живой орк.

 

В походном шатре сложно создать иллюзию уединенности. Можно наложить заклинания, глушащие звуки, придать стенам вид массивных деревянных стволов, наполнить воздух гудением защитных чар. Однако в глубине души маг будет помнить – на самом деле от дождливого неба его отделяет всего лишь тонкая ткань. Ну и пусть.

Времена, когда эльфы сами устанавливали погоду на своих землях, остались в прошлом. Теперь они предпочитали не рисковать и не растрачиваться на действия, чей результат сомнителен. Поэтому большинство из них сегодня сидели в шатрах, пережидая ненастье, либо еще вчера поспешили отправиться домой, надеясь опередить грозу.

Обаэль уезжать не торопился. Он ходил по опустевшему лагерю, разговаривал с вассалами, встречался с командующим Востока, с интересом рассматривал подаренное орочье оружие. Очаровательные в своем примитивном уродстве поделки, кузине наверняка придется по нраву подобный курьез.

Сегодня вечером точившие его мысли наконец-то выкристовались в единую концепцию, и он немедленно связался с властителем.

- Мы рады приветствовать Вас, брат мой – объемная иллюзия Обера возникла посреди комнаты. Князь милостиво кивнул, позволяя родичу встать с колена, и сделал жест в сторону кресел, разрешая присесть. – Признаться, нас удивила ваша просьба поговорить без посторонних. Вы видите основания для предосторожностей?

- Просто у меня возникли определенные идеи, предположения, которыми я считаю необходимым поделиться с моим властителем – принц склонил голову и сложил руки, составляя знак «тревоги-в-раздумьях». – Некоторые наблюдения заставляют меня испытывать беспокойство.

- Орочье вторжение потрясло Вас? Разве вся стая не была уничтожена без потерь благодаря Вашему искусству? Примите наше восхищение – мы сами не сумели бы создать «огненный пух» быстрее и опаснее. Мы счастливы, что в роду Исцеляющего Света появился столь сильный заклинатель, и связываем с вами определенные надежды.

- Повелитель незаслуженно добр – Обаэль лихорадочно пытался понять, какие еще обязанности хочет добавить ему брат. – При иных обстоятельствах я не рискнул бы создавать столь сложное заклинание. Шаманы животных были скованы, поэтому условия для волшбы сложились просто идеальные. Я не мог не попробовать.

- И у вас все блестяще получилось!

- Тем не менее, мои навыки не безупречны – вздохнул принц. – Впрочем, я хотел поговорить не о них, и даже не об орках. Мою тревогу вызывает положение дел среди наших вассалов.

- Вот как? – слегка нахмурился царственный родственник. – Продолжайте.

- Возможно, я выразился слишком сильно – не тревогу, а именно беспокойство. Пожалуй, мне стоит начать по порядку. Как вы, вероятно, знаете, после прибытия к месту предстоящего сражения мне была устроена соответствующая статусу торжественная встреча, на которой лорд Сэлларис представил некоторых магов и дал в мою честь обед. Еще тогда у меня возникло легкое чувство неправильности. Этикет никоим образом не был нарушен, ко мне и моей свите относились с должным почтением, однако… Осталась некая шершавинка.

- Что вы имеете в виду?

- Это сложно объяснить, надо почувствовать самому. Только позднее, уже после сражения, я сумел понять причину своих чувств. Видите ли в чем дело: для наших вассалов, чьи земли расположены на восточной границе, лорд Сэлларис является наиболее авторитетным лицом. Более авторитетным, чем я и, возможно, чем вы. Нет-нет! – вскинул он руки в отрицающем жесте. – Они безусловно верны своему повелителю и не помышляют о разрыве Клятвы принятия. Владыка без сомнения может рассчитывать на них. Однако же нельзя не отметить, что иногда возникают обстоятельства…

Принц замолчал, предлагая родственнику закончить фразу. Помрачневший князь не спешил с ответом. Положение династии действительно нельзя назвать совершенно устойчивым. В случае гибели братьев, оставшиеся два высокородных аристократа могут силой принудить женщин правящего рода отречься от прав на престол и регалии. Конклаву глав родов ничего не останется, кроме как смириться со сменой власти.

