Адепты неравенства

Глава 1

 

Маленький кусочек картона с несколькими строчками текста. Совершенно непритязательная бумажка, которая, тем не менее, определит нашу жизнь на ближайшую пару лет, а то и дольше.

Направление на дальнейшее прохождение службы.

- Главное, что в одну команду попали. Как думаешь, кто третьим будет?

Несмотря на вспыльчивый нрав и всегдашнюю готовность померяться силушкой с окружающими, голова у Саркена соображает. Отчасти нам и в самом деле повезло. Даже учитывая рекомендации инструкторов и поданные заявления, отвечающие за распределение офицеры-наставники вполне могли разбить сработанную пару, исходя из каких-то своих соображений. Понадобился в команду на особом контроле хороший мечник – и неважно, кто там чего хочет.

- Скоро узнаем – пожал я плечами. – Через час, если быть точным. В зал сейчас пойдем или посидим где?

- Конечно в зал!

Саркен немедленно вскочил на ноги, следом с некоторым трудом поднялся со скамейки я. Последняя неделя выдалась чересчур напряженной. Сначала окончательный экзамен на курсах при госпитале с присвоением звания младшего доктора, затем выпускной в Школе, тогда же отмечание выпускного, на котором мы практически не пили и ушли пораньше, чем, кажется, обидели некоторых сокурсников. Зато на следующий день без проблем подтвердили право на ношение медного кольца воина в зале мастера Джера, в отличие от выпускников, предпочетших попраздновать вволю. Усталость накопилась, причем не столько физическая, сколько моральная. Саркену легче – он в госпитале не трудился, у него специализация совершенно другая. Да и вообще восточные горцы парни крепкие…

В Большом зале стоял шум, гам, ученики перебегали от кучки к кучке, выискивая будущих сокомандников. Интересно же, с кем ты проведешь самое меньшее ближайшие два года. Некоторые дети владетелей сразу после обучения возвращаются в родовые земли, но большинство предпочитает пройти практику и получить десятый ранг. Это престижно и считается хорошим подспорьем в будущей судьбе, куда бы она ни занесла – в армию, ко двору, в свиту крупных феодалов. Профессионалами, вступившими в Гильдию на правах полного членства, из бесклановых становится не более четверти. Причем часть из них до конца жизни остается в касте рядовых.

Мое тело в данный момент было неспособно на активные действия, поэтому я вытащил из сумки лист бумаги побольше, написал на нем крупно карандашом «56» и вручил импровизированный плакат Саркену. Пусть меньше орет и больше размахивает. Поспать, конечно, в таком бардаке нереально, да и церемония скоро начнется, зато успею провести легкий разминочный комплекс и, если не поможет, таблетку принять. Очень хотелось есть, несмотря на плотный завтрак полтора часа назад. Впрочем, долго посидеть в относительном спокойствии мне не дали.

- Здравствуйте, господа – рядом остановился смутно знакомый выпускник. Кажется, он учился в соседнем классе. – Вейран из клана Грозовой Совы. Меня тоже распределили в пятьдесят шестую.

Самый обычный парень, без ярких черт во внешности. Скуластое, слегка вытянутое лицо; теплые карие глаза под широкими бровями, чуть напряженный рот; длинные волосы, заплетенные в хвост. В одежде, пожалуй, единственное, что выделяется, так это усилитель на правой руке – их часто делают в виде браслетов. Стихийник, как и следовало ожидать.

Полный номер нашей команды состоит из четырех чисел: 1514-3-13-56. То есть выпуск 1514 года от воцарения Кленовой династии, старшая школа ведьмаков провинции Канса, пятьдесят шестой порядковый номер. Учитывая, что общее число выпускников в этом году составляет примерно три сотни человек, тот факт, что команда, в составе которой двое бесклановых, вплотную приблизилась к первой половине списка – это очень хороший результат. В то же время нельзя сказать, что мы такие гениальные и всего добились исключительно собственным трудом. Здесь, в Кансе, выходцев из старых ведьмацких родов относительно мало.

Наибольший практический интерес для знающего человека представляет число «13» в номере, означающее «общий профиль, уклон в Землю». Иными словами, команда не узкой направленности, а универсалы, составляющие основную массу гильдейских ведьмаков и обученные выполнять самый широкий спектр задач, желательно связанных со строительством, полевыми работами или чем-то подобным. По правилам комплектования, среди нас должен быть один боец, один стихийник и мастер поддержки, владеющий на хорошем уровне навыками медика. Не считая командира и его заместителя, разумеется – они рассматриваются как наставники и учителя, но в принципе могут обладать и дополнительными умениями, призванными расширить общий круг возможностей команды.

Нам как раз стихийника не хватало. Но про Грозовых Сов я не слышал.

- Здорово! Я – Саркен Аргай из рода Аргай, а вон того медузоподобного типа зовут Ивэн из рода Светлой Ласточки.

Должно быть, Саркен произвел в уме схожие с моими вычисления, потому что принялся в присущей ему грубовато-дружелюбной манере налаживать отношения, попутно вытягивая информацию. Естественно, от Вэйрана его простенькая хитрость не укрылась, но юлить он не стал и о себе рассказывал свободно. Парень оказался одним из двух уцелевших представителей маленького ониксового клана, остальные его родственники погибли. Он хорошо владел всеми начальными стихиями, отдавая предпочтение Воде, и неплохо управлялся с древковым оружием. Чувствую себя ущербным – лично мне в стихийном направлении похвастаться нечем, а ведь оно считается едва ли не главнейшим у ведьмаков. Саркен, похоже, тоже проникся. Он мечник, причем хороший мечник, в классе считался лучшим по работе с оружием, но со всем остальным у него просто беда.

Времени на нормальное знакомство оставалось не много, да и смысла особого в долгом трепе нет. Так, прощупали друг друга на предмет совместимости, убедились, что явного отторжения не вызываем, и пока хватит. Особенно с учетом моего паршивого состояния, из-за которого я не вмешивался в разговор и отделывался короткими репликами. Обращать внимание на окружающих начал только после появления ректора со свитой, следом за поднадоевшими за пять лет преподами в зал потянулись незнакомые мужчины и женщины в одежде со знаками различия. Парадной формы здесь нет, да и на общепринятую одежду любой ведьмак может нацепить энное количество ярких тряпок или драгоценных висюлек, и никто ему слова не скажет. Лишь бы крой был более-менее однообразный и цветовая гамма соответствовала стандартной. Так что сборище напоминало стаю попугаев, только чинную, с серьезными торжественными лицами.

В полном соответствии с ожиданиями, лай Рикаред звучным и хорошо поставленным голосом провещал выпускникам о гордости и чести, службе династии и воле богов, посоветовал почаще вспоминать уроки инструкторов и слушаться командиров, слегка прошелся об открывающихся перспективах и закруглился, вызвав на возвышение секретаря со списками. Уважаю мужика, всего в десять минут уложился. А вот теперь придется поскучать – сотня команд, один глашатай, обязательная церемония представления перед лицом ректора. Мы ведь сейчас формально все еще студенты, несмотря на полностью сданные экзамены и полученные знаки полноправных ведьмаков. И таковыми быть перестанем после того, как наш будущий командир распишется в ведомости, заботливо уложенной на покрытом белой скатертью столике.

Пожилой чиновник откашлялся и принялся «оглашать весь список, пожалуйста»:

- Команда номер один. Алай Зеленая Грива, Сентариа Призрак, Милия Ракушка. Командир - Рин Мерцающая Капля.

Серьезная команда, причем во всех смыслах. Представитель алмазного клана, член правящей семьи изумрудного и дочь старейшины Ракушек, считающихся сейчас сильнейшим кланом страны. Их командир, Рин, недавно получил четвертый ранг, его называют талантливейшим бойцом поколения и прочат пост капитана одного из гвардейских отрядов в скором будущем. Думаю, пост он получит, если с молодыми подчиненными ничего не случится. Фактически то, что в его команде оказались выходцы из трех влиятельных кланов, свидетельствует о состоявшемся союзе и указывает на очередные подвижки на политическом небосклоне Гильдии. Надо полагать, вторым офицером тоже назначили кого-то матерого, способного натаскать благородных волчат и при этом уберечь их от чрезмерной опасности.

Низенький, но чрезвычайно широкоплечий человек прошел к возвышению, принял поклон подошедшей троицы подростков, сам слегка поклонился ректору и расписался в подставленной ведомости. А в это время секретарь уже вызывал следующих:

- Команда номер два. Хаси Черная Ладонь, Саркен Лауд, Исимори Лунная. Командир – Зелиг Огнеглаз.

Похоже, их тоже подбирали исходя из политической целесообразности. Старые союзники, еще со времен Четвертой Лесной войны действующие в единой упряжке и прекрасно дополняющие друг друга. Хотя и чисто боевой аспект имеется – команда получилась сбалансированной, перекрывающей весь спектр основных воздействий. То есть включающей в себя штурмовика, менталиста, стихийника, диверсанта, ритуалиста и спецов по куче других полезных умений. Дети в кланах всегда овладевали широкой программой, не ограничиваясь профильными предметами, к тому же их обучением занимаются опытные многочисленные мастера, охотно передающие родственникам знания и личный опыт. Качественное, едва ли не в разы лучше, чем в Школе, образование автоматически повышает и оценки, и ценность в глазах руководства, а в перспективе, шансы на выживание.

Если обычные ведьмаки выходят из школы, натасканные до честного двенадцатого ранга, то входящим в первые десять команд в принципе можно присваивать одиннадцатый и даже десятый. Только не принято это. Без опыта практической работы продвижение по карьерной лестнице закрыто, никакое происхождение не поможет.

Церемония продолжалась, секретарь называл имена, гудение в зале понемногу набирало силу. Все-таки вот так сидеть и смотреть на довольно однообразное действие скучно, и взбудораженные выпускники начали перешептываться между собой. Темы для болтовни нашлись быстро, обсуждали более удачливых сокурсников или припоминали особо яркие промахи знакомых офицеров. Мир ведьмаков – как одна большая деревня, всех чего-то стоящих бойцов знают, тем более в кланах. Победы, поражения, забавные моменты из биографии, иногда даже увлечения и вкусовые пристрастия служат неисчерпаемым источником поучительных историй или баек. Начало сложной паутине межличностных взаимоотношений, скрепляющей Гильдию в единое целое, кладется здесь, в Школах. Саркен, например, все время обучения цапался с тезкой из Лаудов (Лауды, кстати, единственный изумрудный клан из горцев) и сейчас вяло переругивался с сидевшей сзади парочкой, ехидно интересовавшейся, не обидно ли ему видеть соперника настолько далеко впереди. Да, обидно. Но кровь есть кровь.

Десятая команда, двадцать шестая, сорок четвертая… Наконец-то.

- Команда номер пятьдесят шесть. Вейран Грозовая Сова, Саркен Аргай, Ивэн Светлая Ласточка. Командир – Аххаш Тяжесть Земли.

Не слышал о таком, но судя по довольному лицу Вейрана, он что-то знает. Надо потом расспросить. Торопливо пройдя между креслами, мы остановились перед высокой комиссией и, дождавшись разрешающего кивка ректора, низенько поклонились сначала ему, а потом высокому поджарому мужику с крестообразным шрамом на подбородке. Больше мы не студенты, школа нас отпустила. В свою очередь, наш будущий царь и бог тоже поклонился, скорее кивнул, и быстро расписался в подсунутой служкой бумаге. Все. Теперь мы ведьмаки, представитель Гильдии принял нас.

Лай Аххаш поблагодарил ректора за оказанную честь – в принципе, руководство учебного заведение имеет право забраковать любого офицера, если сочтет его недостойным принять учеников – и повел нашу маленькую кучку за собой. Пусть секретарь продолжал называть имена, выкликая следующую команду, для нас все закончилось. Аххаш вышел из зала, спустился вниз по парадной лестнице, в полном молчании вышел во двор и, по-прежнему не оглядываясь, направился в сторону полигонов. Похоже, в школе он ориентировался неплохо.

Идти пришлось недалеко, уже минут через десять мы вышли к небольшому закутку, предназначенному для отработки воздушных техник. Длинное, узкое пространство, в конце которого разместились деревянные столбы-цели, а при входе стояла скамейка и шелестела ветвями акация. На скамейке сидела женщина. При нашем появлении она легко поднялась и развернулась к нам лицом, и я заметил у нее на рукаве уже знакомый символ Грозовых Сов – раскинувшая крылья синяя птица в белом круге, сжимающая в лапах желтую молнию.

- Так – Аххаш бросил на скамейку документы, которые до того нес в руке, и развернулся к нам лицом. – Для начала представлюсь. Аххаш из клана Тяжести Земли, седьмой ранг, специализация – Пыль и охрана укрепленных объектов. Обращаться ко мне «лай Аххаш» и никак иначе. Леди Зения из клана Грозовых Сов оказала нам честь, приняв должность второго офицера команды номер пятьдесят шесть и моего заместителя. У нее девятый ранг, она владеет Штормом и является неплохим сенсором-воздушником. Теперь насчет вас.

Я ознакомился с вашими делами, но у меня возник ряд вопросов… Да и вообще будет лучше, если вы немного расскажете о себе. Что умеете, что нравится, какими техниками владеете ну и все в том же духе. И начнем мы, пожалуй, с тебя, Вейран. Прошу!

- Ну – наш новый знакомый кашлянул, прочищая горло. – Я освоил малые комплексы начальных стихий, но лучше всего у меня получается работа с Водой. Не люблю области, связанные с менталистикой, также мне плохо даются лекарские техники… Вот, собственно, и все.

Аххаш тихо фыркнул.

- Ты забыл сказать, что совершенно бездарен в работе с метательным оружием, зато интересуешься артефакторикой и знаешь четыре языка – хаск, торуг, матавский и белявский. Говорю сразу, чтобы избежать кривотолков: Вейрана я знаю с детства и сам попросил назначить его в мою команду. – Лай улыбнулся ласково и очень дружелюбно, правда, до глаз улыбка не дошла. - Теперь я смогу гонять тебя на законных основаниях и в три раза больше, чем раньше, парень.

Интересные новости. Это что, нечто вроде семейного подряда? Да не вроде, а точно семейного – леди Зения является той самой единственной родственницей Вейрана. Кстати, красивая женщина, вон как на нее Саркен косится. Наверняка характер у нее стервозный.

- Теперь ты, Ивен.

- Специализируюсь на поддержке – заготовленная речь гладко легла на язык. – Степень младшего доктора подтверждена перед комиссией лекарей госпиталя кансайского филиала, о чем должна иметься пометка в личном деле. В бою полагаюсь на помощника на основе воды и земли, прошел начальную процедуру усиления регенеративных способностей и общего укрепления организма. Из оружия предпочитаю короткие мечи и ножи, владею ими на приемлемом уровне, но в целом близкую дистанцию недолюбливаю. Побеждаю за счет умения ускорять личное время в три раза.

Медное воинское кольцо Аххаш заметил, но ничего не сказал.

- Любопытный набор. Что со стихиями?

- Изучил малые комплексы воды и земли, но со стихиями у меня не очень хорошо – я слегка пожал плечами. – Энергии мало.

- Плохо, что мало – проворчал Аххаш – будем увеличивать. Скажи-ка мне вот что: по словам лая Хиронтина, у тебя хорошие способности к ритуалистике. Почему не развивал?

Кажется, ситуация немного проясняется. Кое-что становится понятным.

- Потому что в неделе всего девять дней, лай – позволил я себе маленькую вольность. – Четыре заняты курсами и работой в госпитале, еще четыре – в зале боя мастера Джера. Оставшийся выходной целиком уходил на тренировки с помощником. Я был бы рад заниматься ритуалистикой основательнее, но времени оставалось только на дополнительные курсы у лая Хиронтина.

- Понятно. Ладно, с этим разберемся позднее... Теперь ты, Саркен.

Пока друг нахваливал себя, акцентируя внимание на успехах в ближнем бою и модифицированном организме, я пытался быстро оценить наше положение. Скорее всего, события развивались так. Есть маленький, находящийся на грани гибели клан, состоящий из одной слабой ведьмачки и подростка. Живут благодаря остаткам былой роскоши, доходам от редких заказов и законам Гильдии, предоставляющей малочисленным кланам серьезные льготы. В схожих случаях женщин быстро выдают замуж за перспективных ведьмаков, принимая тех в клан, с указанием рожать чаще и больше, но леди Зения то ли не захотела следовать привычному варианту, то ли не нашла подходящей кандидатуры. Ладно, для нас несущественно, рассуждаем дальше. И вот наступает момент, когда наследник заканчивает обучение и возникает вопрос выбора его дальнейшей судьбы.

Единственным мужчиной в роду рисковать нельзя, поэтому его соратники должны быть достаточно сильными. В то же время, они не должны быть заинтересованы в скорейшем получении рангов и денег – ибо на этом пути достаточно просто сломать себе шею. То есть развитие необходимо, равно как и участие в боевых действиях, в нашем мире одно без другого немыслимо, однако излишний риск не приветствуется. Довериться союзникам? Попросить их войти в одну команду с наследником? Так неизвестно, есть ли те союзники, и не захотят ли они использовать бедственное положение клана к собственной выгоде. Судя по текущему положению дел, глава клана выбрала иной путь.

Аххашу она по-настоящему доверяет, раз уж тот знает Вейрана с детства. Вероятно, присматривал за мальчишкой, пока старшая родственница (кстати, надо бы выяснить кто они друг другу - брат с сестрой или еще кто) отсутствует по делам. Для перехода с седьмого ранга на шестой недостаточно чисто воинских или научных заслуг, требуется, так сказать, принести пользу Гильдии – передать опыт, воспитать учеников. Причем чем больше их будет, тем лучше. Вряд ли леди долго уговаривала Аххаша, у него и свой интерес есть. Вторым номером она назначила себя, разом убив двух зайцев: во-первых, Зения постоянно имеет возможность контролировать ситуацию, например, может отказаться от излишне опасного задания; а во-вторых, находится на действующей службе, зарабатывает, учит родича и совершенствуется сама. Числилась бы в запасе, то имела бы ограниченный доступ в библиотеку, да и ряд других привилегий с нее сняли бы.

Таким образом, в команде появилось три человека, осталось найти еще двоих. Можно взять клановых, но за распределением перспективных бойцов присматривают, посредственности же не нужны. Опять же, родичи начнут требовать форсировать процесс, для кланов вопрос престижа как можно скорее подняться с двенадцатого ранга до девятого. Значит, нужны бесклановые, причем чем сильнее, тем лучше. К кому лай Аххаш пойдет с данным вопросом? Конечно же, к своему родичу, работающему в школе преподавателем ритуалистики и в силу того способному дать точную характеристику всем учащимся – лаю Хирантину Тяжесть Земли. Выслушает тот Аххаша, подумает немного, да и скажет: «Есть такая буква!», то есть сработанная пара штурмовик-поддержка, именно то, что тебе нужно. И оценки хорошие, и сами по себе не дураки. Так что бери, дорогой родственник, и радуйся.

Теперь вопрос – стоит ли радоваться нам с Саркеном?

С одной стороны, в первую очередь командиры станут заниматься Вейраном, это очевидно. В то же время, они заинтересованы в том, чтобы мы тоже росли – потому что полноценная тройка ведьмаков сама по себе сила грозная. Думаю, леди Зелия все просчитала, как плюсы бесклановых, так и минусы. Ну и каков тогда предварительный вывод?

Первое. Денежных заданий в ближайшее время можно не ждать, зато учить должны качественно.

Второе. Она действительно стерва. Но красивая.

Проклятые подростковые гормоны.

Что ж, посмотрим, насколько верны мои фантазии.

Всеобщее внимание успешно приковал к себе Саркен, кроме того, я стоял слегка позади, так что думать и смотреть начальники не мешали. Оно и к лучшему, проще оценивать реакцию. Рано говорить определенно, но, кажется, в нас не разочаровались – Аххаш не хмурился, время от времени слегка кивал своим мыслям после наших реплик, вообще, недовольства не ощущалось. Леди Зения держалась в тени, к тому же женщин оценивать труднее. Тем не менее, признаков негатива я не заметил, что радует.

- Ладно, я понял – прервал Аххаш горца, пошедшего на второй круг. – Рад слышать, что вы не ограничивались школьной программой. Тогда вот как мы поступим – завтра в восемь жду всех троих на четырнадцатом восточном полигоне, на ближайшую неделю он зарезервирован за нами. Проверю ваши практические навыки, хе-хе. Да, мне известно, что после окончания школы принято давать бесклановым отпуск для посещения родных, но сначала мы наметим программу обучения и разберемся с кое-какими делами здесь, в Кансе. Опять же, куда нас направят еще не ясно, при удаче будете недалеко от дома служить.

Все, на сегодня закончили. До завтра.

 

Люди условно делятся на три категории – жаворонки, совы и те, кому надо встать рано. Последние вскоре после побудки не всегда адекватны, поэтому лучше их без серьезного повода не трогать. Однако если ты на протяжении пяти лет просыпался в шесть утра, потому что без полноценной утренней тренировки твоя энергетика так бы и оставалась одной из худших в классе, то поневоле привыкнешь и втянешься. Организм четко усвоит график: с шести до восьми тренировка, потом завтрак и водные процедуры, дорога в школу, с девяти до примерно двух – занятия, теоретические и практические, иногда оканчивающиеся в лазарете. Полчаса, выделенные на перекус, заканчиваются очень быстро, и до вечера время занято разными дополнительными курсами. Возвращаешься домой около девяти, сил едва-едва остается на ужин и короткое общение с родственниками по материнской линии, у которых ты проживаешь. А ведь еще домашнее задание надо сделать… Отсыпаться удавалось только в девятидневье, в единственный выходной.

Вот и сегодня внутренние биологические часы заставили организм выйти во двор, размяться, проделать малый комплекс упражнений, немного поиграв с огнем и воздухом и втрое дольше – с водой и землей, и только после этого проснулись мозги и напомнили: нам к восьми! Не к девяти, а к восьми, и не в школу, а на полигон!

К счастью, у меня оставалось примерно сорок минут, за которые удалось окатиться из ведра, сунуть в рот пирожок с чем-то растительным, потрепать по голове двоюродную сестру (такую же слабовменяемую с утра) и бегом добежать до места встречи. Саркен и Вейран, что характерно, свеженькие, уже ждали, вяло обсуждая достоинства и недостатки клинкового оружия. Горец, ярый поклонник мечей, доказывал их преимущества перед всем остальным, а любитель посохов Вейран ссылался на дистанцию и необходимость нормального древка. При виде меня оба слегка оживились.

- Я тебе вчера говорил, что рано уходишь! – завопил Саркен. Не от избытка энтузиазма, а просто по привычке. – Хорошо ведь сидели! Знакомых встретили, народу много собралось!

- Еще чуть-чуть, и я бы заснул.

- Да ты всегда с вечеринок убегаешь – уличил друг во лжи. – Ни разу до конца не досидел.

- Сам знаешь, я плохо переношу спиртное.

- Это да, тошнит его по страшному – со знанием дела подтвердил Саркен. – Прям наизнанку выворачивает.

