Честное слово

- Вашей аудиенции просит мессена Пиланья, мастер.

- Чего от меня хочет эта… – бледный черноволосый мужчина в последний момент сдержался и ограничился нейтрально-вежливым – благородная госпожа?

- Она упоминала, что в свое время вы обещали выполнить одну ее просьбу.

- Обещал – в голосе хозяина комнаты отчетливо слышались нотки обреченности. – Обещал. Никто не застрахован от минуты слабости. Пригласи ее.

Женщине, вошедшей вслед за секретарем, вряд ли удалось бы пройти дальше первого тура на конкурсе красоты, зато в табуне породистых лошадей она имела все шансы сойти за свою. Ну вот такое лицо у нее было специфическое, вкупе с телосложением (в области груди – с теловычитанием), мать-природа так одарила. Однако особенную, прямо скажем, скандальную славу мессена Пиланья приобрела не благодаря нестандартной внешности, нет, тут надо сказать спасибо упертому вредному характеру и пронзительному голосу, каковое сочетание превращало мессену в источник головной боли для большинства имевших несчастье быть с ней знакомыми. Кроме того, она принадлежала к обедневшему, но очень древнему роду, то есть хамить ей не стоило – кто знает, какие способности достались склочной ведьме от предков?

- Благополучен ли ваш дом, милая Пиланья?

- Не настолько благополучен, как мне хотелось бы, мастер Тайхо – женщина опустилась в предложенное кресло и старательно расправила складки строгого вдовьего платья. – С тех пор как пропал мой несчастный супруг, прислуга совершенно распустилась. Ленится, не хочет работать, предъявляет какие-то совершенно нелепые требования…

Насколько помнил мастер, последний раз мужа мессены видели лет десять назад. Он ехал по восточной дороге, смеялся, как сумасшедший, и громко орал, что «лучше уж в Степь, к дикарям, чем с этой мегерой». Пару секунд Тайхо всерьез рассматривал мысль напомнить собеседнице об этой пикантной подробности, но решил, что смысла нет – не уйдет, зараза такая. Ей что-то нужно, и пока она это «что-то не получит», отделаться от нее не удастся. Будь проклят тот день, когда он дал свою клятву! Но ведь такая приятная девушка была, чистая, светлая… И в какого монстра выросла.

Но чу! Наконец-то она перешла к делу. И чего же хочет святая женщина?

- …Для меня важно, будет ли девочка счастлива с ним! Я лучше знаю свою дочь, знаю, где она неправа, ее капризы. Конечно, муж должен быть обеспеченным человеком, ведь она такая хрупкая, неприспособленная к жизни! И непьющий обязательно, а то знаю я мужчин – все состояние в кабаке оставят. Но, конечно, в первую очередь, чтобы жену любил, ну и меня уважал. Куда же без уважения? Нам же в одном доме жить, одно хозяйство вести. От быта я их освобожу, лишь бы жену любил, холил и лелеял, да с мамой, то есть со мной, иногда советовался.

- То есть вы просите меня найти подходящего мужа вашей дочери? – сформулировал Тайхо.

Формулировка очень важна. Он, как вся округа знала, обязательно выполнял данную клятву, но не всегда результат соответствовал духу заключенного договора. Иногда требовалось сманеврировать, партнеры оказывались недобросовестными или просто обстоятельства складывались не так, как подразумевала изначально заключенная сделка. Вот в таких случаях и помогала хитрая казуистика, позволяющая трактовать соглашения … творчески.

- Не подходящего, а достойного! – разбила надежды ушлая дама. – Немногого прошу, всего ничего. Чтоб вежливый был, внимательный, с подходящим происхождением, титулованный, с приличным состоянием, не пил чтобы, по любовницам не шлялся…

- Стоп! – резко вскинул руку мастер. – На такое воплощение добродетелей я и сам бы не отказался взглянуть, но будьте реалисткой. Либо снизьте требования, либо искать подходящую кандидатуру будем долго и не уверен, что найдем. У меня время есть, а у вас?

Пиланья недовольно поджала губы.

- Моя кровиночка заслуживает лучшего!