Имея за спиной преданные лично тебе войска, решиться на авантюру проще.

- До сей поры, у нас не возникало повода испытывать недовольство действиями командующего востоком – разорвал повисшую тишину владыка.

- Такого повода нет и сейчас, мой повелитель.

- Но вы сочли нужным поведать нам о своих наблюдениях – то ли возразил, то ли уточнил Обер. Принц развел руками, прося прощения за назойливость. – У вас есть, что добавить?

- С позволения повелителя, я хотел бы ненадолго отвлечься на другой вопрос. Мне кажется, его решение напрямую связано с предыдущим – князь еле заметно кивнул. - После наблюдения за битвой я переговорил с ветеранами подобных сражений. Они утверждают, что орков приходит с каждым разом больше, их атаки всегда наносят потери. Однако же в прошедшем сражении никто из наших воинов даже не был ранен. Рискуя показаться хвастуном, вынужден заметить – столь бескровной победой армия обязана мне и моей свите.

- Это не хвастовство, а справедливая оценка свершившегося.

- Благодарю. Итак, можно сделать вывод: определяющим фактором в сражениях на восточной границе является количество умелых магов. Рядовые бойцы здесь нужны в меньшей степени.

- Думаю, ваше высказывание подходит для любой из границ – сухо усмехнулся Обер. – Лично я тоже не отказался бы от еще одного десятка сильных магов, только не знаю, где его взять.

- Именно, повелитель! Лишних обладателей дара во владении нет. Поэтому в ближайшее время рассчитывать лорд Сэлларис может в лучшем случае на мою помощь, которую я, безусловно, ему окажу. К слову сказать – после закрытия провала Стонущих Душ я намерен задержаться в восточных землях, если мой повелитель не пожелает иного. Здесь находятся еще три провала, подходящих для наложения печатей схожего уровня сложности. Их закрытие позволит значительно обезопасить дорогу в центр княжества, улучшит торговлю и, при необходимости, скорость переброски войск.

- Если руководствоваться только этими соображениями, – заметил повелитель – то более предпочтительным является направление «север-юг». Впрочем, судить рано. Насколько успешно продвигается ритуал?

- Лучше ожидаемого – принц довольно улыбнулся, что, в общем-то, для него было редкостью. – Несмотря на возникшие первоначально сложности, из-за которых срок наложения увеличился, со временем удалось устранить ошибки и печать заработала в полную силу. Я даже раздумывал, не ускорить ли процедуру, сократив число опор и ускорив создание оставшихся. Но лорд Фамали и ряд других опытных магов крайне отрицательно отнеслись к моей идее, и я решил повременить с экспериментами.

- Передайте лорду, что я полностью поддерживаю его мнение. Высшая магия не терпит торопливости.

- Он будет счастлив узнать, что его мнение совпадает с мнением повелителя. Однако приношу прощения – я слегка отвлекся от темы разговора. Итак, носители дара. В данном случае уместно говорить о представителях старших родов, в достаточной степени овладевших низшими ступенями мастерства и способных к самостоятельному развитию таланта. Сравниться с высокородными, увы, способны немногие из них, однако основную тяжесть войны несут именно они.

Князь слегка кивнул. К данному определению добавить ему было нечего.

- Сделать их сильнее или умнее мы не в силах – слабая энергетика и отсутствие должной подготовки не позволят выходцам из старших родов в полном объеме использовать наши знания. В лучшем случае они затвердят одно или два высших заклинания, не в силах преодолеть шаблон. Кроме того, существуют политические аспекты, ставящие под сомнение целесообразность подобных действий. Разумно ли давать вассалам доступ к основам власти их господ? Таким образом, мы не в силах улучшить качество служащих повелителю магов – однако мы в состоянии увеличить их количество.

- Каким образом? – скептически поинтересовался Обер. – Моя власть, безусловно, велика, но даже я не в силах приказать женщинам старших родов рожать чаще и быстрее. Искусственное стимулирование беременности приводит к чудовищным последствиям.

- Безусловно. Всеблагой Совет в свое время совершенно оправданно запретил упомянутые практики, опасаясь за чистоту расы. Я имел в виду иной способ – пусть давно не используемый, однако никем официально не отмененный. С точки зрения законов он абсолютно легитимен. Помните «Сагу о походе властителя Ильдара в пустыню огня»? Там упоминается персонаж по имени Виссаэль-лучник?