Лет до тридцати ведьмаки алкоголь употребляли крайне редко. Отчасти из-за нежелания подвергать ненужным нагрузкам развивающуюся систему энергетики, отчасти из-за того, что не контролирующий себя ведьмак – явление жуткое. Исключения делались по серьезным поводам, таким, например, как окончание учебы и выход во взрослую жизнь. Целую неделю после выпускных экзаменов городские таверны, кафешки, рестораны принимали подростков, не умеющих употреблять спиртное. Причем некоторые выпускники, в большинстве своем клановые, пробовали вино или крепкие напитки впервые в жизни, так что без эксцессов не обходилось.

Наш класс собирался в кафе трижды, причем всякий раз благодаря Саркену. Он всех сгоношил. Но вплоть до последнего раза, посиделки ограничивались бутылочкой легкого фруктового вина на восьмерых человек, и то я симулировал расстройство желудка – уйти надо было, а без благовидного предлога общество покидать не принято. Обиды такого рода могут и через сто лет аукнуться.

Запрет на выпивку, возникший из опасения стать лишенным силы, въелся настолько глубоко, что благородное сословие практически не злоупотребляет. Предпочитает чай или различные ягодные морсы, на севере популярен напиток вроде кваса. Так что если ты видишь пьяного, то он с вероятностью девяносто процентов – купец или богатый крестьянин.

- Восемь уже есть?

- Не удивлюсь, если лай Аххаш уже здесь – меланхолично заметил Вейран. – Проверяет наши навыки обнаружения.

Саркен выругался и вопросительно посмотрел на меня. Понятно, чего ждет – у него-то все техники боевые или двойного назначения, сенсорикой он не занимался. Вейран в ответ на вопросительный взгляд тоже отрицательно покачал головой.

- От меня он точно спрятался.

Вчера парень немного рассказал о себе. До конца, разумеется, не раскрылся, но кое-какие сведения о клане выдал. Наиболее ценной новостью, с моей точки зрения, послужило признание, что леди Зения ему не старшая сестра, не кузина, не троюродная тетка покойного прадеда, а вовсе даже мать. Родная, не приемная. Сообщив это, Вейран немного напрягся, ожидая нашей реакции, видимо, боялся получить кликуху «маменькиного сынка», но мы выразили ему свои соболезнования и пообещали никому не рассказывать. Пока не доказал обратного, он – свой, а своих надо защищать.

Хотя своим поступком сына Зения крепко подставила. На репутации в будущем точно скажется.

Аххаш с детства учил внука своего погибшего друга, возможности Вейрана знает лучше него самого. Только я-то вообще из методик обнаружения владею самым минимумом, на дополнительных курсах почерпнутым.

Значит, остается импровизировать.

Размеры полигона – сто на сто метров, здесь имеется божественным вмешательством уцелевшая скамейка, на которой мы сейчас сидим, три водоема, в хаотическом порядке по территории разбросаны булыжники, скалы, кое-где стоят одинокие деревья и кусты. На земле, важное уточнение, растет трава, но следы применения огненной стихии превращают часть поверхности в стеклянное крошево. Как здесь искать двух опытных офицеров? Методы, основанные на стихийных воздействиях, отпадают сразу – от них маскируются в первую очередь. Усилить одно из чувств? Обоняние исключается сразу, мне хватило одного эксперимента, чтобы понять, почему использовать его учатся с детства. Слишком много информации. Слух… Тоже рискованно. Зрение отпадает, глаза у меня не модифицированные и сквозь препятствия не видят. Тогда остается старая добрая ритуалистика, столь же полезная, сколь и капризная.

Из ближайшей лужи набрал воды в складной стакан, разровнял песок на небольшом участке, свободном от травы. Лучше бы, конечно, работать с гладкой поверхностью дерева, камня или на худой конец бумаги, но чего нет, того нет. Первым делом вычерчивается управляющий контур. Базовый рисунок, на который уходит львиная доля затрачиваемой энергии, своеобразная основа создаваемого аркана и в то же время ограничитель, уберегающий сознание пользователя от излишнего напряжения. Поток информации пойдет сильнейший, фильтр необходим. Затем вырисовывается сложнейший модуль целеукаЗения, на него уходит не меньше времени, ставится контур приемника сигнала и ряд других, второстепенных. Все, можно начинать.

Я сижу в центре кривоватого чертежа, на переплетении линий стоит стакан с водой – небольшой, на несколько глотков. С большими объемами материала мне не справиться. Закрываю глаза и подаю энергию в контур, осторожно увеличивая напор и с неудовольствием ощущая многочисленные огрехи. Мнда, ладно, зато теперь знаю, на что обратить внимание в следующий раз. Наконец чувствую, что система готова к работе, и начинаю вливать энергию в воду, одновременно вытаскивая из памяти все подробности короткой встречи с Аххашем. Внешность, манеры, «запах» энергетики… Чем больше вспомню, чем точнее составленный портрет, тем больше шансов найти объект. Именно поэтому ведьмаки на заданиях скрывают лица, а высокопоставленные чиновники носят маски как в прямом, так и в переносном смыслах.

Да, пора приступать. Вода напоена энергией, больше она принять не готова.

Жидкость вытекает вверх из сосуда, формируя прозрачный шарик, поднимается над головой и после краткого момента задумчивости разлетается мельчайшими каплями, невесомым паром накрывая полигон. На всю площадь не хватило, до углов и дальней стены не достаю, ну и боги с ними – обыскать бы то, что есть. Молекулы воды содержат образец для поиска соответствия, но их можно заблокировать, не допустить соприкосновения легчайшей взвеси и энергетики искомого объекта. Без оператора, то есть меня, система не способна определить чужое вмешательство, хотя стационарные артефакты высшего класса могут работать и самостоятельно. Ну так они и стоят, как средний город со всем содержимым.

- Они где-то здесь – я махнул рукой, указывая направление. Технику пришлось прервать, пока она не вызвала кровоизлияние в мозг. – Следы пота и частички кожи в той стороне самые свежие. Точнее не скажу.

- И не надо. Исполнение, конечно, отвратительное, но сама попытка радует.

Командир стоял, прислонившись к деревцу шириной с ладонь, рядом на земле сидела леди Зения. Совершенно непонятно, как мы могли их не заметить – до них же не больше двадцати шагов и спрятаться негде. Менталистикой они оба не владеют, стихийных воздействий не ощущается, если прятались в земле, то я бы почувствовал.

- Почему я вас не нашел, лай?

- Ты считал меня деревом, Зения прикинулась камнем. Мы подсунули тебе параметры природных объектов. Идите сюда, все трое.

Мы подошли поближе.

- План на сегодня таков. Первым проверим Саркена, раз уж он так любит мечом помахать, потом Вейрана быстренько, чтоб не зазнавался, ну а лекарь пойдет на сладкое. У Ивена, насколько я понимаю, арсенал самый разнообразный. Зения! Начинай давай.

Немного неожиданно. Я полагал, он захочет лично оценить наши возможности. С другой стороны, что ему нужно, он и так увидит, причем даже лучше, чем в бою. Опять же, в тенечке всяко комфортнее.

Бой начался без предупреждения. Противники встали напротив друг друга на расстоянии десяти метров, поклонились, и прежде чем успели разогнуться, как из руки Саркена вылетел сгусток огня и ударил прямо в леди. Точнее, ударил бы, не отшагни она в сторону. Не дожидаясь результата от первого хода, горец тоже сместился, сокращая дистанцию, одновременно его руки сложились в концентрирующий знак. Спустя секунду его присыпало взлетевшими из-под ног комьями земли, мгновенно покрывая тело прочной броней. Зения, не вмешивавшаяся в создание Земляного Покрова, чуть заметно топнула ногой, дунула и сделала два характерных жеста кистями, словно толкая что-то невидимое от себя. В ответ на ее действия Саркен по колено провалился во внезапно появившуюся под ногами грязь и за долю секунды, потребовавшейся ему, чтобы выбраться, в него ударила сначала воздушная волна, затем на теле вспыхнул огонь и напоследок непонятно откуда возникшие водяные струи охватили шею и торс, пытаясь связать парня. Похоже, проверяет качество Покрова. Однако броня выдержала, и следующим действием освободившегося Саркена стал удар Огненной Плетью. Одна из двух его коронок, он создает ее практически мгновенно. Любимый прием – захлестнуть гибкой огненной струей врага и, подпитывая энергией технику, постепенно продавить щиты, не позволяя в то же время применить что-то еще. На защиту ведь уходит больше ресурсов, чем на атаку.

На сей раз Саркена ждал облом. Леди опустилась на одно колено, одновременно создавая простенький щит на основе воздуха. Даже не круговой, самый обычный. Вот только располагался он под таким углом, что налетавшая сбоку плеть не смогла зацепиться за жертву и бездарно соскользнула вверх и вбок. Второго удара горцу нанести не удалось. Зения отпрыгнула за ближайший камень и принялась со сверхъестественной частотой метать примитивные заклинания вроде шара огня или водяного плевка, не позволяя себя атаковать. Саркен успешно защищался, отмахиваясь все той же плетью, но было видно, что на дистанции ему боя не выиграть. Сообразил он это довольно быстро, потому что спустя секунд десять и всего два пропущенных заклинания рванул вперед, развеяв плеть и вытаскивая из ножен меч. По клинку тут же побежали языки пламени, с него сорвалась и рванула вперед огненная волна, вынуждая противницу прекратить обстрел и спрятаться за булыжником. Впрочем, леди поступила иначе. Мановением руки она создала в паре шагов впереди воздушную стену, выигрывая время, и пока Саркен проламывался сквозь неожиданное препятствие, тоже вытащила меч. И атаковала сама.

Дальнейший поединок свелся к чистому фехтованию. Несмотря на модифицированный организм и частичное погружение в стихию огня (правая рука Саркена словно бы покрылась алой жаркой перчаткой) горцу никак не удавалось пробиться сквозь легкую, порхающую защиту соперницы. Неудивительно, что Аххаш остановил поединок.

- Хватит, прекратили – офицер молчал, дожидаясь, пока бойцы успокоятся, и только после ритуального поклона поинтересовался. – Твое мнение?

- На ближней дистанции очень хорош.

Я стиснул зубы. Да что же это такое-то! У Зении оказался глубокий грудной голос, мягкий, теплый меццо-сопрано, от которого хотелось бежать к ближайшей стене и биться в нее головой, чтобы избавиться от дурных мыслей. Неудивительно, что она избегает открывать рот в присутствии подростков.

Тем временем леди, не подозревая о моих душевных терзаниях (или, наоборот, точно зная о них), продолжала:

- Уровень качественно подготовленного бойца, не хватает только практического опыта. В работе со стихиями на короткой дистанции достаточно неплох, хотя провалы есть, и ощутимые. Техник средней дистанции не показал.

- Угу. Саркен, у тебя какая предельная дальность атаки?

- Сто шагов – словно само собой разумеющееся, ответил парень. – Малый Огненный Цветок. Другого нам не давали, а сам я вблизи работать люблю.

- Правильно, в общем-то, специализация необходима – задумчиво поскреб щеку Аххаш. – Но арсенал надо расширять. Ладно, отметим как особый момент. Следующий!

Схватка двух стихийников – зрелище всегда красивое. Вспышки, миниатюрные цунами или торнадо, собирающаяся в складки земля и все в том же духе. Вместе с тем близкий контакт стихийники не любят, с иллюзиями у них отношения настороженные, другие методы уменьшения средней продолжительности жизни почему-то считаются недостаточно эффективными и оттого игнорируются. Посему тактика отличается некоторой однообразностью – выбрать удобную дистанцию, определить, от чего противник наименее защищен, и жахнуть помощнее. Собственно, именно этим Вейран и пытался заняться, однако в силу большего опыта противостоящей стороны ничего у него не получалось. После пары минут перекидывания заклинаниями парень получил учебным вариантом Каменного Шипа в живот и прилег отдохнуть. Пощадила Зения сына – нас на тренировках учили бить в паховую область. Ну да, ему же еще клан восстанавливать…

Угадайте, кто парня лечил, а кто смотрел и оценивал.

- Ничего принципиально нового – подытожил Аххаш, когда Вейран очнулся и смог дышать – и это очень плохо. Не вижу развития. Сделаем так: с сегодняшнего дня половина твоего времени уходит на изучение иллюзий. Не любишь, я знаю, но надо. Когда увижу успехи, перейдете к освоению Грозы, до тех пор повторяйте старые техники. Так, закончили. Ивен!

Эмоции отходят в сторону, для победы нужен холодный разум. Что я знаю о противнике? Девятый ранг, низший из офицерских, специализируется на стихиях, причем владеет достаточно мощной школой Шторма (уровень мастерства неизвестен). Сенсор, в ближнем бою сильнее превосходящего меня Саркена. Дальняя и средняя дистанции отпадают сразу, на короткой шансов мало, единственный приемлемый вариант – сковать ее помощником и добить самому. Принимается.

Поклон. Не разгибаясь, напитываю энергией почву перед собой и резко выдыхаю. Воздушный кулак, простейшее заклинание стихии воздуха, поднимает с земли килограммы пыли, образуя плотную непроницаемую для взгляда взвесь. Падаю на живот и начинаю судорожно выпускать помощника – какое-то время у меня есть, только немного, ориентируется Зения быстро. Слишком быстро, я бы сказал. Порыв ветра бьет в созданное мной облако, однако за счет вложенной энергии над техникой удается сохранить контроль. Второй порыв сносит маскировку, но это уже не важно – я успел воплотить Змея.

Помощник стремительно полетел к леди, струясь сквозь воздух, чисто символически помогая себе крыльями. Красивый темно-синий дракон с матово сверкающей чешуей и коричневыми щитками вдоль хребта. Не долетая до Зении, метров с пяти он плюнул водой (кислоту мы синтезировать еще не умеем), заставляя леди усилить защиту, изящно вильнул вверх в сторону и упал на противницу, пытаясь обвить ее туловищем и задушить в объятии. Одновременно я бросился вперед, торопясь сократить дистанцию. Помощник, несмотря на свою полуматериальную природу, в одиночку не справится, вся надежда на совместную работу. Потому как Зения не растерялась – она укрепила щиты, не позволяя Змею прикоснуться к ней, и готовила нечто мощное на основе Огня, собираясь, по-видимому, покончить с помощником одним ударом. Нельзя ей этого позволить.

Гибкое тело чуть сдвигается в сторону, и с острия моего короткого меча срывается полумесяц насыщенного желтого цвета. Единственная боевая техника, при исполнении которой мастер Джер не кривился в отвращении, только благодаря ней я кольцо и получил. Разумеется, повредить противнице она не смогла, но хоть контроль сбила. Прыжок, еще один, удар!

Кажется, она разозлилась. Или просто решила драться в полную силу.

Барьер из потрескивающих молний отбрасывает Змея, разом снося не менее трех четвертей здоровья, меня тоже задевает самым краешком. Левая рука повисает плетью, длинный нож выпадает из сведенных судорогой пальцев, в глазах стоят искры. Чудом сохраняю концентрацию и умудряюсь выдохнуть целебную мантру, организм экстренно исцеляет повреждения и я успеваю заметить – вру, не заметить, ощутить – плашмя опускающийся мне на голову меч. Ныряю вперед, в кувырке чиркая мечом по бедру противницы. Неудачно – чувствую, как лезвие останавливается щитом явно артефакторной природы. За спиной слышен хлопок, живот наполняется теплом и я понимаю, что Змей снова развоплощен и шансов почти нет. Ладно, пробуем дальше.

Сокращаю дистанцию, пытаясь атаковать со спины. К сожалению, добив помощника, Зения развернулась и теперь стоит в стойке, выставив меч перед собой. Выбора нет – если остановлюсь, она ударит стихией, и я прыгаю вперед, рубя мечом сверху вниз и одновременно создавая Водяной Плевок, натренированный мной до автоматизма. Успеваю заметить, как леди чуть сдвигается в сторону, пропуская атаку, затем в голову мне несется рукоятка ее клинка, перед глазами возникает яркая вспышка…

Темнота.

 

Желания вылезать из теплой нагретой кровати не было, нет и долго не будет, а надо. Целых десять часов уже.

Служанок в доме тети Ран не водилось, она вообще живет не слишком богато. Зарабатывает на редких заданиях и делает простенькие одноразовые артефакты, которые сдает в лавки по сотне за серебряный. Разумеется, родственники помогают – то ее родители денег подкинут, то моя мать сколько-нибудь пришлет. Мама сильно любила своего старшего брата и после гибели того в Сертанийском конфликте начала присматривать за его вдовой и племянниками. Кроме того, мое проживание у тети Ран неплохо оплачивалось. Теперь этот источник дохода иссякнет, но не думаю, что она сильно пострадает – Гардальх, мой кузен и ее старший сын, год назад выпустился из школы и теперь кое-что присылает домой.

Пять лет здесь прожил. Жаль расставаться. Прикипел я к ним.

Женщины вчера слегка поревели, узнав о моем отъезде. Сначала домой, потом в провинцию Урлагаш, к месту постоянной дислокации. Все-таки Гильдия считается полувоинским формированием и служат выпускники там, где укажут, а не там, где хочется. Если нет добрых знакомых в верхах, само собой.

Постель в последний раз заправлена, вещи собраны, почтовая карета до Синеграда отправляется через два часа. Там сяду на речной кораблик и за десять суток доплыву до Вьюнка, откуда рукой подать до нашего поместья. Если очень повезет, поездку отработаю в качестве заклинателя, хотя на всех приличных судах есть свои. Эх, был бы богачом, заплатил бы десяток золотых и прошел порталом прямо во Вьюнок, благо исходящие переходы из филиалов Гильдии разрешены для всех лиц без ограничений, достаточно пройти несложную проверку и обладать нужной суммой. Вот попасть сюда сложновато, из соображений безопасности.

- Проснулся, Ивэн?

- Доброе утро, тетя – по утрам семья завтракала в гостиной, имеющей отдельный выход в кухню. Сплетничали, обменивались планами на день, смеялись над сонной Тисой. – Привет, мелкие.

Второкурсница Лагия погрозила кулаком, выказывая свое недовольство и угрожая суровыми карами. Да-да, ты уже взрослая, мы верим. В отличие от меня или старшего брата, она учится не в Школе, а при госпитале и в результате станет младшим доктором расширенного профиля, то есть не только целителем, но и генетиком, специалистом по управляемым мутациям и фармакологом. После учебы ее припишут к больнице в каком-нибудь маленьком городе или, при везении, станет она домашним врачом кого-то из владетелей и будет спокойно сидеть, постепенно развиваясь. Никаких заданий категории «Б», то есть «боевые», тихая, мирная жизнь с последующим замужеством и рождением кучи детишек. Не самый худший вариант, если вдуматься.

Самая младшая в семье, восьмилетняя Тиса, мрачно поглощала кашу. Она никогда не видела отца. Мой дядя, молодой, подающий надежды девятиранговик погиб, когда тетя Ран была беременна третьим ребенком. Случайная смерть на первом же задании спустя месяц после присвоения звания. В результате девочка выросла не сказать что избалованная, просто доставалось ей меньше, чем остальным. Дед в ней души не чаял, мать несколько выделяла… Тетя уже договорилась о приеме Тисы в Училище Обеспечения. Да, карьера никакая, фактически обслуживающий персонал Гильдии, но куда ее еще пристроить? Врачом ей не стать, характер не тот, зарабатывать ранги тяжким трудом, чтобы подниматься по иерархической лестнице, она не сможет. Зато общительная, с людьми сходится легко – самое то для общения с клиентами. Будет работать мелкой чиновницей на полставки, а мужа нормального ей дед найдет.

Распланировал жизнь двух людей. Глупость? Не сказал бы. При кастовой системе возможных вариантов судьбы не так уж и много. Да и при некастовой тоже, если вдуматься. С детства видно, на что ребенок способен и что из него вырастет. Исключения случаются редко и обычно вызваны особыми обстоятельствами вроде серьезного эмоционального потрясения.

- Садись, перекуси – тетя поставила на стол еще одну чашку и налила в нее чай из расписанного глиняного чайничка.

- Спасибо.

- Плюшки бери – посоветовала Лагия. – Только что испекли.

- Я ему с собой в дорогу дам – пообещала тетя. – Пакетик уже приготовила. Все-таки плохо, что ты один едешь.

Из груди невольно вырвался еле слышимый вздох. Обсуждали ведь уже.

- Все мои знакомые разъехались сразу после распределения. Ничего страшного не случится – дороги безопасны, во Вьюнке меня встретят, а с мелкими неприятностями я справлюсь сам. Если таковые произойдут.

- Ну и что? Все равно в компании лучше.

И с кем я спорю? Давно ведь знаю, что лучше промолчать и сделать по-своему.

- Ну, надеюсь, лай Аххаш знает, что делает. У него брат в вашей провинции служит, наверное, знает обстановку.

- Откуда вы знает, тетя? Насчет брата.

- Да так – женщина хитро улыбнулась – поспрашивала то там, то тут. Одна моя подруга, ты ее не знаешь, лайя Каринисса, служила с вашим Аххашем в Желтых Скалах. Говорит, что неплохой человек, ответственный и неженатый.

- Последнее особенно важно.

- Безусловно – согласилась тетя. – В его возрасте это странно. Была вроде бы какая-то неприятная история с его невестой, но подробности никому не известны. Вообще отзываются о нем хорошо – неглупый, честный, на рожон не лезет, но и не трус. Строители Аххаша часто нанимают, так что без заказов не останетесь.

- Мне он, в целом, тоже понравился. Гоняет сильно, но по делу.

Неделя началась переломом челюсти (впрочем, ее тут же исцелили) и продолжилась синяками, травмами и энергетическим истощением. Справедливости ради скажу, что травмы были легкими – сам лечил, знаю, о чем говорю – и дело не ограничивалось одной практикой. Теории тоже давалось много. Я, к примеру, узнал несколько полезных упражнений для развития энергетики и начал подготовительные процедуры для предстоящего ритуала ее усиления. Аххаш намеревался провести его своими силами, только ингредиенты я должен сам закупить. У Саркена открылась недостаточная устойчивость к иллюзиям, и командиры повышали ее изуверскими методами, обещая, что дальше будет только хуже.

Нас учили, не предоставили своей судьбе, что не могло не радовать. Некоторые офицеры рассматривали бесклановых в качестве расходного материала и не считали нужным вкладываться в их развитие. Пока что отношение к нам иное.

- Про Грозовых Сов тоже кое-что вызнала – продолжала тетя. Кажется, не нравится ей то, что она должна сказать. – Раньше они были вассалами Стальных Волков. Слышал о таких?

- Алмазный клан, уничтоженный пятнадцать лет назад.

- Ну, не совсем уничтоженный – усмехнулась тетя. – Нужно выжить из ума, чтобы потерять такое сокровище. За участие в заговоре против руководства Гильдии, действия в интересах иных стран и волхование презлейшее на жизнь и семя Солнцеликого, да правит он десять тысяч лет, правящая семья и большая часть взрослых клана были казнены, лишены рангов и званий, на клан наложен крупный штраф. Кроме того, все вассалы Стальных Волков принесли прямую клятву верности Гильдии.

Грозовые Совы пострадали тогда больше всех. Их, вроде бы, всего-то двадцать человек было, и всех убили. Накрыли квартал какой-то массовой техникой, причем так и не выяснили, кто именно.

- Клан жил в Сверкающем?

- Да, сюда они перебрались уже после бунта. Купили подворье на южной окраине.

Официальная версия может не иметь ничего общего с действительностью. Тем не менее, кое-какие выводы сделать можно, и главный из них – нехрен лезть в политику.