- Тогда готовьтесь к долгому путешествию. Кандидатуры, обладающей совокупностью описанных вами качеств, в окрестностях города нет и не предвидится. Можете поискать в дальних государствах, финансами я обеспечу.

- Вы смеетесь над горем отчаявшейся женщины! – обломала мессена робкие планы Тайхо отправить ее куда подальше и забыть, словно страшный сон. – Почтенной даме в возрасте не должно удаляться от могил предков!

- В таком случае, полагаю, нам следует более тщательно сформулировать требования, предъявляемые к потенциальному жениху.

Мастер мысленно взмолился духам-хранителям, заодно посетовал на судьбу, на собственный идиотизм и потянулся за бумагой, пером и чернильницей. Если он хоть сколько-нибудь разбирался в людях, ночь ему предстояла долгая.

 

Настоящей распиской Тайхо, главенствующий Ночных города Тила, подтверждает свое согласие в разумный срок найти для мессены Лотары подходящего мужа, обладающего следующими качествами: благородное происхождение, земельный надел не менее 500 (пятисот) квадров, уважительное отношение к приобретаемым родственникам. Также будущий супруг должен любить упомянутую мессену не меньше собственной жизни.

Писано двадцать восьмого дня цветеня месяца четыреста двенадцатого года от Исхода Богов.

 

В отличие от прочих городов Семиречья официальные и неофициальные власти Тилы существовали в трогательном симбиозе. Официальный, так сказать, дневной государственный аппарат обеспечивал функционирование города-государства, ну а подданные мэтра Тайхо отвечали за контроль неизбежных банд и прочие теневые стороны жизни. По старому уговору вампир следил за деятельностью магов, мешал распространению тяжелых наркотиков, гарантировал порядок в притонах и публичных домах, помогал с ловлей соседских шпионов. Круг его интересов был чрезвычайно широк.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что принимали Тайхо в ратуше часто и с почестями. Хотя и тайно.

- Вина, мастер?

- Не откажусь – кивнул не-мертвый. – Последнего урожая из Пинаса?

- Именно - мессен Лацио, нынешний мэр, разлил густую темную жидкость по бокалам. – Это уже четвертый корабль, а сезон не перевалил за половину.

- Моряки набираются опыта. Точнее говоря, кораблестроители научились делать более крепкие и надежные суда, капитаны проложили подходящие маршруты, а купцы ведут себя, как обычно. За жажду наживы!

- За жажду наживы! – поддержал тост смертный. Он отпил из своего кубка и довольно улыбнулся. – Я слышал, почтенный Трам планирует заложить еще один корабль.

Тайхо пожал плечами.

- Учитывая прибыль, которую он получает с каждого рейса, это неудивительно. Рискованно, конечно, но не удивительно.

- Что поделать – вздохнул мэр. – У нас не Доброе море, навигация в океане значительно сложнее и опаснее. Течения, ветра, блуждающие банки…

- Пираты. Особенно актуальная тема.

- Не напоминайте – вздохнул Лацио. – Вы ведь намекаете на Риха Чернобородого? Да, мы его поймали, посадили в тюрьму и теперь не знаем, что делать. Он действительно оказался самым уважаемым из всех пиратских капитанов и вполне мог бы объединить их под своей командой, но без него вся эта маловменяемая вольница окончательно распоясалась. А у нас нет ресурсов, чтобы их приструнить!

- Ну так используйте Риха – предложил в очередной раз вампир. – Введите его в ряды нобилей, дайте земельный надел, золота отсыпьте на обустройство. С условием, что обеспечит безопасную навигацию до юга и обратно. Он отличный моряк и сильный лидер, пользуется уважением в племенах и знаком с практически всеми значимыми фигурами на побережье. Дайте ему достаточно, чтобы он захотел оставаться на нашей стороне.

- Мы думаем, думаем! – скривился мэр. – Возможно, так и поступим. Не горячите коней! Сами понимаете, что решение сложное, не хотелось бы оказаться в дураках.

- На то мы и правители, чтобы выбирать – философски высказался Тайхо. – Причем выбор, который кажется логичным и правильным сейчас, через двадцать лет будет признан ошибочным. Или просто глупым. Я вот, например, в свое время опростоволосился – пообещал милой, красивой девушке, что выполню одно ее желание, и теперь вынужден отдуваться.