Обер если и удивился резкой смене темы разговора, ничем своего удивления не выдал. На неожиданный вопрос он ответил уверенно:

- Конечно, помню. Это одна из старейших баллад, ее изучают вместе с основными Канонами.

- Вас никогда не удивляло: почему упомянутый Виссаэль в начале саги принадлежит к младшему роду, а в конце носит регалии, прическу и одежду старшего?

Князь прикрыл глаза, вспоминая полузабытые строки. Тренированное сознание с легкостью воспроизвело виденный сотни лет назад текст, заставляя мага и правителя с удивлением покачать головой:

- Удивительно, как я не обратил тогда внимания? Вы правы, его описание соответствует представителю старшего рода. Ошибка создателя песни? Нет, ее бы заметили.

- Никакой ошибки нет, повелитель – тихо заметил принц. – Просто род Вассиэля-лучника был возвышен за подвиги одного из своих членов и благодаря поддержке властителя.

Оберу не понадобилось много времени, чтобы понять суть предложения брата. Возвышение, или возведение в более высокую касту, практиковалось редко. Препятствия переводу младшего рода в число старших или старшего в сонм высоких поражали числом, разнообразием и сложностью. Даже прямая и явная поддержка царственной особы не слишком прибавляла шансов на успех. Владетель имел право поддержать верного вассала финансово, обеспечив необходимый взнос в Храм Свитков, мог поручиться, выполнив второе из требований, часто назначал фаворитов на придворные должности, даруя необходимый статус и тем самым подтвердив третье условие. Но княжеской воли недостаточно, чтобы наделить обычного эльфа магическим даром. Благословение богов по указке земных властителей не передается.

- До тех пор, пока в младшем роду не наберется десяток приличных магов, он не в праве претендовать на возвышение – с легким раздражением заметил князь. Ему начало казаться, что он понапрасну теряет время. – Разве вы не знаете?

- Разумеется, повелитель. А также мне недавно, после небольшого расследования, стало известно, что среди Серебряных Арф есть как минимум семеро наделенных сильным даром эльфов.

- Насколько сильным? – подобрался Обер.

- Сопоставимым с уровнем выходцев из старших. Пусть не элита, но вполне достойным.

Властитель откинулся в невидимом кресле, просчитывая варианты. Род Серебряной Арфы считался надежным и преданным вассалом, его владения располагались как раз на восточной границе. Во время мятежа он проявил себя с лучшей стороны, удачно распорядившись немногими своими силами и прислав поддержку Оберу еще до получения требования. Да и позднее лорд Сэлларис хорошо отзывался о его представителях, присылая описания сражений с орками…

- Среди офицеров командующего востоком есть выходцы из Арф?

- Один из них служит ему глашатаем.

- Большая честь – заметил князь. Он понял, какой решение стоящих перед государством задач предлагает его брат, но предпочел уточнить. – Если я правильно понимаю, вы считаете возможным даровать Серебряным Арфам право отдавать своих представителей в ученичество к магам?

- Не только Серебряным Арфам – уточнил принц. – Вообще всем тем нашим вассалам, чьи заслуги несомненны и выделяются на фоне заслуг прочих родов. Сумеют ли они распорядиться полученной милостью – не суть важно.

Обер нахмурился и пробормотал:

- Такого не делалось очень давно. В Конклаве может возникнуть недовольство.

- Жители запада всегда менее трепетно относились к законам Благого Совета, о практике возвышения помнят многие. Что касается Конклава… Если я возьму ученика из Арф, это пресечет возможные кривотолки.

- Вы? – удивился властитель. – По своему статусу и происхождению вы имеете возможность выбрать ученика из любого старшего рода. Впрочем, как знак благоволения… Мы подумаем над вашими предложениями, брат – и насчет возвышения, и насчет ученика. Хотя они предлагают выход из тупика, в котором мы находимся, в то же время оба нарушают сложившийся в княжестве баланс сил.