- А про саму леди Зению что-нибудь известно?

- Да так, – тетя неопределенно повела плечом – ничего особенного. Сына тренирует, по заданиям ездит. Боевые редко берет, девятый ранг у нее старый, давно не повышала.

Гильдия создавалась в первую очередь как боевая организация… Нет, не так. Абсолютно все кланы, и гильдейские, и вольные, являются воинскими. Во-первых, ломать не строить, во-вторых, артефакторика наука сложная и делать хорошие вещи с энергетической составляющей способны немногие. Нужен талант, нужна предрасположенность. Это гранату изготовить легко, равно как и другие одноразовые поделки, а вот нечто вроде многозарядного арбалета ценится уже на вес серебра.

Как следствие, ведьмаки в первую очередь являются воинами. Специфическими наемниками, тесно связанными с государством. Однако заказов, связанных с «непрофильной» деятельностью, всегда тоже много, поэтому некоторые умудрялись жить исключительно с них. Думаю, Зения в одиночку брала задания, неинтересные для полных команд и в то же время слишком сложные для обычных рядовых ведьмаков. Или что-то еще придумала – статус главы клана под угрозой уничтожения давал ей пространство для маневра.

- То, что она не любит категорию «Б», не так уж и плохо – признал я после короткого раздумья. – Мне, конечно, хочется поскорее повысить ранг. Но не ценой экстремальных усилий.

А вот Саркен, пожалуй, окажется недоволен. Более высокий ранг означает лучше оплачиваемые задания, премиальные за сложность, срочность и другие надбавки. Рост статуса, к чему он очень чувствителен. Возможность основать собственный клан, достигнув четвертого ранга, или войти в уже существующий путем выгодного брака. Знания. Богатство. Влияние. Для него все это важно. Кроме того, парень он свободолюбивый и поэтому стремится по возможности скорее сдать офицерский экзамен, чтобы самостоятельно выбирать задания.

- Хорошо бы ты это Гардальху объяснил – вздохнула тетя. По ее лицу пробежала тень, как всегда при воспоминании о сыне. – Куда торопится? Все хочет отца превзойти, забыл, чем тот кончил.

Последние слова она произнесла тихо, чтобы девочки не услышали. Им, впрочем, было не до нас. Они опять переругивались по чрезвычайно важному поводу, о котором забудут через пять минут и на идущий совсем рядом разговор внимания не обращали. Тем лучше. Пусть не задумываются о будущей жизни и просто живут, пока есть возможность. Мать сделала все возможное, чтобы отвратить их от воинского пути, и кто я такой, чтобы ее упрекать?

Оставшееся время мы просто сидели и болтали. Обещал писать, само собой, обещал при возможности заезжать в гости. Только не знаю, получится ли – между Кансой и Урлагашем расстояние немалое, добираться долго, даже с учетом разрешения на пользование гильдейским транспортом. Да и с деньгами в ближайшее время ожидаются трудности. Хорошо оплачиваемого задания молодой команде никто не даст, все расхватают более известные и опытные, а на поддержку отца рассчитывать не приходится. Четырнадцать лет есть, вполне взрослый мужчина, гильдейский знак на шее носишь – сам себя обеспечивай. Позиция, в принципе, правильная и меня устраивающая, но имеющая некоторые отрицательные стороны. Ничего, прорвемся.

Специально просил не провожать, и все равно довели до почтовой станции. Большая, запряженная четырьмя битюгами карета вмещала в себя двадцать человек и неведомо сколько груза, так что поеду медленно, зато с комфортом. Женщины опять начали реветь и громко прощаться, веселя окружающих. Из-за нас отъезд задержали на пять минут, но наконец-то я с невольным облегчением забрался на второй этаж, сел на свободное место и облегченно выдохнул. Иногда близкие люди очень назойливы. С другой стороны, без них совсем плохо.

Карета медленно покачивалась, я махал рукой, глядя на удалявшиеся фигурки, другие пассажиры устраивались удобнее, намереваясь вздремнуть. Вот и закончился этот этап моей жизни, понятный и местами простой. Что от меня требовалось? Всего-то не испортить отношения с одноклассниками и заниматься как можно больше. Теперь же я официально считаюсь самостоятельным человеком благородного происхождения, требовать с меня станут больше и наказывать строже.

Да что там, теперь все будет иначе.

 

 

Глава 2

 

Дождь. Дождь, дождь, дождь, дождь…

Отвратительная здесь погода. Холодный северный ветер приносит облака с Асконского моря, а Свирепые горы не позволяют теплому воздуху с юга хоть немного улучшить климат побережья. Урлагаш, самая северо-восточная провинция Осеннего Царства. Причем довольно богатая, несмотря на жутчайший климат – все-таки морские ворота страны, из ее портов купцы плавают в добрый десяток стран. Однако почти вся деятельность сосредоточена на побережье, тогда как в глубине, у предгорий, люди селиться не любят. Почва каменистая, воды не сказать, чтобы много, с гор лихие люди набегают.

Местное отделение Гильдии обосновалось в Галечном, крупнейшем порту провинции. Точнее говоря, в Галечном находился штаб с соответствующей охраной и обеспечением, тут же располагались казармы для части команд, а большинство боевых отрядов сосредоточилось вдоль границы, на линии укрепленных фортов. Нас, новичков, в «горячую зону» не пошлют, первый год после выпуска предназначен исключительно для боевого слаживания и приобретения практических навыков.

Так вот, по поводу казарм. Все ведьмаки принадлежат к благородному сословию, даже если происходят из купеческих или, еще реже, из крестьянских семей, поэтому собственная комната считается минимально необходимым уровнем комфорта. В зависимости от статуса и ранга это может быть крохотная комнатушка с узкой кроватью, платяным шкафом и невысокой этажеркой или настоящие царские хоромы из зеркальных зал со светильниками из золота и дорогими гобеленами на стенах. Меня, как очевидно, разместили по первому варианту. Гильдейцы имеют право снять квартиру в городе или даже купить дом, но лишних денег у меня нет, так что придется ютиться на шести квадратных метрах и мечтать о лучших временах. Тем более, что гильдеец я неполноправный. Однако уборкой в любом случае не занимаюсь – на каждые четыре комнаты полагается один денщик, он и обеспечивает нам быт.

В комнате я только сплю. Все остальное время провожу на полигоне.

Лай Аххаш, как и обещал, всерьез взялся за обучение нашей команды. Хотя слово «обучение» не совсем точно описывает ситуацию. Дрессировка? Натаскивание? Приемы и заклинания вбивались до уровня рефлексов, практические занятия перемежались лекциями по теории энергообмена и политическому устройству мира. Гербы кланов и боевые школы, купеческие союзы, их лидеры и сферы влияния, цены на рынках и наиболее известные торговые маршруты, тактика защиты и нападения против ближайших противников – мастера всему учили. Вейран утверждал, что так его не гоняли ни разу, особенно по методикам сбора и добычи информации. Базу Аххаш давал колоссальную. Маскировка, прослушка, анализ, вскрытие и подделка документов, чтение шифров… По его словам, львиную долю дохода Гильдия получает за счет заказов торговцев, поэтому разбираться в их внутренней кухне просто необходимо. И не дай вам боги заснуть во время лекции!

Повезло нам с командиром.

Владение стихиями тоже развивали, но не сильно. Поначалу Саркен раскатал губу, рассчитывая на помощь Зении в овладении огнем – ему же обещали дальнобойные техники – однако леди сосредоточилась на ритуалистике и защите от ментальных воздействий. Да еще и показала, насколько это важно.

- Нападай!

Как позднее признался Саркен, возможности реабилитироваться за прошлый раз он обрадовался. Парень долго думал, разбирал прошедший бой, изучал стиль леди Зении, подбирал подходящую тактику и, вроде бы, понял свою ошибку. Ему казалось, что еще чуть-чуть, самую малость, и он достанет соперницу. Однако боя не вышло.

Едва Саркен атаковал, леди наложила на него простенькую иллюзию. Самую примитивную, мы ее на втором курсе проходили. «Вспышка света» называется. Защититься от нее мой друг не успел, потерял ориентацию и был крепко приложен сапогом по ребрам (мастера почти не сдерживались в бою, обеспечивая меня дополнительной практикой). После чего последовала короткая проникновенная лекция о постоянной бдительности и многообразии коварства врага, закончившаяся выводом о нашей неполноценности и обещанием оную исправить. Собственно, чем мы теперь и занимались.

Тренировали память, заставляя учить своды законов наизусть. Вываливали на стол горку мусора, показывали на пять секунд, а затем закрывали и требовали перечислить, что видел. Отпустили в город на сутки, а потом дотошно выспрашивали, где какие здания находятся, их приметы, памятники, названия улиц, проходные дворы, подходящие места для закладки тайников, сколько нищих сидело у храма Морского Старца и многое другое. Честное слово, давно не чувствовал себя таким никчемным. Из нас троих более-менее достойно держался только Вейран, которого с детства учили чему-то подобному, но и он под конец вид имел бледный и замученный.

- Вот что, дорогие мои – Аххаш стоял, прислонившись спиной к стволу могучего дуба, выращенного на полигоне кем-то из наших предшественников. – Прошло полтора месяца с тех пор, как наша команда собралась в сем славном городе. По мнению начальства, для знакомства срок вполне достаточный. Поэтому оно настойчиво предлагает, можно сказать, настаивает, наконец-то заняться делом и начать брать задания.

Сидеть на земле, мокрой и грязной, было неудобно, поэтому еще на первых тренировках под деревом сформировали пару скамеек из обожженной выдохом пламени глины. На одной из них мы сейчас и примостились, внимательно слушая речь наставника. Услышав последнюю фразу, Саркен довольно заулыбался, да и я тоже почувствовал некое оживление. Однообразие тренировок надоело, и деньги нужны.

- На мой взгляд, выпускать вас из Галечного рановато, однако не будем поддаваться демону перфекционизма – тут Аххаш запнулся и для горца пояснил – то есть излишнего стремления к идеалу. В конце концов, результаты вы показываете… приемлемые. А раз так, то завтра в семь утра встречаемся у южного выхода из казарм. Мы наняты старостой деревни Нижние Ложки для создания поля, подходящего для выращивания ржи, овощей и прочих культур, произрастающих в данной местности. Вопросы?

Первым сориентировался я.

- Где расположена деревня, на какой срок брать запасов и примерные размеры поля.

- Три дня по дороге на Медяники и еще день на восток – ответил Аххаш. И тут же обрадовал: - По возвращении заучите наизусть карту провинции. В заявке указана площадь поля пятьсот на триста шагов, так что, думаю, за пару суток управимся. Считайте, уходим на полторы недели.

Больше вопросов не было, и мастер отправил команду готовиться к первому походу. Проторенной дорожкой наша троица отправилась в баню, ибо дольше терпеть зуд не было мочи – несмотря на дождь, грязь забиралась под одежду и тело жутко чесалось. Относительно прилично выглядел только Вейран, с самого начала сегодняшнего занятия закутавшийся в броню на основе стихии воды и потому переживавший падения в лужи и прочие прелести тренировки с меньшим уроном. По пути Саркен ворчал:

- Что за задание такое? Нафига крестьянам ведьмаки? Делов-то - землю вспахать! Испокон веков полями владетели занимались, за то и берут четвертину урожая.

- Здесь другие обычаи – откликнулся Вейран. – Да и владетеля у деревни может не быть, если она в престольной собственности. А перетаскивать валуны и просеивать землю, чтобы выбрать мелкие камни, для землепашцев слишком долго и трудно.

- Все равно странно – поделился сомнениями я. – Первое задание и сразу у черта на куличках.

- Все приличное мигом расхватывают. Кроме того, у нас специализация по Земле, и хороших знакомых среди администрации нет. Вот и сплавили под удобным предлогом.

- И заплатят наверняка гроши – дополнил печально Саркен.

- Само собой. Откуда у грязноногих деньги?

Баня у нас хорошая, большая – ну, еще бы в таком-то климате. И почти всегда в ней кто-то есть. Помимо парной, многие ведьмаки очень любят отмокать в бассейнах с горячей водой, но я туда не полез. Времени совсем нет. Ограничился тем, что заклятьем нагрел воды в каменном баке, ополоснулся из ковшичка и минут десять погрелся в обжигающей духоте, попутно раздумывая, какие вещи брать с собой. К сожалению, путешествовать придется пешком. Ведьмаки и так-то быстрее большинства лошадей, а уж по местной погоде, и по разбитым дорогам… Значит, плащ, сухое белье, сменная одежда, тент, пищевые концентраты, спирт, аптечка, нитки с иголками, котелок, ложка, прочие мелочи – много всего набегает.

Обстановка в бане демократичная, соблюдать этикет голышом трудно, но кое-какие условности сохраняются. Поэтому при виде лая Эрхарта я быстро согнулся в уважительном поклоне, приветствуя третье лицо в иерархии отделения. Тот прошел мимо, но затем остановился и обернулся назад:

- Если мне не изменяет память, вашим командиром является Аххаш Тяжесть Земли?

- Так точно, лай! Ивен Светлая Ласточка, команда пятьдесят шесть!

- Передайте ему, пусть зайдет ко мне в понедельник.

- Завтра утром команда уходит из города и будет отсутствовать полторы недели, лай! Должны ли мы задержаться?

Мужчина помолчал, раздумывая, и отрицательно покачал головой – движения я не видел, продолжая стоять в полупоклоне, скорее, уловил боковым зрением.

- Нет необходимости. Зайдет после возвращения.

- Да, лай!

С рядовыми, разумеется, не откровенничают, но глаза-то у нас есть. И мозги работают, правда, не у всех. Оказывается, нашего командира давно пытаются затащить на экзамен на шестой ранг, а он упорно сопротивляется и сидит на седьмом. Причин такого нежелания в точности я не знаю, но предположить могу.

Дело заключается в разнице между положениями старшего и младшего офицерства. Младшие, то есть с девятого по седьмой ранг, получают меньшую оплату за выполненные задания, да и статус у них относительно невысок. Зато у них есть ряд очень серьезных преимуществ – например, право выбора. Гильдия только предлагает им взять то или иное задание, настоять на своем у нее официальной возможности нет. В принципе, седьмой ранг может годами не ходить на работу, лишь бы благовидный предлог имелся и страна войну не вела. В то же время шестые, пятые и четвертые ранги обязаны полностью подчиняться приказам вышестоящих и почти постоянно пропадают «в поле», как правило, рискуя жизнью. Правда, их труд и оплачивается намного лучше, и различные льготы им предоставляются очень серьезные.

Еще надо учитывать, что основной силой Гильдии являются кланы, поставляющие ей ведьмаков на основании заключенных договоров. Так вот, из числа клановых обладателей младших рангов служить обязаны не более половины, остальные имеют право заниматься собственными делами и в Гильдии могут не состоять. Для старших же рангов этот процент доходит до девяноста. Если же вспомнить о генералитете, то есть людях, подтвердивших третий ранг или выше, то они обязаны служить поголовно и в отношении них понятия «отставка» не предусмотрено.

Значит, либо Аххаш входит в число подручных главы своего клана, либо не хочет делать карьеру. Во втором случае, причины должны быть более чем вескими, иначе родичи заставили бы его сдавать экзамен принудительным порядком – чем больше высокоранговых ведьмаков в клане, тем выше его влияние, тем проще перейти на следующую ступень в иерархии. Для меня важно точно знать? В принципе, да. На ближайшие лет шесть Аххаш для меня если не определяющий фактор бытия, то кто-то вроде того. Могу я выяснить подробности? Учитывая состав команды – да, могу.

Только торопиться не надо. Не те у нас пока что отношения.

 

Добраться до этих богами забытых Нижних Ложек оказалось легко только на словах. Дорога превратилась в чавкающую кашу, постоялые дворы поражали как внешним видом, так и сервисом, однообразие пейзажа утомляло. Серость, пожухлая трава на обочинах, непролазная грязь полей. Вся жизнь в провинции сосредоточилась на узкой полоске побережья и вдоль широкого, тщательно созданного тракта, ведущего вглубь страны. Мы же шли в глухомань. Первые сутки еще было интересно, да и места выглядели обжитыми, на вторые настроение начало портиться, а к месту ночевки команда, во всяком случае, младшая ее часть, добралась в изрядно расстроенных чувствах. Падающая с неба вода достала, равно как и сон в кишащих клопами гостиницах, и необходимость поддерживать взятый Аххашем темп. Честное слово, монотонность движения выматывала сильнее тренировок.

Единственным запомнившимся моментом пути стала встреча с такой же командой, как наша. Два офицера, три рядовых. Но, в отличие от нас, они учились не в кансайской школе, а в белозерской, и этот факт менял многое. Белозерье считалось непрестижным, туда редко шли клановые, зато часто поступали дети богатых крестьян, торговцев или не обзаведшихся землей владетелей. Их программа обучения изначально составлялась под людей со слабыми способностями к чародейству, отсюда малое количество заклинаний и техник, взамен делался упор на работе с оружием и действия в группах. Курс ритуалистики урезан, зато каждый проходил через ряд стандартных процедур по модификации организма. Смертность на заданиях у них чудовищная. Энергетические возможности многих не позволяли стать кем-то большим, чем десятиранговик, поэтому после обязательной службы в Гильдии они выходили в отставку и становились мелкими офицерами в дружинах владетелей, вербовались в армию правителя или занимались чем-то подобным. Повезло мне, что в старом роду родился.

Несмотря на наличие реального опыта, (выпустились парни в прошлом году) на нас они смотрели с почтением. Правильно делали – случись схватка, понятно, кто выйдет победителем. Мы даже внешне выглядим крепче, увереннее, опаснее, подсознательно воспринимаясь хищниками более высокого уровня. Кругозор шире, образ мышления иной, не зацикленный на сиюминутных потребностях. Все-таки от полученных в детстве уроков чертовски многое зависит.

В многажды проклятые Нижние Ложки мы вошли в точном соответствии с графиком лая, то есть вечером четвертого дня. Думаю, наше ворчание здорово повеселило обоих мастеров, но вида они не показывали. С совершенно невозмутимыми лицами шли по обочине – леди впереди, Аххаш сзади, прикрывая тыл – спокойно зашли в деревню, вышли к наиболее богато выглядящему дому, пообщались со старостой. Неприглядное местечко. Сложенные из камня низенькие закопченные дома, испуганные женщины в шерстяных обносках, торопливо прячущие тощих детей при появлении чужаков, согнутые спины мужчин. У Вейрана, несмотря на усталость, на лице явно проступало удивление и он активно крутил головой по сторонам – не встречал прежде такую откровенную нищету. В поселениях Гильдии живется сытно, деревни по дороге в Галечный он видел мельком. Сейчас поражался.

Да нет, дружок. Это еще не нищета.

Жизнь крестьянина в руках владетеля. Если владетель – хозяин рачительный, то живется на его землях сытно. Даже слабенькая «благодать небесных полей» увеличивает урожай в два раза, не говоря уже о более мощных техниках земли. Наличие собственного жреца в деревне сильно снижает смертность, особенно детскую, а ведь обычно в сельских храмах служат родственники господина. Владетель может отыскать месторождение железа по просьбе кузнеца, устроить запруды, выбрать подходящее место для мельницы, вылечить скотину… Да много чего он может. И даже в том случае, если владетель молод, неопытен, или просто халатно относится к своим обязанностям, то и тогда его слуги могут жить неплохо. Лишь бы время от времени снисходил к их просьбам и не слишком налоги задирал. А вот если хозяин у деревни самодур, мот, транжира, живущий в столице и высасывающий все соки, отбирающий последнюю монетку – тогда плохо приходится крестьянину. Уходить-то с земли без разрешения владетеля нельзя.

В Нижних Ложках жрец был, так что дела обстоят не так плохо, как кажется. Просто климат жуткий и сборщик налогов жадноват, лишку берет. Однако староста нашел же деньги для нашего найма, коровьего дерьма на земле много, значит, скотина есть, а на поясах у мужичков покачиваются ножи. Относительно дорогое удовольствие, есть места, в которых один нож или топор приходятся на целую деревню.

Староста, упитанный мужичок с седой бородой и хитрыми глазенками, встретил нас перед воротами и, поминутно кланяясь, провел в дом. Вот интересно – лебезит-то он лебезит, а на колени не хлопнулся, то есть цену себе знает. Он хоть и низкорожденный, но удостоился чести принесения личной клятвы династии, когда назначался на пост, то есть обладает рядом прав благородного. По местным меркам староста деревни – фигура!

- Прошу вас, благородные господа, проходите в дом. Вы, наверное, устали с дороги? Я немедленно прикажу невесткам растопить баню и приготовить лучший ужин в честь прибытия долгожданных гостей!

- Правильно мыслишь – Аххаш, в соответствии со статусом, первым переступил порог. – Понять не могу, как вы живете в такой сырости.

- Должно быть, господин недавно приехал в нашу провинцию – в очередной раз поклонился староста. – Сильные дожди, хвала небожителям, идут не более трети года. В остальные сезоны погода суше, иногда даже облаков нет.

- Нравится мне это слово – «иногда»…

Дом, в основном каменный, оказался внутри разделен на четыре комнаты и относительно большой зал с настоящей печью, а не топящимся по-черному очагом. Комнаты крохотные, как в наших казармах, зато отдельные. Настоящие хоромы, особенно если сравнивать с некоторыми областями на юге страны, где даже некоторые благородные живут в сплетенных из гибкого дерева хижинах. Семья старосты быстро собралась, похватала вещи и ушла ночевать в пристройки, с улицы потянуло вкусным запахом каши. Саркен в углу переговаривался с бородатым мужиком, выясняя, нельзя ли протопить вторую баню. Мужик прикидывался тупым – топливо дорого, тратить не хочется.

Первыми отогреваться пошла мужская часть группы. Если такой порядок и вызвал чье-то удивление, то только в том плане, что старший позволил младшим мыться одновременно с ним. Так не принято. Лицо, обладающее более высоким статусом, по умолчанию получает максимально возможный комфорт, и воспринимается это как должное. Будь Аххаш сторонником строгой субординации, и сначала помылся бы он, потом его помощница и только после них мы, трое, имели бы право залезть в парную. К счастью, командир в первую очередь ориентировался на целесообразность.

После бани – ужин. Пища грубая, простая, но обильная и вкусная, тарелки пустели прямо на глазах. Староста особо не донимал разговором, только время от времени указывал домочадцам приносить новые блюда. Похоже, хороший аппетит гостей его не удивлял. Из-за усиленного метаболизма все ведьмаки едят много и, по возможности, часто, предпочитая мясную диету всем остальным. Только дождавшись, пока Аххаш утолил первый голод и несколько подобрел, хозяин дома принялся закидывать удочки на предмет халтуры. Проскользнули в его речи намеки о том, что поле маленькое, камней на нем немного, а гости ведьмаки могучие, наверняка не сильно устанут после работы… Короче говоря, предлагал нам поработать напрямую. Дело, в общем-то, обычное, все команды часть заданий выполняют без уведомления начальства и, следовательно, без отчисления десятины. Гильдия закрывает на это глаза, но только до определенного предела, так что стоит ли соглашаться, я не знаю. Не разбираюсь пока что в традициях ведьмаков настолько хорошо. Ну, Аххаш сам разберется, что команде лучше, так что мы со спокойной совестью отвалились от стола и отправились на боковую, оставив командира беседовать со старостой.