- Вот как? Любопытно, не поделитесь подробностями?

- Да какие подробности! Хорошо известная нам обоим мессена Пиланья ищет жениха для дочери, а учитывая характер и… образ мышления потенциальной тещи, желающих соединиться брачными узами не нашлось. И тут безутешная вдовица вспомнила о данном мной в минуту легкого помрачения рассудка обещании помочь, если не ей самой, то ее детям. Вчера пришла, напомнила, требует сдержать слово.

- Как же это вы так – Лацио даже языком прищелкнул, сочувствуя собеседнику.

- Да кто ж знал!? Она же не сразу стала такой… эээ… Такой.

Единственным его стоящим ресурсом по признанию Тайхо, было умение держать слово, и в этом заключалась проблема. Золото можно отобрать, секту и слуг разогнать, тщательно развиваемый бизнес – разрушить, а вот с репутацией справиться сложнее. Нет, безусловно, очернить можно кого угодно, но наличие неподкупного и беспристрастного арбитра, равноудаленного от всех сторон, в долгосрочной перспективе выгодно. Немертвый в свое время сделал крупную ставку, предложив себя в качестве посредника, и не прогадал. Спустя века после той памятной авантюры люди точно знали, что свои клятвы он держит всегда и что споры решает, руководствуясь нормами законодательства, а не толщиной кошелька одной из сторон. Правда, законы у него были весьма специфические, но это другой вопрос. Не нравится – не приходи.

Так что взять и послать Пиланью, несмотря на жгучее желание, не получится. Слишком много у скандальной тетки знакомых, вопли до небес поднимутся.

- К счастью я, кажется, нашел выход. Ваш секретарь.

- Мой секретарь? – переспросил Лацио.

- Именно. Происходит из благородного рода, пусть и обедневшего, умен, честолюбив, перспективен. Если ему предложить, скажем, должность главы департамента природных ресурсов, он наверняка согласится связать себя узами брака.

Мэр прикусил губу. Департамент природных ресурсов не отличался особым влиянием в иерархии чиновничества города, но его глава все-таки имел голос при выборах градоначальника.

- Ну, я-то не возражаю, чтобы мой человек занял это местечко. Вот только что скажет мэтр Винтри?

- Его я беру на себя – заверил Тайхо. – Мне есть, что ему предложить. Так что?

Вместо ответа Лацио протянул руку и взял с подносика маленький серебряный колокольчик. В ответ на звон дверь беззвучно отворилась, на пороге возник щегольски одетый юноша, длинноволосый и с той особенной манерой держаться, лучше любой грамоты указывающей на породу. Он изящно поклонился и с вопросом на тонком лице уставился на патрона.

- Теренций, мальчик мой – поманил рукой мэр – подойди поближе. У нас для тебя прекрасная новость.

Теренций приблизился, с почтением глядя на реальных правителей города.

- Мы, я и мастер Тайхо, считаем, что ты несколько засиделся на месте секретаря. У тебя прекрасное по нынешним меркам образование, хорошее происхождение, ты знаком со всеми значимыми фигурами нашего забытого богами городишки и пользуешься у них заслуженным уважением. Знаешь, как ведутся дела, хе-хе. Пора бы тебе двигаться дальше.

- Я чрезвычайно благодарен, мэтр Лацио, мастер Тайхо, за столь высокую оценку моих способностей.

- Думаю, ты сможешь их проявить более полно в департаменте природных ресурсов, на посту его главы.

Юноша еле слышно выдохнул. Такое назначение фактически означало взлет сразу на две ступеньки в карьере, в обычной ситуации он мог надеяться не более чем на должность заместителя.

- Это большая честь для меня…

Мудро покивав в ответ на многочисленные излияния своего протеже, мэр продолжил, выкладывая неприятную пилюлю.

- Но, видишь ли, новый статус предполагает определенные критерии, которым чиновник столь высокого уровня должен соответствовать. Происхождение, уровень доходов, семейное положение… Ты, мальчик мой, не женат, и это очень плохо. Ведь подчиненные, да и не только они, могут подумать, будто бы ими руководит безбородый неопытный юнец, которого легко обмануть, и наверняка попробуют провернуть за твоей спиной некие комбинации.