Обаэль низко поклонился, слегка улыбаясь краешком губ. Раз брат сходу не отверг его слова, значит, против самой идеи он ничего не имеет и можно рассчитывать на согласие. Не сразу, конечно. Потребуется еще несколько разговоров, консультаций с главами группировок, наверняка слуги станут искать прецеденты и описание процедуры в архиве.

- Благодарю, что прислушались ко мне, повелитель.

 

Под окнами конюх безуспешно уговаривал капризного каро войти в загон. Кобылица вредничала, косила глазом из-под длинной челки и неспешно вышагивала по двору, красуясь перед могучим жеребцом. Последний на заигрывания не обращал внимания, больше интересуясь молодыми побегами изгороди, и вообще поглядывал на эльфа с сочувствием. Но помогать не спешил.

В такую погоду хотелось поехать в лес, искупаться в озере, благо под прикрытием многочисленных патрулей это безопасно. А приходилось сидеть в кабинете и решать скопившиеся за время отсутствия вопросы.

- Хорошо, мне понятна ваша просьба и я не вижу причин, чтобы ее не выполнить. Для начала, думаю, следует посмотреть, как именно вы переходите в тень, ну а там видно будет. Ваш патрон сообщит вам точное время аудиенции, господин Молиан.

- Ваше согласие - великая честь для меня, повелитель.

- Я всего лишь исполняю свои обязанности по отношения к верному вассалу, господин Молиан. Ступайте.

Когда юноша ушел, принц обернулся к стоявшему возле заваленного бумагами стола лорду Фамали.

- Вы действительно полагаете, из затеи этого юноши выйдет нечто путное?

- Во время последней схватки он в одиночку истребил десяток шипохвостов, повелитель. Да, используемая им методика опасна. Но против тварей она чертовски эффективна!

- И вы желаете ее усовершенствовать.

- Да, повелитель. Если снизить риск, то наличие даже одного правильно подготовленного бойца в десятке значительно уменьшит потери среди патрульных.

- Что ж, посмотрим. – Обаэль встал с креслица и подошел к окну. – Мы задержимся здесь еще минимум на тридцать лет, Обер дал согласие на запечатывание Мертвого Ручья, да и мое присутствие в столице сейчас нежелательно.

- Что-то случилось?

- Незначительные шевеления в Конклаве.

Судя по высверкнувшему сталью взгляду собеседника, уже к вечеру он будет знать об обстановке в Ноарисе все и еще чуть-чуть сверху. Очень хорошо.

- Вы общались со своими родственниками в Темнолесье?

- Да, повелитель. У них все по-прежнему. Орки давят.

- Тем не менее их королевство успешно выдерживает натиск – еле слышно, для себя пробормотал Обаэль.

В отличие от брата, младший принц следил за делами королевства дроу. У его вассалов имелось там достаточно родни, чтобы посредством сложных ритуалов общаться и обмениваться полезной информацией. Тотального разрыва с прошлым, на которое пошло Темнолесье, Обаэль не понимал и не принимал, однако он не мог не оценить эффект. Результат восхищал, методы ужасали.

Необходимость перемен была очевидной, вопрос в том, насколько глубоко они должны зайти. Он долго размышлял, какие изменения следует внести в структуру общества, воспитание, армию, родовые права и обязанности, но пока так и не пришел к окончательным выводам. Однако точно знал – консерватизм брата однозначно не позволит ничего принципиально нового, владетель противится всему, расходящемуся с уложениями канонов. Однако же и упертым фанатиком тот не был и чужие аргументы воспринимал, просто подавать их надо в правильной форме.

Скорее всего, Обер согласится с необходимостью даровать некоторым младшим родам возможность возвыситься. Даже теоретическая возможность перейти в более высокую касту повысит их лояльность, особенно если издать указ, дозволяющий обучать отдельных простолюдинов магии. Разрешающий младшим родам хранить книги, связанные с развитием тонких сил. Открыть библиотеку для свободного посещения, намекнуть главам старших родов на благосклонность к тем, кто берет младших в ученики… Сложно, сопротивление будет страшное, в первую очередь со стороны храмов, но иначе не выжить. Обычный воин с тварью еще справится, но с демоном – никогда, здесь нужен маг.

Княжеству нужны маги, и оно их получит. Не так, как дроу, не любой ценой. Без революций. Не нужно ломать то, что создавалось веками.

Есть иные пути.