 

Тот факт, что нам дали поспать целых семь часов, иначе чем бурными возлияниями вчерашней ночью объяснить сложно. Даже в Галечном мы вставали в шесть утра и крутились до поздней ночи, потому как недостатком фантазии Аххаш не страдал и заданиями обеспечивал всегда. Свободного времени практически не оставалось, не говоря уже о возможности поваляться в постели подольше.

Сегодня мы тоже встали до рассвета, но обошлись без тормошения или кувшина ледяной воды на голову. Хотя воду с успехом заменил промозглый воздух, с легкостью пробиравшийся под тонкие одеяла и побуждавший подняться поскорее, чтобы перебраться в общий зал, поближе к открытому очагу.

Напарники уже сидели возле огня и завтракали.

- Где старшие?

- Во дворе, о чем-то со старостой спорят – Вейран с сомнением разглядывал толстый ломоть вареного сала, положенный на горку каши. – Оно точно съедобное?

- А чего такое? – из своей миски Саркен тут же извлек похожий кусок и принялся его с аппетитом обсасывать. – Мясо же!

- Мяса не вижу. Один жир.

- Какая разница?

- Жир я не ем.

- Теперь ешь – рядом опустился за стол Аххаш. Передвигается он совершенно беззвучно, я за все время знакомства так ни разу его появления и не заметил. – В походе не до изысков, а организм в форме поддерживать надо. Иногда такую дрянь жрать приходится…

- Мастер, чего хочет староста?

- Всего и даром – с серьезным лицом ответил мне Аххаш. – Предлагает сделать ему второе поле, но деньги дает совершенно смешные. Перебьется. Хватит с него и того, что я согласился слегка изменить текущий контракт.

- Что сейчас будем делать?

Остальные прекратили жевать с прежней скоростью и уставились на командира.

- Сейчас пойдем к месту работы, наметим контуры. Потом вы займетесь очисткой от камней, а я пойду за новой почвой. Здесь неподалеку, километрах в двадцати, есть нечто вроде пересохшего болота, где местные берут плодородную землю.

«О поле, поле, кто тебя Усеял мертвыми…» нет, не костями. Камнями. Которые нам, как любезно пояснила леди Зения, нужно собрать и перенести к ближайшей дороге, причем не только валуны и булыжники, но и всякую мелочь с полмизинца длиной. На расстоянии двух метров вглубь, иначе перепад температур через пару лет выдавит камешки на поверхность.

Для начала разделили сферы ответственности. Саркена, чтоб не путался под ногами, сразу отправили перетаскивать наиболее крупные валуны, благо силы и выносливости ему не занимать, а сами занялись более кропотливой работой. Я, лучший в команде ритуалист, прощупывал почву и отмечал места, где лежат укрытые землей булыжники, в то время как Вейран заставлял мелкие камешки собраться в шар и откатывал получившиеся шары в предназначенное им место. Работа не очень сложная, но кропотливая, монотонная и затратная в плане энергии. Причем неизвестно, что сложнее. Я могу просканировать квадрат пять на пять метров, не напрягаясь и тратя минимум времени на нанесение усиливающего чувствительность чертежа, после чего приходится ямы копать. С другой стороны Вейран извлекает камушки с метровой глубины, буквально взбалтывая кубический метр почвы. Ему, возможно, и не труднее, с его-то связью со стихиями, но по срокам выходит так же, а усталость сильнее. Халтурить же нельзя – первое задание, да и леди следит, даром, что на другом конце поля.

Ладно, когда свою часть закончу, помогу. Знаю пару стихийных заклятий нужной направленности. А Саркену чем заняться, батарейкой работать? Контроль у него слабый, специализируется на Огне, Землей овладел постольку-поскольку. Он и сам это понимал, иначе через два часа не подошел бы с предложением помочь. Дело пошло быстрее – теперь булыжники из земли выкапывать не нужно, можно сосредоточиться на чистой сенсорике. Недостатком ритуалистики является долгий срок действия и тщательность прорисовки направляющих контуров, в этом плане прямая работа со стихиями предпочтительней. Войти в транс оказалось несложно, земля чутко отзывалась на малейшие вибрации, так что я сам не заметил, как обошел все поле, утыкав его невысокими колышками-отметкми.

Солнце стояло или, правильнее, с трудом пробивалось из-за облаков в зените, и Зения скомандовала перерыв. Очень кстати – все мы устали и работали на последних крохах силы. И это при том, что обработана всего четверть поля… Точнее говоря, с поверхности булыжники убраны везде, а вот со всем остальным дела обстоят намного хуже. Если старшие не вмешаются, сегодня не закончим, но они, кажется, решили на практике оценить наши возможности.

- Итак, давайте разберем ваши ошибки – леди совмещала приятное с полезным, то есть ругала нас и одновременно обедала. – Объясните мне, чем вы вообще заняты? Перед вами поставили примитивную задачу – очистить землю от камней, чтобы у крестьян плуги не портились. Ни усиления плодородия, ни создания локальной зоны чистого неба, ни чего-либо еще схожего от вас не требуется. Так нанесите ограничивающий контур, составьте круг и проведите обычный ритуал воззвания, благо условия просто идеальны! Вместо этого вы бессмысленно расходуете энергию в низкоуровневых заклинаниях.

- Мы в круг еще не вставали – хмуро напомнил Вейран.

- Значит, самое время наконец-то озаботиться – с милой улыбкой посоветовала ему мать.

В чем-то она права. Место чистое, наводок от чужих ритуалов, заклинаний или техник нет. Притереться друг к другу мы успели, на почве общей ненависти к методам обучения наставников и страдания от оных. Только все равно страшновато.

- А если что-то пойдет не так?

- Не волнуйся, Ивен – на сей раз добрая улыбка была адресована мне. – В самом худшем случае мы успеем дотащить ваши тушки до ближайшего менталиста, здесь форт неподалеку.

- Леди, у нас энергии мало осталось.

- На один ритуал должно хватить, иначе вы бы сейчас не за обедом сидели, а без сознания валялись.

Похоже, решение принято и мнение исполнителей никого не интересует.

Основная нагрузка ляжет на меня, как единственного члена команды, более-менее предрасположенного к менталистике. Ну, что значит предрасположенного – слабая четверка по пятибалльной шкале, у остальных оценки еще хуже. Контур рисовать тоже мне… Энергии на все не хватит, придется из Саркена вытягивать, игнорируя сопутствующие потери.

Вообще, конечно, идиотизм – ради выполнения простейшего задания приходится освежать знания в ритуалистике, работе с сознанием, призывать напрямую стихию и, чует сердце, опосля всего лечить энергоистощение у себя и парней. Сколько там в аптечке настоек, повышающих выработку энергии ядром? На один раз точно хватит, надо в Галечном наварить еще, и с запасом. Только не слишком много – ингредиенты, долго держащие заряд, стоят дорого, у меня таких денег нет и долго не появится.

После обеда наступила пора отдыха… Леди заявила, что лучшим отдыхом является легкая прогулка на свежем воздухе и направила нас готовиться к предстоящему ритуалу. Достаточно муторное занятие: разрезать булыжник на несколько тонких пластин, на пластинах выцарапать соответствующий символ, напитать заготовку силой, установить получившийся примитивный артефакт на предназначенное ему место. Выверенное, к слову сказать, с точностью до сантиметров. Можно, конечно, и не заморачиваться с точностью, но у меня не настолько большой резерв, чтобы терять даже капли энергии.

Мы потратили два часа на установку и еще минут двадцать, когда Зения указала на ошибки и заставила переделать часть получившегося узора. Сколько времени занял сам ритуал, не знаю, но вряд ли много. В трансе восприятие принципиально отличается от обычного. Собравшиеся в отдалении деревенские могли видеть, как сначала поверхность земли зашевелилась, покрываясь тонкой бурой коркой, а затем тысячи мелких камешков принялись бодро сползаться к замершим в середине поля фигурам. Поток щебня окружил нас кольцом шириной примерно в метра два, по уму, следовало бы выбросить его за пределы очищаемого участка, но сил у нас уже не хватило. Так что завершала наш труд леди, мы лежали в отключке.

Вот, собственно, и все.

Бурда из пузырьков подействовала, к вечеру я оклемался достаточно, чтобы поинтересоваться, чем же закончилась наша первая миссия. Зеленоватый, но бодрый Саркен – ему меньше всех досталось сегодня - тут же поправил, что ничего еще не закончилось, потому как акт не подписан и не сдан в канцелярию Гильдии. Бюрократия непобедима. Тот же источник поведал, как ближе к вечеру на огромном земляном големе заявился Аххаш, и одной составленной из плодородной почвы многоножки с лихвой хватило на очищенное нами поле. Мастер справился за одну ходку, понятно, почему его весь день не было видно. Заодно произвел серьезное впечатление на деревенских, не удивлюсь, если после такого староста раскошелится на куда большую сумму, чем планировал изначально. Интересно, нам премия обломится, или не за что?

 

Проникнувшийся зрелищем староста деньги даже не пытался зажилить, подписал бумаги, как миленький. Посчитал, по-видимому, что раз Аххаш сотворил такую здоровенную дуру, то он принадлежит к числу сильнейших ведьмаков Гильдии, от которых вменяемому человеку лучше держаться подальше. Откуда крестьянину знать, что боевая ценность наскоро сляпанных големов слабо отличается от нуля, и размер здесь значения не имеет?

Желания задержаться лишний день в насквозь промоченной деревеньке ни у кого не появилось, команда единодушно решила поскорее вернуться в Галечный и отдохнуть в спокойной обстановке. Не звери же начальники – дадут пару дней отоспаться. Так что на следующее утро наша группа в полном составе зашлепала по раскисшей дороге, провожаемая благими пожеланиями старосты, меканьем выгоняемых на скудные пастбища коз и испуганными взглядами из дверных проемов. Буду надеяться, больше мы сюда не вернемся.

- Как-то не так я представлял свое будущее – тихо признался Саркен.

- До «бэшек» нас еще долго не допустят – так же вполголоса откликнулся Вейран. – Да и потом…

Напарники скорбели, я же только пожимал плечами. Пока что меня все устраивало. Хотелось бы, конечно, всего и сразу, но «все и сразу» случается только в сказках, а у нас здесь – реальность, данная в ощущениях, иногда очень болезненных. Деньги на этом этапе не нужны, ближайшие года четыре целиком направлены на приобретение опыта. Вот когда получу десятый ранг, тогда и задумаюсь над дальнейшей судьбой.

О своих бойцах Гильдия заботится, даже рядовые ее члены имеют возможность развиваться во множестве направлений. Потому что, во-первых, организация заинтересована в росте бойцов и увеличении количества кланов, а во-вторых, по-настоящему серьезные вещи бесклановые не освоят. Силенок не хватит, будь ты хоть трижды умник и талант. Потому-то и ломятся полки библиотек от книг и свитков, и организуются в поселениях Гильдии многочисленные курсы повышения квалификации, и проводятся в госпиталях операции-ритуалы, позволяющие хотя бы немного модифицировать организм, приблизить его параметры к тем, что от природы даны потомкам пользователей силы. Те, чьи предки были ведьмаками на протяжении хотя бы двух поколений, изначально слегка быстрее, сильнее, выносливее, обладают небольшой склонностью к использованию тех или иных аспектов Пути Земли и Неба. Хорошо таким, как я, выходцам из родов - благородное сословие пусть на низовом уровне, но использует силу. А каково рекрутировавшимся в Гильдию крестьянским или купеческим сыновьям?

Желание побыстрее проскочить подготовительный период и перейти к серьезным заданиям у меня отсутствовало напрочь. И в силу природного миролюбия, и благодаря высокой вероятности напороться на противника выше классом, после чего благополучно свернуть себе шею. Я б вообще предпочел заниматься чистой наукой, или в госпитале работать. К сожалению, местный менталитет базировался на довольно простой установке: либо ты сила, либо – никто, поэтому репутация бойца для сносной жизни необходима. Связей-то нет, надеяться можно только на себя. Ну а раз я хочу прожить подольше, и желательно в комфорте… Короче, стратегия мастера Аххаша нашла в моем лице горячего сторонника.

Путь обратно получился столь же унылым, дождь лил не переставая. Поскорей бы влажный сезон закончился и наступило лето, хочется увидеть солнышко на небе. К тому моменту, как вдалеке показались ворота Галечного, напарники пали духом окончательно и даже не переругивались, погруженные в мрачные думы. Действительность слабо походила на пропагандистские заманухи, которыми нас щедро потчевали в школе. Интересно, мастер сознательно выбрал задание поскучнее или так просто совпало?

 

Глава 3

 

Ведьмаки хоть и считались благородным сословием – идиоты, желающие это оспорить, долго среди живых не задерживались – все-таки в глазах общества выглядели менее респектабельно, чем владетели. Кодекс чести дворянства отличался куда большей жесткостью, были занятия, до которых класс «меча и опоры трона» не опускался никогда. Например, владетели не занимались торговлей. То есть они продавали выращенные на их землях продукты питания, строили лесопилки, запруды, разводили стада и занимались много чем еще, получая с того денежку, но операции типа «купи-продай» находились под законодательным запретом. Точно так же, как и ростовщичество в любых формах.

Ведьмаки имели право заниматься любой деятельностью, не противоречащей уставу и интересам Гильдии. Зарабатывали, как могли и чем могли.

- Здравствуйте, здравствуйте, благородные господа – словно болванчик, принялся кланяться узкоглазый торговец. – Чем скромный Нисин может помочь великим воителям?

- Скорее уж, чем великие воители могут помочь умному и предприимчивому Нисину – хмыкнул мастер. – Мы собираемся в Ласточкино Гнездо, будем там через пять дней. Груз есть?

- О, конечно-конечно! Я ждал, я надеялся, и даже отказал почтенному Блохе, предлагавшему разместить мои бочонки меда в его караване. Где еще окажется товар в такой безопасности, как не под присмотром благородного Аххаша?

- И много меда?

- Восемь сорокаведерных бочек.

- Так – мастер прищурил глаза, прикидывая в уме получившийся вес. – Можем прихватить еще что-нибудь примерно на четыре пошева.

Могли бы и больше взять. Мед весит около четырех тонн, пошев примерно равен двумстам пятидесяти килограммам – при острой нужде Зения в одиночку перенесет весь предложенный товар. С другой стороны, мы ведь не носильщики. У нас свое задание, при выполнении которого не исключено столкновение с конкурентами нанимателя или просто бандитами, поэтому расходовать слишком много энергии на работу пространственных карманов нельзя. Чем отбиваться станем, если нападут?

Нисин дернул себя за бородку.

- Есть полотно, хорошее, льняное. Только партия пошевов на шесть потянет.

- Не пойдет – мгновенно отказался Аххаш. - Слишком много.

- Тогда бочку воска прихватите. Или кож тюк, приказчики увяжут, сколько по весу требуется.

- Давай воск, я не хочу задерживаться.

Забавно, но за данную операцию взносы Гильдии не отстегиваются. Организация не занимается перевозками, контракты заключаются либо на охрану товара, либо на доставку особо ценных застрахованных предметов. А то, что рядовые ведьмаки таскают между городами пшеницу, воск, специи, слитки металла или изделия из него – исключительно их частные дела, никого не волнующие. В случае утери груза Гильдия за него не отвечает, но и своих членов выгораживать не спешит.

К слову сказать, подобной мелкой подработкой не брезгует никто. Ни молодняк вроде нас, ни более опытные команды постарше, разве что гвардия игнорирует попутный заработок. Впрочем, с их доходами это неудивительно.

Со дня возвращения из приснопамятных Нижних Ложек кое-что изменилось, и существенно. Мастер начал брать заказы, дешевенькие и короткие, зато часто. В жизни появился определенный ритм – примерно неделя уходит на выполнение контракта, сутки отсыпаемся и еще неделю заняты тренировками. Кажется, командиры поделили обязанности, да еще и знакомых к делу дрессировки учеников привлекли, потому что свободного времени у нас не оставалось совсем. Мы дважды провели тренировочные поединки с такими же новичками, один раз слились вчистую (противники попались очень сильные), во второй раз вышла ничья. Хотя Саркен утверждает, что мы победили. Такое чувство, что Аххаш куда-то торопится, иначе сложно объяснить взятый темп.

Тракт, по которому мы покинули Галечный, связывал порт с центральными районами страны, движение было оживленным. Мы не торопились и ехали на большом фургоне, договорившись с мелким купчиком о проезде. Тот не возражал – присутствие команды ведьмаков избавляет от значительной части дорожных неприятностей. Обычных бандитов из простонародья в государстве нет, их очень быстро вырезают, зато часто шалят мелкие владетели или небольшие отряды наемников.

- Лай Аххаш, позвольте задать вопрос? – Мастер слегка повернул голову, выражая вялый интерес, и я продолжил. – Почему в Гильдии приняты именно пятерки? Не рациональнее ли было бы к каждому офицеру приставить одного ученика?

- Скажешь тоже – фыркнул командир. – Где офицеров столько набрать? Почти любой постарается увильнуть. Учить нравится далеко не всем, кроме того, наставники не имеют права выполнять некоторые категории контрактов. Ограничения снимаются только после того, как все выпускники достигают десятого ранга, а иногда на это уходят десятилетия. Вот и пришлось старейшинам принять законы, поощряющие офицеров взваливать ярмо на шею.

Он нас не ругал. Но лучше бы обзывал по-всякому.

- Кроме того, талантом педагога наделен не каждый, подтягивать же уровень пополнения необходимо. Поэтому у командира группы всегда есть зам – хотя бы кто-то один из нас чему-то молодежь да научит. Ну а вас трое, потому что ректор школы Сверкающего считает это число наилучшим с точки зрения безвозвратных потерь и свое мнение менять отказывается напрочь. Учитывая его высокий авторитет… - Аххаш пожал плечами, не желая продолжать.

- Ну, нас-то вы гоняете вдвоем, и в очень хорошем темпе. Я разговаривал с другими недавними выпускниками – у них нагрузка намного меньше – я невольно чуть облизал губы перед тем, как задать следующий вопрос. – Мы настолько плохи или есть какие-то особые причины?

Вряд ли Аххаш станет откровенничать с подчиненными мальчишками, человек он замкнутый, скрытный. С другой стороны, этап первой притирки можно считать успешно пройденным и полными дебилами мы себя не показали, то есть права на какой-то минимум информации заслуживаем. Вопрос в том, что именно Аххаш посчитает минимумом, и посчитает ли вообще.

Если сравнивать с житьем других команд, странностей хватает. Дикая спешка, в которой мы тренируемся. Постоянные вызовы Аххаша к начальству и непонятная ситуация с получением им следующего ранга. Нестандартная, скажем так, подготовка – много времени уделяется развитию сенсорики. По отдельности каждый элемент объяснить просто, но вместе они достигают некой критической массы, что откровенно начинает смущать. Не люблю, когда чего-то не понимаю.

- Особые причины – задумчиво повторил лай. – Хорошая формулировка, обтекаемая. Нет, ничего особого нет, просто выпустились вы в крайне неудачное время. Ну-ка скажи – когда закончился последний серьезный конфликт на границе?

- Сарнийский инцидент… Шесть лет назад.

- Верно. А страны между собой когда в последний раз воевали? С ритуальными оскорблениями, мобилизацией, распечатыванием Врат Ненастий в центральном храме столицы и прочими сомнительными прелестями?

- Сорок четыре года, лай.

- Вот именно. – Командир наконец-то перестал смотреть на дорогу и повернулся внутрь фургона лицом. – Примерно два поколения назад, учитывая сроки жизни благородных сословий. То есть подросло достаточно людей, не знакомых с реалиями настоящей кровавой мясорубки, зато желающих прославиться, обрести почет, богатство, продвижение по службе и одновременно знающих, и умеющих сражаться. Да и между государствами накопилось достаточно противоречий, разрешить которые мирным путем не представляется возможным. Дальше продолжать?

- Не надо – настроение стремительно падает вниз. – Сколько у нас времени?

- Немного. Так что готовьтесь, ребятки – на передовую недавних выпускников, конечно, не пошлют… не должны послать, но спокойной жизни не будет.

Лично у меня цензурных комментариев не нашлось, Саркен и Вейран тоже молчали. Только по другой причине – их грядущие неприятности не пугали, скорее наоборот. Глазенки засверкали, грудь выпятилась, на лице отражались проносящиеся в голове мысли из серии «да я! да мы их!!». Слава богу, хотя бы хватает ума не озвучивать их вслух.

Если припомнить курс истории… Да, примерно раз в сорок-пятьдесят лет крупные войны и происходят. Причем воспринимаются они местным населением совершенно спокойно, как часть естественного жизненного процесса, и особых стонов по поводу миллионов загубленных жертв нет. Насчет миллионов не преувеличение – людей в пограничных поселениях вырезают полностью, под корень. Если бы не развитая медицина и обычай иметь многодетные семьи, давно бы вымерли нафиг. В такие годы численность Гильдии сокращается едва ли не втрое, молодых и неопытных выбивают более старшие коллеги из других стран. Нас, скорее всего, на передовую не пошлют (смысла нет), зато могут экстренно провести переаттестацию и отправить на борьбу с бандами внутри страны, или бросить на подавление неизбежных крестьянских бунтов, или найдут другую «приятную» работу. Состав команды урежут, переведя Аххаша в ударные части. Зению вряд ли уберут, она не боевик, хоть и сенсор, но на всякий случай надо сказать парням, чтобы не стремились ранги повышать. По правилам в команде должен быть минимум один офицер.

Хреновые новости.

 

Охранники в фургонах не ездят. Они либо бегут рядом, точнее, идут длинным шагом, позволяющим без усилий держаться наравне с лошадьми, либо едут верхом. Мы в охране не состояли, начальству каравана подчинялись чисто номинально, да и напрягаться не видели смысла. Денег ведь купец не платил. Так что тряслись на досках, умудряясь отдыхать даже в дороге. За последнюю тройку месяцев мы твердо усвоили – надо пользоваться малейшей возможностью, чтобы выспаться, потому что времени на дополнительный отдых командиры не оставляли вовсе.

Одним словом, со стороны нас, ведьмаков, было не видно, и в результате на обоз напали.

Минут за пять до начала леди Зения, прикорнувшая на куче каких-то мешков, зашевелилась, уселась, перебирая пальцами растрепавшуюся косу, и вопросительно посмотрела на командира.

- Засада, вроде бы. Четверо со стихийными метками, сильнейший примерно десятого ранга, остальные – она чуть заметно улыбнулась - почти двенадцатый.

- С нашего обоза взять нечего – хмыкнул спереди не пожелавший сменить позу Аххаш. – Скорее всего, обычный патруль местного владетеля.

- От них пахнет свежим сасваем.

- Чтоб им нежитью восстать. К бою!

Ни один нормальный человек просто так наркотик жевать не станет. Сасвай увеличивает физические возможности организма, повышая проводимость сигнала в нервных волокнах и позволяя двигаться с большей, по сравнению с обычным состоянием, скоростью, но расплачиваться за сверхреакцию и ловкость приходится неизбежной болью и слабостью. Потом, после окончания действия дозы. Так что если кто-то принимает сасвай – значит, готовится к драке.