- Поверьте, мэтр, я сумею убедить их в своей компетентности.

- Не сомневаюсь, но не лучше ли предупредить сложности вместо того, чтобы преодолевать их?

Помощник скривился, но согласно кивнул.

- Вы знаете мэтр, я всегда восхищался вашей мудростью и с огромным уважением прислушивался к вашим советам. Если вы полагаете наличие жены необходимым условием то, разумеется, я немедленно озабочусь данным вопросом.

- Нет необходимости, дорогой мой – порадовал его патрон. – Мы уже подобрали подходящую кандидатуру. Ты ведь знаком с мессеной Лотарой? Она, вроде бы, даже приходится тебе какой-то родственницей.

- Троюродной кузиной – настороженно ответил юноша. – Если мы говорим о дочери безусловно известной вам мессены Пиланьи. Той самой, которой вы в любое время приказали отвечать о вашем отсутствии.

- Именно, мой мальчик, именно.

Не слишком радостный «мальчик» откашлялся и осторожно спросил:

- А… других кандидатур нет?

- Увы – наконец подал голос Тайхо. – Они идут в связке. Должность и супруга.

Теренций молчал не менее минуты, опустив голову и скрыв выражение лица упавшими волосами. Все это время в комнате царила настороженная тишина. Затем юноша с глубоким вздохом посмотрел на старых интриганов и отрицательно покачал головой.

- Боюсь, благородные мессены, я действительно не слишком опытен и не готов занять столь высокую должность. Возраст, безусловно, это недостаток, который быстро проходит, но пока что он не прошел.

- Вы уверены, мальчик мой?

- Абсолютно, мэтр Лацио – твердо заверил юноша. – Ничего не имею против Лотары, она прекрасная девушка, единственным недостатком которой является ее мать. Я знаком с мессеной Пиланьей с детства и знаю, о чем говорю. И что более важно, с ней знакома моя матушка, раз в месяц посещающая ее салон. Мне не улыбается получить родительское проклятье – с ним мое будущее однозначно не засияет красками.

«Облом» - подумал Тайхо. – «Придется искать другую жертву».

 

Следующей жертвой Тайхо выбрал блестящего офицера, опытного, прошедшего огонь, воду и череду войн с соседями. Не-мертвый побеседовал с ним за жизнь, посулил многочисленные блага и удалился к себе домой, обнадеженный. Следующим вечером его разбудил помощник.

- Мастер, тот военный, с которым вы вчера общались…

- Да, что с ним?

- Он срочно уехал на границу. Угрожал в штабе, что либо немедленно отправится в действующую армию, либо дезертирует, так что документы ему подготовили быстро.

 

- Пиланья? – богатый, но не шибко умный землевладелец в ужасе выпучил глаза. – Вы что! Она же мозги выедает!

 

- Мессен, куда же вы! Вернитесь!

«Нет, конечно, люди быстро бегают, но от толстяка весом под сто кило… Не ожидал.»

 

- Знаете, мастер, как ни противно это признавать, но я вынужден поблагодарить вас за вашу деятельность. За последние двое суток на наш храм буквально пролился дождь из золотых монет! Некоторые паломники отказываются выходить со святой земли, так и ночуют возле алтаря. Ждут, пока вы осуществите свою нелегкую миссию и… эээ… опасность не минует.

 

- Ну, почему бы и нет? – носатый мужчина, одетый в непонятную хламиду со множеством пуговичек, слегка изогнул бровь. – Если за ней действительно дают такое большое приданое…

Тайхо опешил. Быстрого согласия он не ожидал.

- И вас не смущает наличие тещи?

- Вовсе нет. Я, знаете ли, на досуге увлекаюсь органической химией, готовлю кое-какие составы… Просто гарантируйте мне лояльное отношение следствия.

Соблазн был велик. Очень велик.

- Шепотков все равно не избежать – с сожалением пришлось отказаться от заманчивого предложения. – Но я буду иметь вас в виду. На случай отсутствия менее очевидных вариантов.

- Как пожелаете, мастер – совершенно спокойно улыбнулся зельевар.

