Жрица

Она любила этот зал и не понимала, почему остальные уборщицы всеми силами стараются в нем не появляться. Говорят, будто бы статуя Госпожи их пугает, будто бы их обжигает исходящим от нее ледяным холодом. Глупые сказки. Нет, она и сама видела, как затихают и ежатся приводимые примерно раз в неделю туристы, как натужно они улыбаются и выдавливают смешки, делая вид, что совсем не волнуются… Ей с Госпожой всегда было хорошо. Тихо. Спокойно. Умиротворенно. Она приходила со своими ведрами и тряпками, сначала мыла пол, протирала окна и подоконники, смахивала пыль с немногочисленных подсвечников. Рассказывала о своих немудреных делах.

Здесь вообще хорошо думалось. Госпоже можно было рассказать о прошедшем дне, пожаловавшись на тупого краснорожего начальника или на маленькую зарплату, вслух помечтать о виденной недавно юбке или поплакаться, возмущаясь равнодушием красавчика Тараки из отдела доставки. Статуя никак не реагировала на слова сироты, чудом устроившейся на работу в музее, но девушка могла бы поклясться – она все слышит. И помогает. Подсказывает. Сами собой в голове всплывали мысли, что начальник и вправду дурак, но скоро его уволят и зарплату повысят; что юбок много, и купит она такую же или еще лучше со следующей зарплаты; а Тараки хоть и красавчик, но иметь человека с гнилым нутром рядом не стоит. После разговоров всегда становилось легче, и даже уходить не хотелось.

Иногда она задерживалась до полуночи под предлогом того, что статую надо протереть от налетевшей грязи, и слушала рассказы экскурсоводов. Больше всего ей нравились короткие лекции мэтра Роша. Профессор никогда не прогонял ее, смущенно жмущуюся в уголке зала, только улыбался и каждый раз описывал историю единственного экспоната - статуи – немного по-разному.

- …созданное знаменитым Сеисаном Солдовцем, это единственное изображение Темной Матери, высеченное с согласия Госпожи. Она лично, пусть и недолго, позировала скульптору. Согласно легенде, после того, как статуя была готова, Сеисан понял, что ничего совершеннее создать уже не сможет, и принес себя в жертву, заколовшись кинжалом перед своим творением. Госпожа приняла жертву, и с тех пор статуя является одним из ее воплощений-аватар, хотя сама она, конечно же, редко покидает Замок Совета. Обратите внимание на этот зал! Он полностью соответствует убранству храма Тьмы, в котором статуя простояла около трех тысяч лет. Специально обученные жрицы каждый день танцевали перед ней ритуальные танцы, омывали ноги теплым молоком и умащивали губы собственной кровью. Однако, как мы помним из истории, храм был разрушен, и в течении более чем двух тысяч лет гениальное произведение искусства провело в безвестности. До тех пор, пока восемнадцать лет назад мастер нашего города не передал одно из вместилищ духа своей Госпожи в дар музею. Мы, к сожалению, не знаем, какими соображениями он руководствовался…

Изваявший Темную Мать скульптор действительно был гениален. Сидевшая на непропорционально большом троне девочка-подросток временами действительно казалась живой, просто замершей, задумавшейся. Простое платье, капюшон, прикрывающий верхнюю половину лица, босые ноги, самыми кончиками пальцев касающиеся подножия, букет нарциссов на коленях, тонкие руки… Никакой символики, подходящей королеве не-мертвых. И тем не менее, иногда люди, входившие в зал, опускались на колени, шепча внезапно помертвевшими губами затверженные в детстве молитвы.

Стоявшая в уголке уборщица смотрела на них с пониманием.

 

Она как раз заканчивала протирать потолок, когда дверь еле слышно заскрипела. Поначалу она не обратила на звук внимания – не до того было. Зал освещался факелами «для придания полной аутентичности обстановке», поэтому копоть приходилось стирать каждый день, забираясь на стремянку и, искривившись, старательно елозя тряпкой. Но проигнорировать голос вошедшего мужчины она не могла.

- Ты, наверное, не помнишь меня? – лицо застывшего перед статуей молодого юноши странно подергивалось. – Конечно, с чего бы тебе помнить самого молодого птенца разрушенного тобой гнезда. Ты думала, нас не осталось? Нас, знающих истину. Что твои воины убили всех? Совсем всех? Так ты ошибалась, знаешь ли. Мы возродились.

Он внезапно, в одно мгновение оказался рядом с девушкой и сдернул ее с лестницы. В следующий миг она уткнулась лицом в ноги статуи, не в силах кричать. Чья-то рука крепко держала ее за волосы, голос над ухом лихорадочно шептал:

- Посмотри, до чего ты дошла! Сотни дев приносили тебе жертвы, служили и украшали! Жрицы каждый день танцевали перед тобой, отдавая часть сил! И что теперь? Что? С твоего воплощения стирает пыль не знающая простейших ритуалов смертная девчонка! Почему?!

Ее с силой потянули вверх, шеи коснулись ледяные пальцы.

- Разве это справедливо? Разве они равны нам?

Острый коготь коснулся горла.

- Наша раса могла бы править этими ничтожествами, но ты заставляешь нас жить по их законам.

Плавный быстрый рывок. Струя крови бьет вперед, заливая красной волной белоснежный мрамор.

- Мне не по силам уничтожить тебя. Что ж, пусть так. Удовольствуюсь одним из вместилищ духа, раз не способен на большее. Но знай – наступит день…

Мужчина внезапно осекся, осторожно сделал пару шагов назад. Девушка по-прежнему висела у него в руке, пятная своей кровью плиты пола. Ее попытки высвободиться, позвать на помощь ни к чему не привели, она могла только бессильно биться в конвульсиях. Сознание гасло. И последним усилием, уже проваливаясь в багровую темноту, она различила две вещи.

Кровь, впитывающуюся в камень статуи.

Приподнявшиеся в сухой усмешке уголки губ.

 

Ночные экскурсии были по-прежнему популярны, и профессор Рош все так же обаял туристов. Правда, ей он рассказывал намного больше, да и учил совсем не тому, о чем говорил со студентами из числа смертных.

Она осталась простой уборщицей, не желая покидать пристанище Госпожи. Могла бы занять куда более высокое положение в свите мастера города, будучи Ее дочерью, но зачем? Намного приятнее оставаться рядом с Ней, улавливая отголоски погруженного в глубокий сон великого разума, слушая тихий шепот повествующего о древних тайнах голоса. Разве жрице нужно что-то еще?

Поэтому она каждую ночь приходила сюда. Мыла полы, протирала подсвечники, пыталась танцевать ритуальные танцы и, ругаясь сквозь зубы, стирала копоть с потолка. Смахивала пылинки со статуи, опуская глаза, стараясь не заглянуть во тьму под капюшоном.

Омывала ноги теплым молоком и умащивала губы собственной кровью