Вряд ли нападающие используют массовые заклинания или техники. Это, во-первых, сложно и затратно с точки зрения энергии, а во-вторых, приведет к уничтожению груза, чего бандитам совсем не нужно. Правда, неясно, на какую добычу они рассчитывают – купчик-то мелкий, торгует небеленым полотном, мукой, кожей и прочим не шибко дорогим товаром. Тем не менее, лай Аххаш решил перестраховаться и приказал бить первыми. Сам он собирался заняться главарем, нам, щенкам, предназначил противников послабее, ну а Зения осталась на подстраховке. Мало ли что, мало ли кто.

Волновался ли я? Ничуть. В отличие от сокомандников, мне не предстояло вступать в ближний бой, отчего первая в жизни настоящая схватка напоминала компьютерную игру-стрелялку. Навести юнита на цель, нажать на спусковой крючок… Ничего сложного. Тем более, что условия близки к идеальным и чтобы проиграть, надо было очень постараться.

Возницы потом говорили, начало боя они просто не успели заметить. Отреагировали только, когда справа по движению, в густом леске, начали раздаваться взрывы и послышался звон мечей. То есть и Саркен с Вейраном, и мой помощник покинули фургон незаметно для обычных людей, хотя ближайшие охранники заволновались и направились к нам - посмотреть, что происходит. Однако события развивались очень быстро, вся горячая фаза инцидента заняла секунд десять от силы.

Доставшемуся мне противнику скорость реакции не помогла, равно как и примитивная техника на основе воздуха, которой он попытался разрезать дракона. Помощник чуть изогнул длинное тело, пропуская полупрозрачную полосу мимо, а затем ускорился и прошелся впритирку к правому боку человека, вспарывая внезапно вставшей дыбом чешуей податливую плоть. На том все и закончилось. Я огляделся вокруг, высматривая, нужна ли кому помощь, но друзья справились сами – Вейран пижонски заморозил бородатого мужика сложным двухкомпонентным заклинанием, в то время как Саркен располовинил своего ударом меча и теперь стоял, изгвазданный по самую макушку. Постарался, ничего не скажешь.

- Ручей в той стороне – с каменным лицом указал в нужную сторону Аххаш. Он уже возвращался к обозу, без усилия таща на плече чье-то тело. – Советую сполоснуться.

И тут Саркена вырвало.

Вернулся он примерно через полчасика, бледненький, пропустив самое интересное. Командир быстро, буквально за секунды, расколол пленника и теперь с чрезвычайно довольным видом внушал купчику, какую ошибку тот совершил, занявшись контрабандой. Тот в ответ заламывал руки, плакался и предлагал взятку. Причем общались они на языке, полном намеков и цветастых сравнений, не слушал бы их с самого начала, ни за что бы не догадался, о чем идет речь.

- Что тут у вас?

- У наших фургонов оси сделаны из артефакторного дерева – просветил Вейран страдальца. Клановый, к слову, держался хорошо, внешне не проявляя волнения. – Купец их без пошлины перевозит.

- Нас поэтому и хотели ограбить? Вот крыса!

- Да ладно, каждый зарабатывает, как может – вступился я. – Не дурманом же торгует. Интересно, они договорятся? И сколько нам перепадет, если да?

Когда дело касалось перспектив обогащения, Саркен реагировал потрясающе эффективно. Это, наверное, инстинкт, выработанный предками за века проживания в бедной и скудной на ресурсы местности. Он мгновенно позабыл о недавнем фиаско и погрузился было в сладостные видения грядущих барышей, но тут же посмурнел:

- Мы ж, вроде, обязаны страже доложить.

- Ничего мы не обязаны. Мы ведьмаки, не таможенники, работаем строго по контракту. Случайное нападение было? Было. Нападавшие уничтожены? Уничтожены. А что там бандит перед смертью в бреду хрипел, лично я плохо расслышал. Ты вообще в лесу торчал. Так что если вдруг купец, впечатленный спасением собственной жизни, захочет подарить нашей команде фургон со всем его содержимым, никакого подвоха в этом даже самый придирчивый наблюдатель не увидит.

Мне, вот лично мне, чертовски хотелось заполучить хотя бы маленький кусочек контрабанды. Материалы, способные удерживать внедренные мастерами энергоформы, стоили дорого, недавнему выпускнику не по карману. А потренироваться в создании амулетов хочется. И начинать нужно именно с дерева – пусть поделки из него прослужат недолго, максимум год, зато органика позволяет править вложенную структуру, то есть исправлять неизбежные ошибки. С камнем так нельзя, поэтому и работают с ним опытные мастера. Зато стоят артефакты из камней или сплавов намного дороже, и работают долго, зачастую не один век. У нас в поместье хранится яшмовая плита, квадрат со стороной сантиметров сорок, позволяющий засекать любые проявления силы в радиусе двух лиг вокруг замка. Если ее продать, выручка составит доход со всех владений за двадцать лет, если не больше. Остальные артефакты, принадлежащие роду – ширпотреб, хотя мы и не бедняки.

Так как обе стороны понимали, чего хотят, в конечном итоге спорщики пришли к согласию. Аххаш не распространялся о результатах договоренности, однако выразился в том смысле, что по возвращению в Гильдию надо бы найти спеца по амулетам. Дескать, сам он в данной области бездарен, а Зения занята. Слава богу – я уже начал думать, они, монстры, вообще всё умеют. Наем стороннего специалиста даже на пару уроков обойдется в золотой, то есть не удивлюсь, если сегодняшняя добыча полностью уйдет в оплату нашего обучения. Уважаю командира. По местным обычаям, он имеет право оставлять себе все побочные заработки в качестве платы за защиту и учебу.

 

Глава 4

 

Первый боевой контракт наша команда выполнила примерно спустя полгода после начала работы. Не удивлюсь, если последней в провинции из числа погодок-выпускников. Причем изначально Аххаш взял подряд на строительство моста через небольшую речку, и только прибыв на место, поддался на уговоры местного владетеля. Деревеньку, в которую мы прибыли, беспокоили бандиты – трусливые и плохо вооруженные люди, в основном тихо жившие на болоте и выходившие на промысел в случае большого голода. Их даже убивать не пришлось. Пинками согнали в кучу, отконвоировали к феодалу, тот им объявил, какую отработку назначает в качестве платы за понесенные убытки и беспокойство, и на этом все закончилось. Разбойнички, вроде, даже не возражали перспективе стать крепостными - сильно кушать хотели.

Дальше так и пошло. Доставка ценных грузов, охрана обозов, сопровождение путешествующих благородных, шпионаж… Последний занятием оказался интересным и безумно выматывающим. Купцы, чьи разговоры мы подслушивали, опасались конкурентов и предпринимали меры предосторожности, то есть нанимали наших коллег, проверявших помещения на предмет «жучков» и ставивших защиту на основе ритуалистики, прятали документы в громоздких сейфах или просто разговаривали на встречах иноскаЗениями. Пару раз заказчик требовал по памяти пересказать подслушанные разговоры, тут выручали тренировки лая Аххаша.

Написание отчетов эти гады незаметно свалили на меня. Дескать, почерк хороший и фантазия богатая. Много времени оформление бумаг не занимало, но злил сам факт, отчего в сухих формулировках нет-нет да проскакивали язвительные фразочки. В результате среди бухгалтерской братии Гильдии я пользовался славой малость склочного типа, что, если подумать, совсем не плохо.

Подводя итог теме рутины, скажу, что нас учили хорошо смотреть, вовремя реагировать на опасность и быстро бегать. Боевку давали, но с позиции «отбиться и свалить», сенсорику развивали тщательно, еще мне разрешили в госпитале пристроиться в качестве практиканта. Нормальная практика для целителя. Универсализм в гильдейской среде приветствуется, во всяком случае, на начальных этапах развития, поэтому доступ к информации свободный и желающим учиться идут навстречу. Ограничения появляются с ростом ранга, причем относятся они в основном к чиновничьим интригам организации.

В госпитале иногда забавные вещи выясняются.

Из пограничного форта привезли очередную партию больных в стазисе. Между прочим, довольно сложная техника, обязательная к изучению целителями старших рангов. Если нет возможности прооперировать раненого на месте, его помещают в кокон из энергии, время в котором течет примерно в десять тысяч раз медленнее, чем снаружи, завязывают управление коконом на подходящий предмет, после чего отправляют всю конструкцию с сопровождающим в ближайший госпиталь. Даже традиция сложилась – таскать в волосах пару-тройку деревянных палочек, используемых для «привязки», вроде как неофициальный символ целителя и подтверждение мастерства. Вот десяток порубленных до состояния крупного фарша гильдейцев и доставили с границы в Галечный, все-таки у нас и персонал опытнее, и артефакты мощнее. Большинство откачали, двоих не смогли.

Занимая должность, гибридную между интерном и медбратом, многих больных обслуживал я. Ну, как обслуживал. Уток не менял, санитарами здесь работают горожане под печатями верности, но лекарственный режим и общее состояние отслеживал. Такая позиция позволяла общаться с самыми разными людьми из разных слоев Гильдии, начиная с надменных клановых и заканчивая безродными выходцами из крестьян. Этакий срез общества в натуре. Некоторые из них сами любили поговорить, других, наоборот, следовало тормошить, не позволять скатиться в депрессию

- Не нужно смотреть на меня такими испуганными глазами – я стоял возле очередного больного и внушал ему ужас. – Это, во-первых, бессмысленно, потому как через процедуры вы в любом случае пройдете, а во-вторых, постыдно. Вы же боевой офицер! И боитесь уколов!

Не, ну действительно смешно. Здоровенный дядька, куча трупов за спиной, признанный авторитет в вопросах убиения - и натягивает одеяло до подбородка при виде простейших медицинских инструментов. Да еще и сбежать из госпиталя норовит.

- Да, кстати – я сделал вид, будто только что вспомнил. – Заведующий отделением просил передать, что после следующей попытки побега вам выделят отдельное помещение, лай Ерон, и начнут водить студентов на экскурсии. Вы готовы стать объектом пристального внимания толпы неуравновешенных подростков? Я так и думал.

- Напрасно стараетесь – подал голос напарник «жертвы». – Все равно сбежит. У него старая душевная травма.

- Менталисты сидят на два этажа выше. А что за травма?

- Из него женщину пытались сделать.

Обретя благодарного слушателя в моем лице, не знакомого с этой, по-видимому, широко известной историей, раненый принялся разливаться соловьем. Не обращая внимания на запрещающие знаки сослуживца, он поведал, что в молодости лай Ерон был изрядным ходоком по женскому полу, пока не напоролся на некую леди из клана Синего Пера. Сама леди против ухаживаний ничего не имела, зато они не понравились ее прабабушке, хорошо известной медицинскому сообществу госпоже Ильланель. Та без особых трудов скрутила пылкого поклонника и толи в шутку, толи в серьез заявила, что знает, где корень всех его бед. Дескать, его излишняя сексуальная активность имеет психологические истоки и чтобы избавиться от ненужных увлечений, Ерону требуется сменить пол.

Неизвестно, действительно почтенная госпожа собиралась сделать из статного ведьмака женщину или просто пугала, но курс гормональной терапии начать успела. У Ерона понемногу принялась отрастать грудь…

В общем, потом парня вернули соклановцам с извинениями. А толку? От врачей он до сих пор шарахается.

- Не волнуйтесь, лай Ерон – во мне боролись сочувствие и профессиональная солидарность, последняя, объединившись с природным ехидством, успешно побеждала. – У нас такие операции не проводятся. Ну разве что в виде исключения этажом ниже, за весьма круглую сумму.

- Насколько круглую? – немедленно заинтересовался словоохотливый.

- От сотни золотых и выше. Услуги целителя, оформление бумаг в храмах, реабилитационный период после операции. Причем далеко не всегда имеют дело с извращенцами, случаи разные бывают. Например, не так давно делали парня из одной девушки, единственной наследницы крупного владетеля – не знаю, как он будет к новой социальной роли привыкать, но свою работу мы выполнили.

- Говорят, в разведке многие не по разу тела меняют.

- Возможно – я не захотел поддержать тему. – Мне таких подробностей не докладывают.

Коротенькая пикировка навела на мысль всерьез заняться трансформацией тела. Не то чтобы я в обозримом будущем собирался становиться метаморфом или учиться отращивать утерянные конечности, но двигаться в этом направлении надо. Целители постоянно модифицируют собственный организм, повышая живучесть. Такие, как Ильланель, достигшие высших ступеней мастерства, в теории могут жить вечно, хотя на практике официальный рекорд составляет девятьсот двенадцать лет. Просто в конфликтах их убивают в первую очередь, не считаясь с потерями. Долгожителей вполне можно назвать стратегическим ресурсом своего клана, они обладают слишком большим запасом знаний и возможностей, поэтому в их гибели заинтересованы все – и враги, и союзники.

Наши офицеры где-то пропадали – ходили сплетни, Аххаша шантажом вынудили сдавать на следующий ранг – и у меня образовался где-то час свободного времени в сутки. Решил потратить его с толком. Библиотека при госпитале, разумеется, не могла сравниться с залежами книг в центральных филиалах Гильдии, но для моих целей более чем подходила. Я уже прошел первую стадию укрепления организма и собрался поискать информацию по второй, чтобы определить, сумею ли провести ритуал самостоятельно. Первая ступень стоила дорого, на вторую же я точно заработать не смогу, пока офицером не стану. Да и не хочется пускать посторонних глубоко в личную энергетику – мало ли, что навертят?

Похоже, я становлюсь параноиком. Надо сказать Аххашу, пусть порадуется.

 

- С чего следует начать?

- Осмотр места происшествия, выяснение обстоятельств, допрос свидетелей – выдал я известную каждому, хотя бы единожды читавшему детектив, последовательность.

Очередной контракт выдался нестандартным и, в каком-то смысле, прямо противоположным тому, чем мы занимались раньше. Расследование убийства.

Гильдейцы, в принципе, берутся за любую работу, только денежку поплачивай, просто непрофильные контракты стоят дороже. Однако дела, связанные с расследованием правонарушений, установлением справедливости и осуществлением правосудия, считались чем-то вроде повинности перед государством и потому проходили по льготному тарифу. С другой стороны, результатом следствия вполне могло оказаться грязное бельишко какого-нибудь владетеля, а такую информацию охотно принимала наша безопасность, предоставляя в обмен кое-какие специфические бонусы. Например, могли в качестве благодарности подсунуть жирный контракт, или замолвить слово перед новым назначением, или еще что. Короче говоря, как повезет.

Заказ поступил от владетеля трех деревень, имеющего право на дружину в сотню воинов, то есть – довольно крупного феодала. Не аристократия, конечно, но и не рядовое дворянство. От внезапной болезни скончался его внук, осмотр тела личным врачом показал следы внешнего воздействия и поэтому владетель решил вызвать нас. То есть, к глубокому неудовольствию Саркена, подраться снова не получится. Он-то боевые заказы подсчитывает и меряется результатом со знакомыми, крутизну доказывает.

- В принципе, верно – отвлек меня от размышлений командир. – Только с местом происшествия может выйти заминка. В комнате побывала куча народа, если какие-то следы и оставались, их успешно затерли. Кроме того, вряд ли ребенка отравили или прокляли там же, где он скончался, так что в нашем случае местом преступления является все поместье.

- Лай Аххаш, а почему это дело поручили нам? – я наконец-то сформулировал давившие всю дорогу от Галечного невнятные чувства. – Разве расследованиями не должны заниматься специализированные команды? При всем уважении к вам и леди.

- Они и занимаются, если дело сложное – согласился командир. – Или если мы не справимся, тоже спецов пришлют, причем оплата их работы пойдет из нашего кармана.

- Не хотелось бы, лай.

- Вряд ли придется. Случай простой.

- Почему вы так считаете?

- Потому что в поместье чужаков не было, только свои. Образованных людей мало, слуги проверены, мотив найти нетрудно. Справимся. Давай, проверяй.

Одним из недостатков профессии врача смело можно признать необходимость возни с трупами. Даже с учетом того, что работа сама по себе тяжелая и неблагодарная. И вдвойне тяжко, когда вскрывать приходится детское тело, чтобы выяснить причину смерти.

Мы наконец-то вошли в ледник, временно превратившийся в морг. Что называется, «с корабля на бал» - даже не успели переодеться с дороги. Заказчик, крепкий седоусый старик со злыми глазами лично встретил нас возле ворот, познакомил с управляющим, приказал беспокоить его при необходимости и выразил надежду на скорый результат. Надо знать местные реалии, чтобы понять, насколько большую честь нам оказали и какую потерю лица допустит принимающая сторона, если мы облажаемся. Поэтому нам ничего не оставалось, как наскоро перекусить и активно приняться за работу. Иначе не поймут-с. Леди с группой поддержки, будучи сенсором, пошла осматривать комнату и заодно проверить остальное поместье, а мы с Аххашем отправились на вскрытие.

Ледничок маленький, впрочем, оно и понятно – большой строить дорого. Тело лежало на средней полке единственного стеллажа, для сохранности завернутое в кусок шелка с нанесенными поверх печатями. Оно находилось в стазисе, только слабеньком, на сколько местного целителя хватило. Мы сняли заклинание, положили сверток на узенький топчан в углу, после чего Аххаш сделал широкий жест: «Прошу! Приступай». И я приступил. Разложил реагенты, справочники, вытащил кое-какие специфичные инструменты и тоже положил на тряпицу, снял с тела ткань и аккуратно сложил ее в уголке. Лет шесть ребенку, не больше. Кому он помешал? Может, все-таки болезнь?

Спустя половину часа я точно знал – нет, не болезнь. Покраснение слизистой рта, мелкая сыпь на руках, положительная реакция на тест Бадза, гнойнички в уголках глаз… Все как по учебнику. Я перепроверил результаты еще раз, все-таки впервые занимаюсь подобным, и повернулся к замершему в уголке мастеру:

- «Сладкая пыль». Я подтверждаю диагноз.

 

- …быстродействующий яд растительного происхождения, из-за специфического вкуса обычно добавляется в сладости – пирожные, конфеты, мед. Довольно популярен из-за относительно низкой стоимости и отсутствия явных следов, в прочитанном нам курсе ядоведения считался одним из базовых. Самое то, чтобы травить детей. Доза завышенная, для смерти хватило бы вдвое меньшего количества.

Лица напарников выражали брезгливость и отвращение, особенно у Саркена. Лай Аххаш все это уже слышал, он решил устроить нечто вроде брифинга и огласить команде всю имеющуюся информацию. После меня заговорила леди:

- Поместье старое, принадлежит роду давно. Владетель Тарил ни с кем из соседей не враждует, судебных тяжб за землю не ведет, братья и сестры погибли во время мятежа Репейника. Дети от старшей жены тоже скончались, жертва была последним внуком через младшего сына, то есть мальчика три месяца назад объявили наследником. Младшая жена убита во время конфликта с родом Поющего Бамбука, детей у нее не было, владетель взял новую жену и она год назад благополучно разрешилась от бремени мальчиком. Есть четыре наложницы, как и полагается по статусу, они проживают в отдельном корпусе за дворцом. Из ближайшего окружения хочу выделить начальника стражи лая Итиси – он принадлежит к нефритовому клану Пестрой Ленты и по боевым качествам стоит где-то ранге на седьмом. Клан свободный, не гильдейский.

- Тогда что он делает в свите владетеля?

- Долгосрочный контракт. Также стоит учитывать семейного врача – производит впечатление хорошего специалиста, его помощника и личного слугу. У них у всех есть доступ к хранилищу лекарств. Должна упомянуть о младшем конюхе – его брата казнили за то, но он наступил на край одежды гостя владетеля, так что мотив есть.

- А возможность?

- Пока не выяснила.

Больше Зения ничего не сказала, закончив доклад, так что мы наконец-то разбрелись по комнатам и смогли немного отдохнуть. Снова проявилась несправедливость общественного мироустройства, выразившаяся в том, что нас троих поселили в одной комнате. Нет, я понимаю, что в теории так и должно быть, наш статус невысок, однако привычка Саркена разбрасывать шмотки по полу просто бесит, равно как и традиция Вейрана колдовать перед сном. Тренировка – дело полезное, но не в спальне же!

Дальше расследование продолжалось в той же спешке. После обеда начали вызывать на допрос слуг, постепенно переходя от низших к высшим. Вопросы задавал Аххаш, хотя основную партию вела Зения – ей, как сенсору, отличить правду от лжи проще. Какие-то особенности использования стихии Воздуха, связанные со считыванием невербальных сигналов организма. Подготовленный человек может обмануть и сенсора, так что я поставил в уме галочку – мало ли, как судьба сложится? Надо бы изучить этот вопрос.

Командиры по-прежнему использовали малейшие возможности для нашей тренировки, поэтому после каждого допроса следовало традиционное разбирательство. Что вы можете сказать про этого человека? В чем он лжет, почему, в какой степени? Ну и так далее. Всего допросили двадцать шесть человек, начиная от повара и заканчивая госпожой Сатией, старшей супругой владетеля, допросили бы и больше, если бы господин Тарил в ярости лично не зарубил проштрафившихся нянек внука. Его поступок не удивителен, но работать нам помешал.

Закончив первый раунд, Аххаш отправился беседовать с владетелем. По нашему общему мнению (кроме Саркена, потрясшего своей низкой чувствительностью) младшая госпожа Паланна солгала, отвечая на заданные ей участливым тоном вопросы, да еще и спектакль разыграла. Пыталась упирать на свое благородное происхождение и под этим предлогом отказывалась говорить. Совершенно очевидно, что она что-то скрывает, однако допрашивать ее с применением химии без разрешения владетеля запрещено законом. На всякий случай командир прихватил с собой ампулу сыворотки правды - в аптечке три таких находится, с разным действием и сроком хранения. Угадайте, кто за эту дрянь отвечает и отчеты пишет?

Спустя пять минут после начала разговора Паланну вызвали в кабинет владетеля, туда же направился личный врач. Нас, разумеется, не позвали, но потом Аххаш рассказал, как все происходило. Очень быстро. Женщине вкололи сыворотку, повторили вопросы, выслушали, как она дала ребенку отравленный леденец, сухо поблагодарили лая за помощь, подписали бумагу, свидетельствующую, что контракт выполнен полностью и претензий к Гильдии нет, и все. Все! Зашибись, вот это скорость.

Аххаш смотрел на наши удивленные физиономии и откровенно ухмылялся, в глазах леди Зении тоже проскакивали насмешливые искорки:

- Я же сразу сказал – задание простое. В списке подозреваемых госпожа Паланна стояла первым номером. В поместье недавно, ее сын второй в очереди на наследие, отношения со старшей женой напряженные…

- Она хотела обеспечить будущее ребенка.

- Она много чего хотела, Ивэн. Только способ достижения цели избрала не самый лучший.

- И что с ней будет теперь?

- Какая разница? – командир, кажется, удивился вопросу. – Что господин Тарил решит, то и будет. Мы свое дело сделали.

Я, честно сказать, получил легкий шок и до полуночи не мог заснуть. Это вообще как? Мы приехали в полдень, час потратили на знакомство с местностью и первичный анализ, два часа отдыхали и еще четыре с лишним – работали, задавали вопросы и контролировали ответы. К вечеру преступник бы найден. Без особых усилий, путем примитивных действий, затратив всего одну ампулу подотчетного препарата. Конечно, здорово помогли способности Зении, но и без нее результат был бы тем же, только времени пришлось бы затратить больше.

В голове не укладывается, насколько все получилось просто.