 

Преградой на пути матримониальных планов стало требование о благородном происхождении жениха. Не внеси его Пиланья первым пунктом, наверняка нашелся бы купец, готовый ради возможности породниться с дворянским семейством терпеть вздорную ведьму. Торговцы всеми правдами и неправдами пытались пролезть в городскую верхушку, благо деньги и влияние у них в последнее время появились, но пока что нобилитет успешно удерживал позиции. Однако формулировка клятвы не давала простора для толкования, хотя… Супруг должен любить жену не менее собственной жизни? Вообще-то говоря, это стандартная фраза священников культа Ветра, с которыми у Тайхо сложились относительно неплохие отношения и в чьем храме он намеревался провести брачный обряд, но ведь можно истолковать требование и буквально.

Мастер бодро зашагал в сторону городской тюрьмы.

 

Тюремная камера была именно такой, как и полагается – тесной, холодной, грязной. Днем сквозь зарешеченное оконце проникал узкий поток света, но сейчас, ночью, даже звезды не заглядывали в узилище. На что тут смотреть-то? Все как обычно.

Ну, почти.

Сидевший на копне подгнившей соломы человек пользовался заслуженной известностью на берегах Закатного океана, во всяком случае, в цивилизованной его части. Рих Чернобородый плавал в дальние экспедиции, грабил поселки и городки, ходил в походы на далекий юг во главе купеческих караванов и считался лучшим, на сегодняшний день, капитаном пиратов. Неординарная личность. Однако против толпы не попрешь, а участвовало в охоте на Риха кораблей очень много, или просто удача отвлеклась от своего любимца, и теперь живая легенда сидела в тюрьме, ожидая казни.

Он еще не знал, что у городской верхушки в его отношении появились кое-какие планы.

- Здравствуйте, капитан – вопреки распространенному мнению, Тайхо предпочитал входить через двери и с разрешения хозяев. В противном случае знаки больно уж агрессивно реагировали. – Меня зовут мастер Тайхо, и вы обо мне наверняка слышали.

- Кто ж о вас не слышал? – настороженность во взгляде пленника усилилась. – Говорят, из всех Ночных вы – старейший.

- Ну, Арлан из Трезубца постарше будет, но ненамного. Как вы себя чувствуете? Тюремщики не досаждают?

- По сравнению с их обычным поведением, со мной они ведут себя очень вежливо – пожал плечами Рих. – Даже странно.

- Ничего странного. Вполне может статься, что в будущем вы станете обладать немалым влиянием, и они не хотят наживать себе врага.

Моряк подобрался, глаза его опасно сверкнули. От внешней расслабленности не осталось и следа, сейчас в камере сидел матерый боец, внезапно увидевший шанс на свободу и готовый им воспользоваться.

- Вот как?

- Именно – на Тайхо метаморфоза человека впечатления не произвела, он за долгую не-жизнь повидал всяких. – Ваше пленение открывает простор для разных комбинаций. Видите ли, мы заинтересованы в безопасности путей на юг. На соседний материк плавать опасно, торговля с северянами не приносит больших барышей, а на юге расположены богатые города с нужными нам товарами. К сожалению, между нами и нашими партнерами расположены земли множества мелких племен, промышляющих грабежом и разбоем. По отдельности они не представляют угрозы, но вместе, объединившись, способны доставить неприятностей даже крупному каравану. Вы, господин Рих, являетесь вождем одного из таких племен.

На сегодняшний день верхушка города разделилась в своем мнении относительно того, как следует решать эту проблему. Ряд нобилей, по большей части связанных с армией и флотом, стоят за силовой вариант, их оппоненты из торговой партии хотят договориться с наиболее авторитетными вождями, так как война стоит дорого. Благодаря их усилиям вас пока не казнили, хотя желание есть.

- А я-то думал, чего они медлят…

- Договариваемся между собой.

Чернобородый уставился перед собой, осмысливая новый расклад. Тайхо не торопил его, вампир неподвижно застыл, ожидая, пока смертный оценит ситуацию и придет к правильным выводам. К чести пирата, справился он быстро.

- Я так понял, вы пришли сделать мне некое предложение?