 

В Галечном нас ждали новости, отодвинувшие на второй план впечатления от удачного контракта. Передовые войска хасков перешли границу, юго-западные провинции в огне. Гильдия объявила военное положение, мобилизованы отставники, подкрепления с помощью портальных сетей срочно перебрасываются в район боевых действий. Послу хасков при дворе нанесли три удара плетью, тем самым оскорбив его господина, жрецы проводят начальные ритуалы возле Врат Ненастий. Матавы объявили о нашей поддержке, Солнечное королевство встало на сторону хасков, торуги колеблются.

Война началась.

 

Глава 5

 

С началом боевых действий для нас изменилось многое. На задания пришлось выходить чаще. Из-за объявленной мобилизации количество свободных групп сократилось, а заказов меньше не стало, скорее наоборот. Война всколыхнула мерное течение жизни, и из глубоких щелей повыползала разная гниль, прежде опасавшаяся действовать слишком нагло. В результате, если раньше мы могли позволить себе жить по относительно устоявшемуся режиму «поход - короткий отдых – тренировки – поход», то теперь времени на самосовершенствование почти не оставалось. Вернулся, отчитался о выполнении заказа, отоспался на чистой кровати – и бегом к новому заказчику.

Причем бег проходил в урезанном составе. Оба командира, и Аххаш, и Зения, готовились к сдаче экзамена на следующий ранг, большую часть времени пропадая на полигонах в компании инструкторов. В составе команды они появлялись по очереди и, кажется, рассматривали выходы «в поле» в качестве отдыха. Их не смущал даже тот факт, что задания категории «Б» составляли две трети от общего числа, а латать напарников, особенно Саркена, мне приходилось часто и по-разному. Похоже, уровень штатного медика их устраивал.

В Галечный съезжались гильдейцы, с каждым днем прибавлялось незнакомых лиц. Птичье княжество, граничащее с нами по Свирепым горам, воспользовалось разгорающимся конфликтом и принялось активно приводить к покорности полусамостоятельные государства своего юга. Частота нападений на наши форты снизилась, что позволило руководству филиала отозвать часть ведьмаков. Судя по разговорам, готовилась большая операция, только неясно, где. Врагов поблизости хватает – «птичники», пираты, федерация городов Онея, испытывающие проблемы с головой жители Изатского нагорья… Так что собранные в единый кулак ресурсы действительное есть, куда использовать, хотя с той же вероятностью их могут тупо взять и отправить на юго-запад. Говорят, там та еще мясорубка. Эта версия пользовалась даже большей популярностью, ветераны спорили, ругались, прикидывали возможные точки назначения.

 

Ничего не скажу насчет эффективности, а вот с секретностью в Гильдии все в порядке.

Побудку дружно объявили в четыре утра, когда основная масса горожан еще спит и потому исхода ведьмаков из города не увидит. Лично меня Аххаш скинул с лежанки, обрадовал, что завтрака не будет, и дал пятнадцать минут на сборы. С остальными, подозреваю, поступили точно так же. К счастью, горький опыт подсказал хранить заранее собранные вещички в дорожном мешке, так что успели мы вовремя. Построение? Ну, что вы! Задачу, в соответствующих рамках, довели до офицеров, а рядовым знать, что происходит, не полагается. В результате младшие члены команд – не только наша троица, а вообще все – бежали в порт, исполненные недоумения и мрачных предчувствий.

Кое-какие ответы на вопросы удалось получить уже на корабле. Небольшой такой шхуне с приятными глазу плавными обводами, взбудораженной командой и неумело скрывающим недовольство капитаном.

- Идем на Кайнские острова – объявил лай Аххаш. – Выжигать пиратское гнездо.

- Зачем сейчас-то? – удивился Вейран. Он поставил заработок за последний заказ, что потрошить станем онейцев, и, услышав новость, затосковал. – Будто раньше до них руки не доходили.

- А теперь дошли.

Еще бы! Кайнский архипелаг – ключ ко всему морю, кто им владеет, тот контролирует считай все основные маршруты. В мирное время появление вооруженных сил любой державы вблизи островов мгновенно приводило к нервному тику у остальных игроков и шумным политическим баталиям. Неудивительно, что пираты расплодились. Сейчас, из-за кризиса, внимание от этого района отвлечено, так что есть шанс обезопасить судоходство, а то и базу построить. Маленькую, незаметную.

- Царство пытается закрепиться на архипелаге?

- Сомневаюсь – командир скорчил скептическую гримасу. – Мне, конечно, руководство планов не докладывает, но сдается мне, что лишних резервов у Гильдии нет.

- Да, кстати, а какова наша роль? – мысли скакнули на собственную безопасность. – Я слышал, среди пиратов немало сильных стихийников Воды.

- Испугался? – хмыкнул Аххаш.

- Разумеется. Я вообще очень труслив.

Идиот Саркет заржал, будто услышал хорошую шутку, остальные тоже заулыбались.

- Нас привлекли исключительно благодаря сенсорным талантам леди Зении. Шхуна пойдет в передовом дозоре, будем высматривать пиратские корабли и сообщать о них командованию – командир помахал в воздухе артефактом связи, довольно дорогой штукой. – В столкновения не вступаем, от мест боев держимся подальше, вокруг смотрим внимательно. Еще вопросы?

Мы переглянулись и дружно согнулись в официальном поклоне.

- Поздравляем с присвоением следующего ранга! Мудрости, мощи, долголетия!

- Спасибо – Аххаш с непроницаемым лицом покосился на левый рукав, украшенный новой вышивкой. – Имейте в виду – вас тоже могут переаттестовать.

- Еще года не прошло, как мы из школы выпустились – напомнил я.

- «В случае войны или объявленного чрезвычайного положения, при наличии особых обстоятельств руководитель филиала имеет право присвоить нижестоящему члену Гильдии следующее звание или ранг по полевому патенту» - процитировала спрыгнувшая с верхушки мачты Зения. Она не участвовала в разговоре, занимаясь осмотром корабля и развешивая артефакты-резонаторы в подходящих местах, но уже закончила и присоединилась к нам. – Количество удачных миссий у вас укладывается в норматив, заказы брали разноплановые, боевка на достаточно приличном уровне. Особые обстоятельства найдутся, было бы желание…

Небольшая группа ведьмаков погрузилась в молчание, оценивая новости. Мы уселись в сторонке, чтобы не мешать суетившейся команде, так что и нам никто не мешал толком поразмыслить и оценить перспективы. Не самые приятные, на мой взгляд. Саркен и, возможно, Вейран посчитают иначе, но они больше нацелены на успех и карьеру.

Шестой ранг – это круто. Особый порядок судопроизводства с частичным иммунитетом по ряду преступлений, высокие заработки, положение в обществе, доступ к внутренним тайнам Гильдии и многое другое, столь же привлекательное. Старших офицеров ценят и уважают, привилегий у них много. Например, если вдруг Аххаш разругается с родственниками, в случае выхода из клана он автоматом станет основателем своего собственного и в доходах не потеряет. Статус, конечно, понизится, новый клан запишут в категорию «жемчужных», то есть нижайшую, но тем не менее.

Подстава заключается в том, что теперь Аххаша из команды имеют право забрать. Сошлются на военную необходимость, выдадут Зении полевой патент, а командира направят на передовую, совершать подвиги. Приличия ради присвоят нашей леди новый ранг, тем более что она, по слухам, вполне на него тянет. Поэтому ее и подготавливают к новой должности так активно. В результате получат группу урезанного состава, формально обладающую всеми необходимыми специалистами – сенсор, медик, штурмовик, стихийник. Однако есть момент, который наших бюрократов вряд ли обрадует, и заключается он в общей слабости команды. Что такое три двенадцатиранговика с восьмеркой во главе? Да смех один. В мирное время команде такого состава заказ взять не позволят, более того, даже сейчас, во время войны, список допустимых заданий ограничат. А вот если рядовой состав внезапно покажет себя достойным перехода на следующую ступень, так сказать, выкажет трудолюбие и гениальность, то по формальным показателям все будет выглядеть не так уж и плохо. Можно отправлять команду в самостоятельное плавание и надеяться увидеть ее снова. Теоретически.

 

Флот шел к архипелагу четыре дня. Могли бы и быстрее, стихийники воздуха работали вполсилы, просто отдельные корабли постоянно отвлекались на побочные задачи. Уничтожение встреченных пиратов, досмотр подозрительных судов, изучение островов на предмет потенциальных баз и тому подобное. Наша шхуна летела впереди и тоже поучаствовала в веселье, пусть и на вторых ролях – Зения однажды заметила пиратский фрегат. Мы сразу замедлили ход, командир сообщил о встрече начальству и спустя буквально минут пять мимо нас, вздымая буруны, пролетел корабль побольше. Шлюп, кажется. Я в них не разбираюсь, и великое счастье, что Аххаш об этом не знает.

Пират попытался убежать, поэтому за боем мы наблюдали издалека. Собственно, горячая фаза закончилась быстро – наши дважды долбанули по врагу каким-то сложным заклинанием, внешний эффект которого походил на ослепительно-белый сгусток света, и после второго удара на поверхности моря остались одни обломки. Однако кто-то из пиратского экипажа на высоком уровне владел Водой, так что ловили сиганувшего на дно морское бегуна долго, мы даже отплыть успели. Вроде бы, поймали.

Первое серьезное сопротивление нам оказали уже в самом архипелаге. Шхуна как раз проходила между двух маленьких островков, когда Зения вскочила на ноги и  рывком активировала стационарный щит. К слову сказать, наш кораблик, несмотря на малые размеры, оказался обильно увешан различными артефактами. Большинство из них выглядели одноразовыми и вряд ли прослужат дольше недели, но некоторые производили впечатление серьезных поделок. К последним меня не подпускали. Так вот, сразу после рывка леди произошло сразу несколько событий. Из точки примерно в трехстах метрах по курсу и в нашу сторону быстро потянулась дорожка бурунов, будто под водой двигалось нечто большое и стремительное. Одновременно Аххаш принялся формировать какую-то технику, а с кормы послышались маты капитана, побуждающие рулевого быстрее поворачивать в сторону. Я отвлекся, вызывая помощника, и пропустил несколько мгновений, поэтому следующее, что увидел – взлетающий впереди столб воды. Какая бы штука там не плыла, ей не поздоровилось.

Нападавшие то ли сбежали, то ли затаились при виде огрызнувшейся добычи. В любом случае, мы отошли немного назад и дождались прибытия штурмовой группы. С этой минуты она постоянно сопровождала нас, потому что мест для засады в лабиринте островков хватало и при внезапной атаке подкрепление банально могло бы не успеть. Тем более, что возможности нашего сенсора в водной среде резко падали, а проверять приходилось многое и тщательно.

Меня очень, очень радовал тот факт, что практически все время наша команда проводила на корабле и в зачистке островов не участвовала. Потому что вырезались жители под корень, даже детей не щадили. Предыдущая операция по «умиротворению» проходила здесь лет триста назад, и местное население (беглецы из соседних стран и потомки захваченных рабов) успело неплохо обустроить свою жизнь. Людей было много. Чтобы гарантированно уничтожить пиратский анклав, требовалось не просто сжечь корабли и деревни – для этого острова должны были обезлюдеть. Полумеры во время войны никого не устраивали. А поскольку транспортов с собой флот не взял, да и заниматься потенциальными крепостными командование не собиралось… Взяли в плен и увезли на материк только нескольких захваченных в плен носителей ценных геномов, но вряд ли их участь можно посчитать завидной.

Через трое суток архипелаг обезлюдел.

 

Как оказалось, нам полагаются трофеи. Несмотря на то, что за время боевых действий мы никого не убили, не поранили и вообще не дрались.

Задача команды заключалась в обнаружении противника и, благодаря Зении, команда задачу выполнила. Соответственно, именно леди и получила больше всего. Остальные числились охраной сенсора и доля их была куда меньше, причем расчет делался, исходя из ранга. Однако постольку, поскольку из захваченных капитанов удалось вытащить сведения о массе захоронок, да еще и жалование за боевые действия начислили, и наградные от правителя, в целом сумма вышла неплохой. Все бы задания так проходили – ни за что деньги получать.

Саркен с удовольствием рассматривал банковский чек:

- На что потратишь?

- Пока ни на что – точно такой же листок исчез в моем нагрудном кармане. - Я на модификацию организма коплю, на вторую стадию.

- Так это ж дорого!

- Зато нормальные заклинания использовать смогу.

- Ты ж вроде внутряк любишь? – удивился друг.

- Ограничивать себя не хочу. И многие медицинские техники внешнего подсоса требуют.

Грубо говоря, заклинания используют энергию стихий, в то время как техники берут силу из внутреннего источника организма. На практике все несколько сложнее, но для простоты считают так. Стихии – это фактически безграничный океан мощи, зато со своей энергией работать проще и быстрее. Последнее принципиально важно для тех, у кого нет долгой череды предков, развивавших пропускные каналы и восполняющие центры тонкого тела, то есть бесклановым. Исключения случаются, у Саркена, например, от природы уникальное сродство с огнем, но что делать таким, как я? Тем, у кого коэффициент принятия тройка при нормативе пять? Развивать собственный источник или идти на поклон к врачам, а лучше – и то, и другое.

- Что-то мне кажется, копить ты будешь еще долго.

- На самом деле, на стандарт я уже накопил – признался я. – Он дешевый…ну, относительно. Просто я хочу индивидуальную разработку.

- А в чем разница? – заинтересовался подошедший Вейран.

- В эффективности. Стандартная модификация улучшает определенный список параметров, не учитывая особенностей организма, и в целом на новый уровень ведьмака не выводит. Тупо усиливает то, что есть. Индивидуальная разработка – это другое. Занимаются ей опытные специалисты, которые определят твои сильные и слабые стороны и составят программу, исходя из этого анализа. То есть, например, если до модификации у тебя никаких способностей к иллюзиям не было, то после они вполне могут появиться, пусть и не высокие. Цена, сам понимаешь, соответствующая.

А для тебя стоимость вообще зашкаливает, но это уж пусть мать объяснит, больно уж тема деликатная. Геном-то измененный. И чем выше в иерархии клан, чем масштабнее количество изменений, тем сложнее работа врачей и, естественно, дороже она стоит. Даже не представляю, во сколько обходится модификация рубиновых или изумрудных бойцов… Хотя вряд ли они позволяют посторонним копаться в своем организме.

Услышав слово «иллюзия», Саркен мгновенно навострил уши. Его успехи на данной ниве оставляли желать лучшего, однако отсутствие успехов энтузиазма наставников не умаляло. Накал тренировок не спадал! Парню было сказано, что пока он не научится эффективно защищать свой разум, занятия со столь любимым им оружием пойдут по остаточному принципу, поэтому любая возможность нарастить сопротивляемость сознания вызывала пылкий интерес.

- Слушай, может и мне к ним подойти?

- Не советую. Во-первых, в пятнадцать лет организм еще не до конца сформировался, вглубь лезть не рекомендуется. Даже будь у меня деньги, все равно года два ждать бы пришлось. А во-вторых, местным отделением модификации заведует представитель клана Цапли – лицо Саркена помрачнело, и я поспешил его успокоить. - Вряд ли он о нас слышал, но мало ли.

- Понятно.

Повисшее молчание прервал Вейран:

- Я чего-то не знаю?

Да, он же действительно не в курсе. Ну что ж, рассказать можно – история неприятная, но не бог весть какая тайна. Уверен, командиры о ней слышали.

- Во время учебы у нас произошел конфликт с представителем Цапель. Он подставил Саркена, пытался сделать так, чтобы его исключили из школы. Правда, он не учел, что многие действия учеников в учебном комплексе фиксируются, и нам без особого труда удалось доказать его виновность. В общем, подонка отправили в другую школу, а клан уплатил нам виру, чтобы избежать скандала.

То есть вроде бы претензий нет, но сам понимаешь – осадочек остался.

- Поэтому с Цаплями вы стараетесь дел не иметь – кивнул стихийник.

- Именно.

- Угу.

 

Полыхая где-то далеко, война оказывала влияние на самые глухие уголки государства. Галечный находился в глубоком тылу и его жители вроде бы не должны были ощущать серьезных лишений или угроз, однако ж постепенно изменений, по сравнению с мирным временем, становилось больше. Стража чаще убивала преступников на месте, оставляя палачей без работы, цены на рынках подскочили, отвечая на рост налогов, купцы реже торговали дорогими товарами, предпочитая ввозить то, что гарантированно возьмут военные интенданты. Гильдия заходилась в цейтноте. Фронт требовал новых и новых подкреплений, поэтому сразу после уничтожения пиратов большинство участников отправили на запад, в обезлюдевших казармах остались немногочисленные выздоравливающие да команды слабосилков вроде нашей.

Однажды попробовал прикинуть, какова реальная численность Гильдии, и пришел к неутешительным выводам. Мало нас, очень мало. Младших офицеров, костяк организации, порядка сорока тысяч, старших, с шестого по четвертый ранги, примерно десять тысяч, около тысячи генералов. И девятеро Вышедших-за-предел, в одиночку способных менять ландшафт или погружать города в кровавое безумие. Вроде бы сила, достаточная для уничтожения некрупного государства или организации тихого такого дворцового переворота с последующим захватом власти, но на практике выходило иначе. Да, нас пятьдесят с гаком тысяч. Капля в море. В столице, в Сверкающем, проживает около миллиона человек. Большая часть из них относится к низшим сословиям и права на ношения меча не имеет, зато меньшая, владетели и аристократы, в бою ведьмакам не уступят. Может быть, среди владетелей мало воинов, сравнимых хотя бы с шестым рангом, но их тупо много и размен, случись конфликт, выйдет не в нашу пользу. А ведь еще есть кланы ведьмаков, приносящие присягу лично правителю и с Гильдией не связанные, есть Училище Порядка, от стычек с выпускниками которого нас предостерегали особо, есть монастыри, спецслужбы, армейские исследователи…

Не знаю, чем занимались все эти люди, подозреваю, что примерно тем же, чем и мы. То есть убивали других людей. Количество банд расплодилось неимоверно, чиновники воровали, как обезумевшие, торговцы норовили подсунуть гнилой товар армейским закупщикам. В мирное время преступники отделались бы каторгой или тюремным заключением, из-за войны… За хищения в особо крупных размерах казнили не только вора, но и всю его семью. Слава богу - приговор в исполнение приводили не мы. Количество заданий зашкаливало, времени на отдых не оставалось совершенно и жизнь вертелась по однообразному сценарию без тренировок и выходных. Получение приказа, исполнение, торопливое заполнение бумаг и снова дорога.

Ходили по-прежнему вчетвером. Во главе команды всегда стоял Аххаш, леди мы теперь практически не видели. Вейран «раскололся» и поведал, что под видом подготовки к предстоящему экзамену – общему для едва ли не сотни кандидатов – его мать экстренно осваивает весьма специфические родовые методики, связанные с обработкой информации. Оказывается, они не только стихийники, но и аналитикой балуются. Раньше Зения эту грань родового наследия игнорировала, предпочтя сосредоточиться на развитии способностей сенсора, но сейчас ситуация изменилась. В том, что новый ранг ей присвоят, она не сомневалась, потому как давно готова. Да и вообще с девятки на восьмерку перейти легко, это между категориями разрыв большой, а внутри-то рост быстро идет.

И подсуживать ей экзаменаторы станут. Им Аххаша забрать из команды надо.

 

На пять минут забежав в госпиталь пополнить аптечку, оказался участником многочасовой операции. Припахали на роль «подай-принеси-не путайся под ногами», ибо на большее не тянул. Израненного ведьмака сшивало едва ли не все руководство, лучшие специалисты, ну а десяток начинающих медиков стоял у них на подхвате, и все равно вытащили с того света мужика во многом чудом – очень уж качественно его убивали. Тут и отказ половины органов, хорошее такое отравление, внушение суицидальных мыслей, проклятье крови обнаружили… Разным спецам поработать пришлось.

Когда все закончилось, засели с младшими врачами в комнате отдыха.

- Как думаешь, долго он еще пролежит? – поинтересовался я у знакомого. Бюс был всего на пять лет старше меня, так что сошлись мы легко.

- Месяц минимум, потом на реабилитацию. Спроси завтра у лая Морна, он точнее скажет.

- Я завтра караван сопровождаю.

- Да, ты ж вне штата. Внимательнее на выходах по сторонам смотри, а то нарвешься, как этот – он кивнул в сторону операционной.

- Разве его не с границы притащили?

- Неа. Их группа напоролась на каких-то наемников, полегла почти вся.

Рука невольно потянулась чесать в затылке. О том, что наемники существуют, я знал, но больше теоретически. Есть и есть. Оказывается, среди них попадаются опасные типы, о которых стоит узнать побольше.

- Мне казалось, в наемники сильные бойцы не идут.

- Скажешь тоже! – фыркнул Бюс. – Там разная публика попадается. Изгнанники из кланов, гильдейские отщепенцы, младшие сыновья владетелей. Или, к примеру, разругался какой-нибудь клан с властями, лучших бойцов положат при бегстве, а жить остаткам на что-то надо. Вот и идут, предлагают мечи. Покупатели на их услуги всегда найдутся, причем платить станут неплохо. Сам понимаешь: что Гильдия, что официально зарегистрированные кланы не за всякие задания берутся, в отличие от этих.

- Их вообще много?

- Да уж немало. Если интересно стало, возьми в канцелярии список особо опасных разыскиваемых преступников, почитай об их подвигах.

Список я взял, изучил и, образно выражаясь, проникся. В нем такие монстры фигурировали – не дай бог в темном переулке напороться. Причем нашлись как одиночки, так и главари крупных банд и даже полноценных преступных организаций, головы последних оценивали в сотни миллионов золотых. Описание их возможностей впечатляло. На них должны охотиться специализированные команды, заточенные под ликвидацию, у обычных ведьмаков шансов нет.

Оказывается, здесь существует организованная преступность. Надо бы разузнать о ней побольше – вдруг пригодится?

 

Глава 6

 

Время имеет неприятную тенденцию двигаться рывками. Иногда оно течет плавно, однообразно, лишь сознание отмечает очередной рассвет или закат, а иногда события спрессовываются, уплотняются на коротком отрезке, чтобы месяцы спустя слиться в единую бешеную круговерть. Этот всплеск вселенской активности всегда наступает неожиданно и влияние оказывает на участника сильное.

Мы знали, что сразу после сдачи Зенией экзамена лая Аххаша выведут из состава команды и отправят на фронт, начальство своих планов не скрывало. Но, мать, не с такой же скоростью! Приказ был подписан уже на следующий день, бывший командир даже не проставился, отбывая на новое место службы! Мы едва успели найти и купить вскладчину ему подарок, нефритовую фигурку божка полуграмотных западных варваров – он, оказывается, коллекционирует эту мелочь, чем-то она ему нравится. Ну и от себя лично каждый кое-что добавил.

К слову сказать, «проставляются» здесь редко и по особым поводам вроде повышения. Обычно собираются в ресторане, обладатели собственных домов могут пригласить в гости, с пустыми руками нельзя приходить в любом случае. Причем существует четкая система, кому, что, в каком случае надо дарить, и какие подарки кто от кого имеет право получать, а какие – ни-ни, табу. Так что мы вполне рассчитывали посидеть вечерок с дружной компанией, благо знакомых у леди Зении в Гильдии хватает, только реальность внесла свои коррективы.

- Слишком быстро.

- Группа уходит сегодня вечером, в шесть – Аххаш, разумеется, услышал мой тихий шепот. – Ради меня одного операторы не станут открывать дальний портал. Так что все, кого я хотел бы позвать, сейчас бегают по инстанциям, подчищая хвосты, или опустошают лавки знакомых купцов.

- А большинство моих хороших знакомых заняты выполнением контрактов – добавила леди. – Мы, кстати, тоже завтра уходим из города.

Саркен с тоской посмотрел по сторонам, задерживая взгляд на столах соседей.

- Прямо с утра?

- Ну – сделал вид, будто задумалась, Зения, - пожалуй, у вас будет пара часов после рассвета.

Слава богу, выспаться успеем. Повеселевшие лица друзей подтвердили, что их мысли шли схожими маршрутами, да и понимающие ухмылки остальных гильдейцев говорили – тема сна более чем актуальна. Носимся, как бешеные собаки, по всей провинции, с трудом закрывая наиболее важные контракты и оставляя без внимания мелочевку, хотя в мирное время с этой мелочевки новенькие команды неплохо кормились. А сейчас все в разгоне, на приглашения откликнулись только два ведьмака, правда, один с собой команду притащил. Когда еще было свободное время (оно уже подернулось туманной дымкой забвения, но мы пока помним, да-да!) у нас с этой командой прошло несколько тренировочных поединков, так что люди знакомые.

- Куда уходите-то? – Без особого интереса спросил лай Ярош, здоровяк с шикарной гривой черных волос. Редкая примета, обычно ведьмаки стригутся коротко. – Надеюсь, не к границе?

- В захолустье на юге, восстанавливать наблюдательную башню.

- Опять стройка – закручинился Саркен.

Сидевшая рядом Сойка из клана Белого Кота захихикала. Она закончила школу в Сверкающем на год раньше нас и во время первой схватки разделала расхваставшегося Саркена под орех. Правда, в следующий раз парень отнесся к противнице серьезно и сравнял счет, но подкалывать она его не уставала. Любила этак невзначай пройтись по мужчинам, не держащим данное обещание, или похвалить благородных рыцарей, позволяющим хрупким женщинам избивать себя.

Кажется, девушке Саркен нравится.

- Да ладно! Ты же любишь такие мирные, спокойные задания!

- Да я…!

- Меня уже начинают доставать эти перепалки – с каменным лицом склонился к моему уху Вейран. – Затянулся у них процесс ухаживания.

- Предлагаешь ускорить?

- Как? Они же видятся хорошо если раз в месяц.

- Ну должна же когда-нибудь война закончиться.

- Да она только началась – вмешался в разговор Ма из клана Поющего Тростника, сидевший с другой стороны от Вейрана. – Родственники пишут, под Белоярицей хасков разбить не удалось, хотя потрепали их знатно. Говорят, мясорубка была страшная. Сейчас обе стороны собирают войска и готовятся к следующему сражению, ну и гадят друг другу, как могут.

Появились официантки, и парень замолчал. Официальная пропаганда гласила, что сражение под Белоярицей окончилось грандиозной победой наших войск, поэтому распространять среди гражданских сведения о реальном положении дел было строжайше запрещено. Ма дождался, пока подавальщицы сноровисто расставили по длинному овальному столу десятки блюд, тарелок и тарелочек с яствами, и только после ухода прислуги продолжил:

- На фронте с солнечниками тоже затишье. Корпус генерала Ковтара сумел взять Хак, но во внутренние области царства не прорвался, завяз на перевалах. Патовая ситуация. Ой, да с самого начала было понятно, что нынешняя война раньше, чем через три года, не закончится.

- Дольше – тихо высказал свое мнение его напарник Изель из Тростниковой Флейты. Скромный неприметный парень специализировался на барьерах и на уровне знающего медика разбирался в многокомпонентных ядах. Последнее я выяснил случайно, краем глаза заглянув в экзаменационную ведомость госпитальной комиссии.

- Может, и дольше – пожал плечами Ма. – Прошлая война шесть лет шла, Опаловое княжество на куски растащили, а ведь сильная держава была.

- Не сказала бы. Внешне они, может, и казались сильны, но в действительности не успели восстановиться после гражданской войны. С теми же матавами воевалось намного сложнее, а этих – лайя Рона пренебрежительно махнула рукой – легко раздавили.

Спорить с лайей никто не стал, так как среди присутствующей она являлась самой старой и та война для нее была не первой. Родись она в клане, уже принадлежала бы к старшему офицерству, но происхождение из купеческого сословия не позволило подняться выше седьмого ранга. Энергетика не тянула. Впрочем, благодаря уму и настойчивости добилась она многого, ее ценили за опыт, а талант педагога обеспечил авторитет и популярность среди озабоченных судьбой потомков ведьмаков. Волевая женщина.

Разговор разбился на несколько потоков. Компания младших спорила и переругивалась, комментируя способности друг друга, делая упор на интеллектуальных, мастера обсуждали текущую войну и внутренние дела Гильдии. Сошлись на том, что армия скоро опять затребует подкреплений, а значит, в отделении Галечного народа станет еще меньше. Молодых пока что не трогают, но если потери будут большими, выгребать начнут всех, прецеденты имеются. Спорили, насколько успешно иллюзионист может противостоять стихийнику и по какому пути лучше развиваться специалистам внутренних стилей. Подарки дарили, хвалили леди Зению, говорили ей комплименты. Поделились забавными байками и историями из жизни некоторых известных ведьмаков, дали характеристики армейским командующим, обсудили, можно ли назвать идиота идиотом, если последний принадлежит к древней аристократической семье… Часа четыре сидели за столом. С удовольствием общались бы и дальше, если бы время не закончилось.

Провожали Аххаша всем скопом, впрочем, коридоры перед портальным залом оказались забиты людьми. Мы были не единственной командой, подвергнувшейся разделению, с бывшими наставниками хотели проститься многие. Неизвестно ведь, увидимся ли? С той стороны тоже не слабаки воюют.

Наконец прозвучал приказ, прощальные поклоны, и небольшая группа людей скрылась за закрывшимися дверьми. Сейчас мастера-пространственники создадут портал, и ушедшие переместятся в Сверкающий, где получат новые назначения в горячие точки. Ну а мы остаемся здесь, во всяком случае, в ближайшее время.

Неизвестно только, надолго ли.

 

Постольку-поскольку ведьмаков не хватало, привычной стала практика выполнения сразу нескольких заданий. То есть идет, к примеру, команда в деревню Гадюкино по заказу тамошнего владетеля бандитов гонять, а в нагрузку ей дают ценное письмо, которое требуется доставить получателю в том же районе, и поручение на охрану местного ростовщика, утратившего чувство меры и оттого нуждающегося в защите. Раньше подобное не поощрялось, теперь же чинуши сами выискивают подходящие контракты. С одной стороны, выполнять несколько задач разом сложно, с другой – халтуры теперь брать не получается, однако в денежном плане мы не обделены.

Нам тоже предстояло поработать в двух ипостасях, даже в трех – строителя, егеря и охранника. Мы сопровождали в отчий дом госпожу Кайсу, ничего особенного не представлявшую из себя дочку богатого владетеля. Слегка капризная, избалованная, умненькая, с неплохим образованием и четко размеченным жизненным путем, она являлась стандартным девушкой-подростком из знатной провинциальной семьи и больше о ней сказать, в общем-то, нечего. Она здорово походила на мою младшую сестру, а вот друзья прежде с таким типажем не сталкивались. Мнения их разделились: если Вейран относился к капризам Кайсы с терпеливой снисходительностью, его забавляли ее попытки казаться взрослой, то Саркен на привалах сочинял благодарственное письмо родителям, считавшим розги лучшим средством воспитания и поровшим детей без разбора пола. После доставки госпожи к отцу наступал черед второго задания, заключавшегося в строительстве сторожевой башни на перекрестке двух дорог. Точнее говоря, договор Гильдия заключила на «восстановление», но старая башня находилась в таком состоянии, что проще отстроить новую. Попутно мы должны проредить поголовье местных разбойничков, запрос пришел из канцелярии губернатора провинции и подлежал исполнению в кратчайшие сроки.

Учитывая скорость передвижения кортежа, до замка владетеля, отца Кайсы, мы добрались быстро. Дотрюхали за неделю, хотя без сопровождения дошли бы дня за три. Идиотская на первый взгляд традиция – перемещаться по стране пешком, на лошадях же удобнее. Однако если начать разбираться, понимаешь, что все не так однозначно. Во-первых, на дальние расстояния ведьмаки практически всегда перемещаются порталами, это дешевле, удобнее, безопаснее. Во-вторых, примерно половина клановых что на коротких, что на длинных дистанциях даст лошадкам немалую фору, да и оставшиеся гильдейцы с точки зрения выносливости любую животину превосходят. Тот же Вейран, к примеру, шестьдесят километров в сутки пробежит без усталости, Саркен ему не уступит, но уже за счет тренировок. Короче говоря, на лошадей ведьмаки, в отличие от владетелей, садятся в одном случае – когда надо понтов напустить.

Было бы странно, не пригласи нас хозяин погостить несколько дней. Он знал, что мы откажемся, максимум переночуем одну ночь под крышей, но по правилам гостеприимства поступить иначе не мог. Иначе потерял бы лицо и получил славу сквалыги. Поэтому услышав вежливый отказ владетель Тайфо расстарался, закатив скромный пир в честь «благородных защитников и верных слуг государя, да правит он десять тысяч лет», на который пригласил родичей и вассалов.

Разговор за столом велся на темы, приличествующие достойному обществу. Война, доблесть войск, слава династии, цены на продукцию хозяйства, погода, стоимость вызова или предотвращения дождя, распоясавшиеся бандиты…

- Не далее как вчера напали на торговцев, направлявшихся к нашему доброму соседу, лаю Наминару – вещал Тайфо. – Убили десятерых человек ради грошовой прибыли! Какое жестокосердие!

- После организации поста разбойникам придется туго – заверила его Зения. – Гильдия поможет страже, можете на нас рассчитывать.

- О, нисколько не сомневаюсь! Поднимем же чаши во славу верных защитников престола, среди коих встречаются воительницы столь же доблестные, сколь и прекрасные!

Тост поддержали, закусили, опять выпили. Винцо было слабеньким, изрядно разбавленным водичкой, головы у пирующих оставались ясными, хотя разговорчивость росла. Несколько девиц кружили вокруг напарников – мне, лекарю скромного происхождения, всегда доставался минимум внимания противоположного пола – местные благородные расспрашивали Зению о том о сем, особенно интересуясь скоростью строительства и сколько мы планируем оставаться в уезде. Мягко пытались вызнать, нет ли возможности задержать дорогих гостей подольше. Понять их можно – самая слабая команда ведьмаков эффективнее десятикратно большего отряда обычных стражников, набранных из крестьянских детей или слабо обученных горожан. Обходится, правда, дороже.

- К сожалению, напряженная обстановка на фронтах вынуждает Гильдию задействовать все возможные ресурсы – отбивалась от обтекаемо-настойчивых и, чего уж там, лакомых предложений Зения. – Свободных людей нет. Поэтому сразу после окончания своей миссии мы вернемся в Галечный, задерживаться даже на несколько дней нам запрещено.

- Тогда какой смысл в ремонте башни – хмыкнул сидевший неподалеку от владетеля лай Рана, насколько я понял, комендант замка. – Если она все равно будет стоять пустой?

- Губернатор пришлет отряд стражи, главе которого я передам коды от артефактов.

- Да толку с тех артефактов? Слабенькие барьеры и усилитель зрения, верно?

- Согласно стандартам Гильдии, стационарные укрепления не могут быть оборудованы защитой ниже четвертого класса – поправила мужчину леди. – Канцелярия губернатора прописала в договоре шестой.

Неплохо, а против местных работников топора и ножа даже слишком хорошо. Вероятно, власти планируют в будущем как-то использовать этот опорный пункт, потому как обычно «шестерку» (всего классов двадцать) используют на небольших приграничных заставах с гарнизоном из регулярных войск.

- В самом деле? - удивился Рана. – Не знал, не знал. С чего бы такая щедрость?

- Исполнителям не принято сообщать подробности, не относящиеся к делу. Прошу простить.

- Ну, что вы, это мне следует извиняться за неуместный вопрос.

- А можно посмотреть? – стрельнула любопытными глазенками Кайса. – Я никогда не видела щитовых артефактов, батюшка говорит, я еще слишком молода.

Скорее всего, не в молодости дело. Просто по внешнему виду артефакта можно определить его приблизительные характеристики и тем самым повысить шансы сломать или обмануть щит. Зачем сообщать такие сведения девочке, которая выйдет замуж и унесет лишнее знание в чужую семью? Подобная беспечность лет через пятьдесят-сто может привести к гибели рода.

В общем, я здорово удивился, когда Зения согласилась выполнить просьбу и достала из небольшой сумочки за спиной маленькую шкатулку. Сомнения исчезли, стоило леди выложить на стол стеклянный шарик, зеркало и мешочек с покрытой лаком галькой. Обычная сенсорная система, давно опробованная и вряд ли для кого-то из присутствующих, кроме подростков, являющаяся секретом. Такое можно и показать, чтобы не портить отношения с дочерью крупнейшего феодала региона.

Намного интереснее, чем рассматривать давно изученную систему, изучать лица людей. Все-таки отношение к артефактам у ведьмаков и других благородных разное. Мы умеем их изготавливать, знаем сильные и слабые стороны, часто сталкиваемся с порталами, стазис-камерами, переговорниками, вызывателями, зеркалами правды и многим другим. Они не являются для нас редкостью, для нас показанные Зенией предметы не выглядят прикосновением к чуду. Для владетелей же, особенно большую часть времени проводящих в родовых поместьях, возможность познакомиться с творениями мастеров-артефакторов выпадает редко, и когда выпадает, первым делам они вспоминают услышанные в детстве сказки о мечах, поражающих десятерых врагов одним ударом, говорящих человеческим языком големах и книгах, самостоятельно ищущих ответы на любой вопрос.

А еще владетели неплохо разбираются в ценах на подобный товар.

 

Честное слово – прослезился.

Мы в последнее время так часто занимались контрактами, связанными с различного рода насилием – ловлей бандитов, охраной важных персон и тому подобным – что старая добрая стройка казалась приветом из прошлого, вызывая приятную ностальгию по ушедшему детству. Правда, для начала пришлось выполнить набившую оскомину работу. Дошли до места расположения остатков башни, установили временный лагерь и по расходящейся спирали принялись зачищать окрестности. Плевая задача, учитывая наличие сенсора в команде. Промышлявшие в районе банды отличались скудным составом и крайне низкими воинскими умениями, их поимка не составляла труда, однако их было много, так что даже неутомимый Саркен начал ворчать, жалуясь на однообразность. Ему, видите ли, хотелось подвигов.

Светлым пятном в темном мраке зачистки стала поимка весьма примечательного бандита. Точнее говоря, бандитыша, постольку поскольку лет ему не больше восьми. Недоступная для простых людей скорость реакции и примечательная внешность (стального цвета волосы и листовидная форма ушей) прямо-таки вопияли о принадлежности к ведьмацкому клану. Скорее всего, чей-то бастард. Выглядел мальчишка крепким, здоровым, признаков сумасшествия не проявлял, так что мы со спокойной душой сдали его в ближайшее отделение Гильдии. Теперь если анализ крови выявит наличие живых родственников, ребенка передадут им, в противном случае его отправят в спецприют, помогут овладеть наследием предков. Глядишь, через десяток лет новый клан появится… Премию мы в любом случае заслужили.

Опыта в строительстве именно таких укреплений у нас не было, зато имелась документация на «типовой проект опорного пункта УП-14-28а». Выглядел этот самый УП как обнесенный четырехметровыми стенами квадрат с укрепленным жилым зданием в центре, хозяйственные постройки располагались возле стен. Предполагалось, что здесь может разместиться гарнизон из двадцати стражников вместе с прислугой и лошадьми, на практике, исходя из личных наблюдений, в похожих башнях могло проживать до сотни народа.

Мы разделили фронт работ, быстро вырыли котлован с помощью заклинаний, все так же шустро принялись изготавливать блоки из укрепленной глины. Тот же кирпич, только изготавливается быстрее и от времени становится крепче – до определенного предела. Кирпич используется для центрального здания, внешние стены сложат из толстых прессованных плит, которые изготавливает Саркен. Думаю, недели за три управимся, особых изысков от нас не ждут.

Учитывая мои успехи в ритуалистике, время от времени леди привлекала меня к тонкой работе (насколько данная работа в принципе может быть тонкой). Артефакты же недостаточно тупо засунуть в углы крепости, их требуется правильно установить в строго высчитанных точках, с учетом складок местности и возможных источников энергии поблизости. Кроме того, активировать барьеры тоже можно по-разному, их эффективность сильно зависит от установленных первым оператором настроек. И вот пока мы работали, я счел возможным спросить:

- Леди Зения, эти барьеры – они вообще дорогие?

- Смотря как считать – улыбнулась женщина. – По сравнению с изделиями мастеров, так вовсе дешевки.

- Хорошо, я сформулирую иначе. Скажите, имеющиеся у нас артефакты достаточно дороги, чтобы некоторые благородные из окрестных земель соблазнились и попробовали заполучить их себе?

Зения слегка изогнула правую бровь, посмотрев на меня с веселым скепсисом.

- У тебя есть конкретные подозрения?

- В таком случае я сообщил бы их вам, леди. Нет. Просто мне очень не понравилось выражение глаз кое-кого из гостей владетеля Тайфо, да и караваны в окрестностях пропадают больно уж крупные. Найденная нами шелупонь даже объединившись, не сумела бы вырезать группу купцов с хорошей охраной.

- Банда из людей, владеющих силой?

- Или слуг владетеля, способного замять скандал – согласился я. – Во время войны никто заниматься следствием не станет, проще дать заказ в Гильдию.

Следующая минута прошла в молчании, леди механически чертила знаки на кирпичах. Я занимался тем же, искоса поглядывая и ожидая ее решения. Наконец, она вздохнула:

- Не следует тревожиться из-за ничем не обоснованных предположений. Вполне возможно, прослышав о нашем приезде, банды покрупнее сбежали в соседние уезды, или найдется другое объяснение. Не говори с остальными на эту тему, пока что.

Ну, по крайней мере, от моих слов она не отмахнулась, уже хорошо.

Цену вопроса я все-таки выяснил. Имеющиеся у нас артефакты до первичной активации стоят примерно пятьсот золотых, если извлечь из готового контура и перепродать – не больше двухсот. Учитывая, что за контракт нам в среднем платят серебрушек тридцать-сорок, а ведьмаки считаются людьми обеспеченными… К слову сказать, официально в одном серебряном сотня медяшек, а до войны золотой обменивали на пятьдесят серебрух. Правда, сейчас курс повысился.

 

Старая башня стояла на холме, неподалеку от перекрестка двух дорог. Местного значения, но довольно крупных, народ по ним двигался постоянно. Раньше здесь же находился постоялый двор, однако после того, как гарнизон убрали и в окрестностях зашевелились всякие непонятные молодцы, хозяин собрал в охапку семью и перебрался в более спокойные места. Таким образом, готовить нам приходилось самим.

Обеды народ старался спихнуть на меня. Саркен готовил неплохо, но просто и однообразно, кроме того, горские рецепты не находили должного отклика в равнинных желудках. У Вейрана хорошо получалось ровно одно блюдо – вареная картошка, все остальное он умудрялся испортить. Леди Зения виртуозно отлынивала от данной чести, и привлечь командира к ответу удавалось далеко не всегда. В результате большую часть времени у котла стоял я.

- Что сегодня? – к костру подошел Вейран. - Опять каша?

- Рис, заправленный грибами, луком и кусочками мяса неведомой зверушки – я подул на ложку и осторожно прихватил зубами маленький белый комочек. Соли надо. – Мясо принес Саркен, так что у него уточняй, чье именно.

- Да опять крысу какую-нибудь убил.

- Не, там кто-то покрупнее. Был. Готово, постучи по железке.

Понятия не имею, почему обыскивавшие башню после ухода стражников крестьяне не прихватили металл, но факт остается фактом – в земле иногда попадались куски изделий из плохонького железа. Самый крупный мы приспособили под систему оповещения, используя школьную последовательность стуков для передачи сигналов «подъем», «сбор» и прочих. Ясное дело, сигнал обеда стал самым популярным.

Минут через пять вся команда собралась у костра. Следуя традиции, я зачерпнул ложкой кашу, съел кусочек, с поклоном подал Зении, она попробовала, благосклонно кивнула… К чему-то прислушалась.

- Собираемся – носимая женщиной полумаска, снимаемая только во время еды, возвращается на лицо. – Нападение на караван, примерно десять километров по южной дороге. Используются заклинания на основе огня. Со мной пойдут - короткий взгляд в мою сторону – все. Здесь никого не оставляем.

Разумно. Учитывая наше задание, вмешаться мы обязаны, а распылять силы не хочется, особенно с учетом моих подозрений. Кроме того, лишних в команде нет. Командир, она же основная ударная сила, ее помощник, штурмовик, медик – все нужны, все могут понадобиться. Неизвестно ведь, кого встретим.

Бежали прямо по дороге, плотной группой. С сенсором во главе можно не опасаться засады, точнее, те, кто способен сенсора обмануть, ловушку готовить не стали бы. Наша команда им на один зуб. Примерно на половине пути Зения, не снижая темпа, принялась подавать знаки. Пятеро. Владеют силой. Один похож на офицера, остальные ощущаются, как низкоранговые. Старшего она берет на себя, нам работать по схеме группового боя. Контакт!

В определенном смысле нам повезло. Один из нападавших попал под атаку леди, вообще-то направленную против его командира, и его краешком задело заклинанием воздушного взрыва. Мужчину в кольчуге и с мечом в руках хорошо приложило спиной о ствол дерева, так что на какое-то время из боя он выбыл. К сожалению, их старший избежал удара. Как Зения собиралась добивать самого опасного врага, я не успел понять, потому что принялся выпускать помощника, пока друзья меня прикрывали.

Тренировки позволили сократить время воплощения, и уже через две секунды Змей полностью сформировался. Прекрасное время, учитывая мой ранг. Мы огляделись двумя парами глаз, отмечая Саркена, яростно наскакивающего на окруженного огненными струями стихийника, держащего на приличной дистанции своего противника Вейрана, вспышки молний вдалеке, там, где сошлись наши старшие. Где еще один? Словно в ответ, сбоку прилетает сгусток огня, и если бы реакция Змея, отреагировать я бы не успел. Ухожу от атаки падением в перекат, помощник стремительно и плавно разворачивается, определившись с целью.

То, что в противники мне достался штурмовик – это и хорошо, потому что их манеру ведения боя я знаю, и плохо, так как школ работы с оружием существует миллион с хвостиком. И у каждой школы есть свои секреты, своя тактика. Еще плохо, что в одиночку Змей против штурмовика не продержится, слабенький он еще, а значит, придется мне вступать в ближний бой.