- Совершенно верно. Свобода в обмен на службу – вот что вам обещают. Подтверждение благородного происхождения, земля, чин капитана флота, неплохое жалование при условии, что в течение следующих пяти лет проблема с навигацией в южных морях будет решена.

- Что, вот так просто возьмете и отпустите?

- Разумеется, нет – вежливо улыбнулся Тайхо. – Во-первых, в экипажах ваших судов будет более чем достаточно наших людей. Во-вторых, на землях вашего племени построят военную базу. И, в-третьих, вам придется жениться. Такие союзы традиционно скрепляются с помощью брака, так что ничего удивительного в этом нет.

- Как-то все очень просто звучит – недоверчиво заметил Рич. – Где подвох?

- В личности будущей тещи. Старые роды не утратили кое-каких особых способностей, а семья вашей невесты – если, конечно, вы согласитесь – насчитывает немало веков. Поверьте, попытка измены дорого вам обойдется, мессена Пиланья и со дна морского достанет обидчика, причем это – не иносказание. Порасспрашивайте тюремщиков, они наверняка не откажутся поведать подробности.

Мне пора. Обдумайте мои слова, капитан.

 

Глядя вслед уплывающему кораблю, уносящему в голубую даль счастливых новобрачных, Тайхо трогательно взмахнул платочком. Иногда он испытывал вот такую, как сейчас, рассудочную сентиментальность, когда красивая комбинация сложной интриги завершалась не менее красивой концовкой. До чего же хорошо сложилось! Город получил прекрасного флотоводца, в перспективе обеспечив безопасность на выгодных маршрутах, Пиланья выдала свою кровиночку замуж, перестав полоскать ему мозги, бедная девушка уехала в дальние страны и заживет спокойно, без пригляда требовательной маменьки. И самое главное – слово он сдержал, репутация не пострадала!

- Скажите, мастер, а как вам удалось уговорить мессену Пиланью выдать дочь за … мнэ…

- Безродного разбойника – закончил Тайхо вместо помощника. – Чего уж там, говорите прямо. Да очень просто! Во-первых, какое-то происхождение у него есть, до Чумы предков он проследить способен. Во-вторых, мессена испытывает немалый пиетет перед крупными состояниями, хотя и неплохо его скрывает. Принадлежи она к простолюдинам, ее бы назвали скупой ханжой, но мы же не можем говорить так об особе чистой крови, верно? А Рих, благодаря уму и удачливости, немало награбил. Ну и в-третьих, я прямо рассказал ей о том, как подбирал женихов и об их реакции на ее имя. Поначалу она не поверила, но потом, пособирав слухи, сделала правильные выводы. Нет, разумеется, она не признала и никогда не признает моей правоты, однако согласие на свадьбу дочери дала.

- Вы не беспокоитесь о дальнейшей судьбе девушки?

- С чего бы это? – удивился мастер.

Его секретарь сделал неопределенное, но многозначительное движение плечами, намекая на возможные неприятности. Дескать, и свадьба не совсем добровольная, и муж непростой, и вообще…

- Чернобородый не дурак, он понимает выгоды полученного предложения – тихо сказал Тайхо. – Рано или поздно, в одиночку или с чужой помощью, но мы зачистим пиратскую вольницу. Так не лучше ли присоединиться на хороших условиях к неизбежному победителю? Нет, расторгать союз не в его интересах. Кроме того, он опасается возможной мести со стороны ведьмы-тещи, поэтому издеваться над женой или возвращать ее домой Рих не станет.

- Разве мессена Пиланья известна колдовскими талантами? – пришел черед удивляться секретарю.

- Разумеется, нет! Она получила образование, соответствующее ее статусу, и знакома с некоторыми магическими практиками. Но не более того!

- Тогда почему вы так уверены…

- Да потому что в городе ее иначе как злобной ведьмой никто не называет – с видом человека, объясняющие прописные истины ребенку, ответил мастер. – Я представить боюсь, каких сплетен наслушался Рих. Даже поделив услышанное на десять, он придет к выводу, что тещу лучше не злить и вообще стоит держаться от нее подальше. Да и работы у него в ближайшее время прибавится, аванс-то надо отрабатывать. Таким образом получится прекрасная картина: муж в море, жена дома, теща в городе.

Решение, устраивающие все заинтересованные стороны.