Сближаемся, помощник выплевывает струю воды, способную разрезать дерево толщиной с мою ногу, с моего клинка срывается желтый полумесяц энергии. От обеих атак враг, плотный крепыш в кольчуге и закрытом шлеме, уклоняется, одновременно делая в мою сторону козу пальцами свободной руки. Я вынужденно сбиваю темп, уходя от воздушного лезвия, но в целом доволен – он не очень опытен, раз у него заклинания завязаны на жесты. Змей выдыхает облако кислотного пара, противник наклоняет голову и проскакивает сквозь яд вперед. Пока у него глаза закрыты, я успеваю создать еще один полумесяц-лезвие. На сей раз дистанция не позволяет ему уклониться, и атака попадает в левую руку, которая повисает плетью. В общем-то, все. Осталось добить.

Как бы не так! Обрушившийся град ударов заставляет уйти в глухую оборону, амулеты трещат, рассыпаясь под нагрузкой. Мастер Джер показывал эту технику, когда выплеск твоей собственной энергии подавляет соперника, сбивая ему концентрацию и мешая использовать силу. Хорошо еще, что я тренировки ради наделал десяток одноразовых щитов, они-то меня сейчас и выручают. Думал через месяц выбросить, все равно их никуда не пристроить, но вдруг пригодились. Впрочем, надолго ли? Еще десяток секунд, и один из ударов пройдет сквозь мою, скажем прямо, дырявую оборону. Придется использовать козырь.

Он, наверное, удивился, когда понял, что не успевает. Буквально только что он успешно атаковал меня, попутно нанося раны Змею – и вдруг один из ударов провалился в пустоту, а мой короткий клинок воткнулся ему между ребер. Ускоренное время, контроль над личным метаболизмом, нервной сетью и многими другими параметрами тела, гордость и спасительный круг попавших в беду медиков. Да, потом придется расплачиваться порванными связками, растянутыми сухожилиями, болью в мышцах и залечивать микротрещины в костях. И что? Главное, что сейчас, пока у врага не прошел болевой шок, я могу вытащить из-за пояса маленький кинжал и, сделав крохотный шажок, воткнуть его в неверяще распахнутый глаз.

А ведь если бы Змей его не отвлекал, неизвестно, помогло бы мне ускорение или нет. Все-таки мечом он владел хорошо и куда опытнее, был.

Несколько мгновений транса еще есть, и этого хватает, чтобы оглядеться. Вейран продолжает маневрировать, Саркен успешно добивает своего, жить тому осталось недолго. Что с Зенией, непонятно, бой развел нас слишком далеко, поэтому отдаю приказ Змею. Помощник перестает терзать труп и стремительно летит туда, откуда доносятся звуки продолжающейся схватки. Самый первый пострадавший шевелится, пытаясь встать, и я, не задумываясь, выхватываю из футляра на рукаве короткую толстую спицу, испачканную в темной маслянистой жидкости. Отрава вряд ли убьет взрослого мужчину, он же не крестьянин, но драться в таком состоянии невозможно, проверено на Саркене.

Ускорение схлынуло. Торопливо роюсь в кармашке в поисках болеутоляющего, пока еще могу соображать и двигаться. Глотаю сразу три таблетки. Бросаю слабенькое заклинание на основе воды в противника Саркена, отвлекшийся бандит тут же получает удар мечом в ключицу и падает наполовину разрубленный. Помогаю Вейрану, превращая землю под ногами его врага в грязь. Тот застывает, и мгновения неподвижности ему хватает, чтобы получить сдвоенный удар воздушным лезвием и огнем, его защита не выдерживает и по поляне катится вопящий факел. Саркен морщится, взмахивает рукой, наступает тишина. Кажется, серьезных ран у них нет.

- Туда!

Вейран бежит на помощь матери. Я идти не могу, лечебные техники только-только начали действовать, да мне и не нужно. Змей уже достиг места схватки, его глаза видят две стремительные тени, одну под покровом молний, другую в каменной броне, они в бешеном темпе обмениваются ударами. Насколько могу судить, оба бойца потрепаны, наверняка им пришлось делать в схватке передышку. Чем я могу помочь? Разве что помощника натравить, все равно у него заканчивается вложенная при создании сила и скоро он развеется самостоятельно. Если повезет, мой скромный вклад сдвинет равновесие схватки в нужную сторону.

Змей бросается на врага. Последнее, что я вижу – струящееся по плоти дракона пламя и едкое облако, окутывающее последнего из бандитов.

 

От каравана из трех десятков телег почти ничего не осталось. Уцелел десяток человек, правда, легко раненых, вырезали всю охрану, все животные тоже погибли. Причем неизвестно, кто нанес больший ущерб – нападение бандитов или последовавшая за ним драка. Мы ведь, откровенно говоря, не сдерживались, да и не было у нас возможности деликатничать.

Сразу по окончании боя Зения развила бурную деятельность. Первым делом мы занялись лечением и перевязкой, сначала себя, во вторую очередь торговцев, выживших при нападении. Затем, когда с медициной было покончено, занялись пленником. Остальных мы положили, но невезучий тип, сначала стукнутый деревом, а затем отравленный, провалялся в отключке до нашего возвращения и потому не успел ни сбежать, ни покончить с собой. Предложение Саркена послать гонца в ближайшее отделение Гильдии леди забраковала, хотя по инструкции мы обязаны сообщать о всех случаях столкновения с серьезным противником.

- Ты не можешь гарантировать, что по дороге не угодишь в засаду – объясняла она парню. – Шансы на это малы, но они все-таки есть. И вы устали, схватка была тяжелой, Ивэн вовсе придет в себя не раньше завтрашнего вечера. Ограничимся письменными донесениями.

Грохотать перестало довольно давно, путники, благоразумно державшиеся на приличном расстоянии, осмелели и подошли к месту схватки. Движение по дороге редкое, хотя и стабильное, в сутки проходит примерно один-два каравана и местные ездят, так что бандиты вполне успели бы разгромить купцов и унести ценности до того, как появится первый смельчак. Впрочем, если бы и не успели – просто перерезали бы глотку глупцу.

Немного подлатав пленника, начали допрос. Грязное это дело. Мужчина не запирался, но поначалу пытался юлить, пришлось вливать в него усилитель чувств и жестко колоть, как Аххаш показывал. Прооравшись, он начал давать ответы. Да, напали. Да, были сведения, что купцы везут нечто ценное. Да, грабили и раньше, и добыча всегда была хорошей. Нет, это знал только командир, а он мертв. Здесь – полгода, сюда перебрались с юга.

Покойный главарь и убитый мной боец оказались нашими бывшими коллегами. Служили в Гильдии, особых перспектив не видели и вышли в отставку, на вольные хлеба. Сначала наемничали, постепенно принимая все более и более противозаконные заказы, сколотили банду, перед самой войной попались на горячем и были вынуждены сменить провинцию. На новом месте дела шли неплохо, пока на нас не напоролись. Надо бы посмотреть в розыскных листах, может, за их головы награда полагается. И что с этим кадром теперь делать? Если действовать по инструкции, то полагается доставить в ближайший филиал Гильдии, в любящие объятия следователей. Тамошние мастера из пленника всю подноготную вытащат, расскажет даже то, чего сам не знает.

- Понятно – леди легким тычком в шею отключила всхлипывающего мужчину. – Ивэн, держи его пока в бессознательном состоянии. Когда будешь в состоянии, помести пленника в стазис. Ночуем здесь! Утром отправим отчет с первым караваном, потом вернемся к башне и продолжим стройку, задания с нас никто не снимал. Саркен, собери головы, они могут понадобиться для отчетности.

- Интересно, от кого бандиты получали сведения?

- Это не наше дело, Ивэн – жестко отрезала Зения. – Мы выяснили, что могли, теперь этой историей займутся профессионалы.

- Мне просто жалко людей. Тут ведь не один купец пропал. Будет обидно, если наводчик и, подозреваю, организатор останется без наказания.

Взгляд наставницы немного смягчился.

- Справедливости не существует, Ивэн, во всяком случае, не для всех. Просто защищай своих.

Забегая вперед скажу, что наш лагерь на стройке обыскивали. То есть пока мы дрались с бандитами, кто-то пришел, порылся в вещах, осмотрел фундамент и наполовину возведенные стены, прошелся по округе и, аккуратно затерев следы, скрылся. Факт обыска мы заметили сразу, а вот хотя бы приблизительно определить внешность посетителя не сумели. Опытный, гад. Зения составила примерный портрет – мужчина, рост и вес такой-то, характеристики энергетики примерно такие, но она тоже устала и могла ошибиться. Под ее описание подходила четверть окрестных благородных.

 

Глава 6

 

Сволочи подгадили нам еще раз, уже дома. Добавили письменной работы.

Учитывая большой личный опыт написания отчетов, я с дополнительной бумагой справился быстро, а вот мои друзья сидели и пыхтели долго, почти два часа. Прямо бальзам на душу. Оказывается, все случаи противоправных действий членов Гильдии, в том числе и бывших, тщательно расследуются как внутренней нашей службой безопасности, так и царской сыскной службой. Учитывая военное положение и ясные обстоятельства дела, нас на допросы к государевым сыщикам не таскали, однако пообщаться с родными безопасниками пришлось. Впечатление от знакомства осталось самое ни на есть приятное. Вежливые, дружелюбные люди поздравили с первой серьезной схваткой, предсказали великой будущее, наговорили кучу других комплиментов, внимательно выслушали, делая упор на предположениях, не вошедших в отчет. Вытянули буквально всю подноготную, даже то, о чем я предпочел бы умолчать.

Очень полезный опыт.

Для неопытной команды вроде нашей победа над противником, владеющим энергетикой – серьезное достижение. Особенно учитывая, что по всем подсчетам мы должны были проиграть. Мы уступали по опыту, численности, официальному уровню подготовки, поэтому нет ничего удивительного, что высокое начальство обратило внимание на выбивающийся из общего ряда случай. Последствия не заставили себя ждать.

Предписание отправиться в тренировочный лагерь под Тремя Соснами получил в канцелярии Саркел и тут же примчался к нам, попутно «порадовав» новостью Зению. Назначение ожидаемое, но от этого не менее неприятное. Дело в том, что выпуск нашего года, равно как и предыдущего с последующим, находились в группе риска с точки зрения отправки на фронт. Война шла с переменным успехом, и хотя полководцы постоянно требовали подкреплений, пока что Гильдия отправляла только старых, прошедших огонь и воду бойцов. Однако недалек тот день, когда резервы ветеранов иссякнут, и на убой начнут посылать вообще всех, кто есть в наличии. Первыми среди них станем мы, потому как, с одной стороны, выпустились достаточно давно и успели поднабраться опыта, а с другой, до поры до времени молодняк не трогают и потому нас много. Вполне естественно, что будущее пополнение желают подготовить получше, для чего и прогоняют постепенно через тренировочные лагеря.

Вообще следует сказать, что во время войны Гильдия обладает куда большими правами, чем во время мира. Например, она имеет право на создание вспомогательных отрядов. Принимают туда всех желающих, вне зависимости от умения и даже наличия способности работы с энергией, просто распределяют по разным группам. В первую, самую многочисленную, входят бывшие крестьяне и ремесленники, которым выдают копья, луки, простенькие доспехи, за три месяца преподают азы работы с оружием и проводят минимальное сплачивание, после чего отправляют в армию. Назвать этих людей бойцами язык не поворачивается, их ценность в глазах начальства соответствующая. Используются эти части против таких же новобранцев, в обозах, для контроля оккупированной территории, грабежа и тому подобных задач. Случись что, они погибают первыми.

Дольше обучаются те, у кого осмотр показал наличие неразвитой энергетики. Из них готовят более качественное «мясо», в течении шести месяцев не только показывая, как правильно держать меч, но и обучая кое-каким упражнениям для развития организма, ибо в перспективе держат за командиров для предыдущей категории. Таких уже можно выпускать на поле боя, если в куче и под прикрытием нормального ведьмака. Хотя смертность среди них все равно высокая, при наличии везения они имеют шанс выжить и даже сделать кое-какую карьеру.

Ну и последними по численности, но не по важности, являются рекруты с начальными навыками работы с силой. Вот из них делают настоящих солдат. Тренируют целый год, причем дают не только основы работы с оружием, но и действия в составе десятка, обучают по примитивной системе раскачки энергетики, на выходе получая человека, способного использовать одно-два заклинания. В принципе, по уровню подготовки они стоят вровень с дружинами крупных феодалов или регулярными полками царской армии. Но, повторюсь, существуют их отряды только до момента подписания мирного договора.

Еще интереснее судьба тех, кого приемная комиссия признала достойным попытки получить статус полноценного ведьмака. По очевидным причинам, в военное время критерии отбора значительно снижены, поэтому в Школы принимают тех, на кого еще год назад даже и не посмотрели бы. Учат абитуриентов по упрощенной программе, давая минимум теории, зато через три года и короткого периода обкатки в поле Гильдия получает многочисленные резервы эрзац-бойцов. Качество пополнения так себе, размен с полноценными ведьмаками идет из расчета один к десяти, однако количество и дешевизна подготовки искупают потери в глазах стратегов. Впрочем, есть принципиальный момент. Три Школы – в Сверкающем, Марке и Кансе никогда не снижали качества обучения и даже в самые худшие дни их ученики проходили полноценную шестигодичную подготовку. В остальных местах бывало по всякому, но эти три работали именно так. Почему? Здесь учились дети из главных семей знатнейших кланов. Элита берегла наследников.

Благодаря Аххашу, карту провинции мы помнили наизусть.

- Три Сосны ведь недалеко от границы?

- Там форт рядом – припомнил Вейран. – Скорее всего, в нем и разместились. Кроме того, горцы сейчас в набеги на нас не ходят, своими усобицами заняты.

- Перережут друг друга и за нас примутся – высказался я. – Затишье временное.

Саркела отдаленные перспективы не волновали.

- Пофиг! Я задолбался по всяким ебеням шляться! Хочу пару месяцев на одном месяце посидеть.

- Ты что, отдохнуть хочешь? В тренировочном лагере?

Должно быть, у меня было такое же удивленное лицо, как у Вейрана, потому как Саркел заухмылялся.

- Не, не получится. Хотя как сказать! Сойка рассказывала, обязаловку там дают утром и днем, вечернее время оставляют на самоподготовку.

Сойка много чего рассказывает, только верить ей нельзя. Она любит подшучивать над окружающими, особенно над Саркелом, и ее серьезным видом обманываться не стоит. Да и какая, в сущности, разница? Скоро сами все узнаем.

 

В деревню мы так и не попали. Гильдейский форт, ставший местом базирования тренировочного лагеря, находился на некотором отдалении от Трех Сосен, так что мы свернули с основной дороги на местную и саму деревню не увидели. Ну а потом, позднее, за тренировками и делами, было как-то не до прогулок. Хотя местные регулярно сбегали из форта в поисках развлечений.

Добирались пешком – ради одной команды портал открывать не стали, да и расстояние не очень большое. На подходах к цели трижды засекали патрули, точнее говоря, леди трижды заметила патрульных и сказала нам. Сколько их там на самом деле было, неизвестно. На входе в предместья форта предъявили документы, прошли сканирование, скорую проверку на наличие ментальных закладок или незарегистрированных печатей и только потом нас, всех троих, допустили к дежурному офицеру. Щуплый такой дядька, чем-то похожий на кнут, изучил предписание и вытащил из стола регистрационный журнал:

- Дополнительные занятия брать будете?

- Дополнительные, лай?

- Свободного времени у вас будет мало, но все-таки будет – неопределенно повел подбородком ведьмак. – Можете использовать его, хе, с пользой. Весь нестандарт платный, но три четверти оплачивает Гильдия. Список висит на двери в соседнюю комнату, если что-то понравится, сообщите дежурному офицеру, мы выписываем разрешение.

- Мы подумаем, лай.

- Подумайте, подумайте… - и он протянул нам пропуска, которые надо предъявить коменданту казармы. – Завтра к восьми подойдете на шестой полигон.

Времени еще оставалось достаточно, и мы успели бегло осмотреть новое место жительства. В сам форт нас, понятное дело, не пустили, он считался закрытой зоной и туда имели право входить только офицеры или гарнизон, но и так лагерь оказался немаленьким. Казармы, полигоны, больницы, столовые, учебные корпуса… Примерно пять сотен ведьмаков плюс обслуживающий персонал из простонародья.

Тренировки начались на следующий день и особого впечатления не произвели. Аххаш гонял куда круче. С восьми до двенадцати команда занималась работой с оружием, училась устраивать или определять засады и прочим егерским премудростям, потом обедали и отдыхали два часа. С двух до четырех шла теория – сводки с фронта, новые приемы врагов, наиболее известные вражеские кланы, методики допроса и сокрытия информации и много, много чего другого. Иногда лекции походили на сухие выжимки из более серьезных докладов, иногда напоминали байки отставников, щедро наполненные эмоциями и преувеличениями. Затем до шести часов вечера мы занимались в зависимости от специализации, в больших группах до десяти человек. Примерно через неделю я пришел к выводу, что лагерь не совсем корректно называть тренировочным. Да, здесь натаскивали будущее пополнение, моих сверстников, еще не успевших побывать в полноценной мясорубке. Дело хорошее, повышающее шансы молодежи на выживание. Но помимо того, немалую часть инструкторов и курсантов составляли выздоравливающие ведьмаки, уже пролеченные в больницах и нуждающиеся в периоде реабилитации. Хитрое решение – народ вроде как отдыхает и в то же время при деле.

Тренировались мы втроем, офицеры вообще и наша леди в частности занимались по индивидуальным программам. С теми же инструкторами, которые вели дополнительные курсы. Я слегка порастряс мошну и записался на занятия по артефакторике – хороших мастеров в моем окружении мало и они не склонны делиться знаниями – и на психологию. Точнее говоря, предмет назывался «Краткие основы установления типа личности, анализа поведения и выработке на его основе наиболее приемлемого метода получения информации», просто я сократил. Очень уж впечатлил тот мягкий допрос у безопасника, хочу уметь так же.

Не знаю, насколько эти занятия помогли мне понять, что с Вейраном что-то не то. Может, я просто успел его изучить?

- В последнее время ты плохо выглядишь.

Мы разместились в крохотном шалашике в дальнем уголке полигона. Занятия по маскировке только что закончились, инструктор ушел, мы же устали и прилегли отдохнуть. Достали еду и лениво перебрасывались фразами, друзья расслабились… Самое время для разговора.

- Ничего со мной не происходит – слегка напрягся Вейран.

- Ненавижу клановых – поделился я с Саркелом сокровенным. Тот понимающе закивал. – Их с самого детства учат держать морду кирпичом и обманывать окружающих.

- Эй!

- Думаешь, мы ничего не видим? Ты уже дня три злой ходишь, в спаррингах от тебя агрессия так и прет.

- Не понимаю, о чем ты.

- Понимаешь – я посмотрел на упрямо сжатые губы и попробовал зайти с другой стороны. – Слушай, ты же нам не чужой человек. Не знаю, что там у тебя произошло, но мы, глядя на тебя, тоже волноваться начинаем. Колись давай. Даже если помочь не сможем, хотя бы совет дадим, или подстрахуем. И, опять же, пойми – пока мы в команде, личных проблем у нас нет. Если один что-то натворил, в какую-то неприятную историю вляпался, то пострадают все.

Кажется, последний аргумент слегка поколебал его уверенность молчать до победного. Или просто парню хотелось поделиться, не знаю. Во всяком случае, Вейран «раскололся». Неприятности действительно возникли, только не у него, а у его матери, причем неприятности серьезные.

Как я уже упоминал, леди Зения отличалась редкой красотой. Вряд ли она осознанно корректировала внешность, я, когда ее лечил, следов пластических операций или других вмешательств на лице или фигуре не заметил, то есть все свое, природное. Лицо красивое, тело крепкое, грациозное, голос буквально завораживающий… Короче говоря, мужиков вокруг нее всегда вилось много. Вейран не знал, какие именно у его матери отношения с Аххашем, вроде бы он ее считал кем-то вроде дочери и потому пока был рядом, поклонников отгонял. Сейчас у Зении защитника нет.

- Ты уверен, что ей нужен защитник? – уточнил я. – Может, ей эта опека только мешала. Спокойно, я просто хочу разобраться с ситуацией. Леди Зения еще молода и с ее стороны вполне естественно хотеть немного обычного женского счастья. Например, тихой жизни с достойным человеком. По ней не скажешь, что служба в Гильдии со всеми этими походами, драками, вороватыми заказчиками и прочей грязью доставляет ей удовольствие.

Рассудительный тон подействовал, вскинувшийся было Вейран мирно ответил, что его мать никогда не проявляла желания выйти замуж и потенциальных ухажеров отшивала быстро. Пока могла. После перевода Аххаша ситуация ухудшилась, но Зения по-прежнему оставалась главой ониксового клана, то есть знатной дамой с неплохим статусом и при необходимости могла попортить обидчику жизнь. К сожалению, нашелся тип, который на ее статус мог плевать, ибо сам обладал несравненно высшим. Некий Майтар из клана Зеленая Грива.

- Алмазный клан?!

- Именно – сухо, неприятно улыбнулся Вейран. – Побочная ветвь, но от этого как-то не легче.

- И чего он хочет? – уже зная ответ, для проформы поинтересовался я.

- Затащить мать в постель, чего же еще – сказал, будто сплюнул, парень. – Тварь. Подарки делает, цветы присылает, комплименты говорит.

- Так это же, ну, честь – неуверенно пробормотал Саркел.

- Честь! Честь – когда замуж зовут, на худой конец, в наложницы. А тут… - Вейран махнул рукой. – И не пошлешь ведь его, за оскорбление отвечать придется.

- А что леди?

- Старается дольше находиться в публичных местах. Все-таки на откровенное насилие он не пойдет.

Особую мрачность ситуации придавала реакция окружающих. Дело в том, что в преследованиях Майтара люди не видели ничего недостойного, многие, наоборот, считали странным нежелание Зении согреть постель представителю вышестоящего клана. Саркел не зря упомянул слово «честь» - за право стать наложницей, даже неофициальной, представителя верхушки общества многие дамы передрались бы насмерть. Простолюдинка, привлекшая внимание ведьмака, впоследствии гарантированно найдет мужа, бесклановая девушка с радостью ляжет под выходца из яшмовых или топазов, потому как их интерес неизбежно благоприятно отразится на карьере, рубин или изумруд – этим место в спальне царя или его ближайших родственников. Так что народ не совсем понимал, с чего Зения кобенится, и списывал ее поведение на желание набить себе цену. Выручали нашего командира жесткие рамки этикета и тот факт, что глава клана, пусть и нижестоящего в иерархии, тоже обладал кое-какими привилегиями.

В общем, намеков Майтар упорно не понимал, а публично послать его леди не могла. За оскорбление ее немедленно вызвали бы на дуэль с предрешенным исходом.

 

Из пяти недель, отведенных на курсы, мы отучились одну. Пока что ничего принципиально нового не узнали, да и задача, насколько я понимаю, такая не стояла. Инструктора делали упор на шлифовку уже существующих навыков и показ огромного количества мелочей, значительно упрощающих жизнь.

Исключение составляли дополнительные занятия. Артефакторика шла в плотной связке с ритуалистикой, можно сказать, эти дисциплины являлись разделами друг друга, а у меня всегда была предрасположенность к последней. Инструктор это уловил и начал задавать в два раза больше. Причем он оказался умным типом и учеников дрючил с учетом специализации, например, медикам основной упор делал на лечебные печати и татуировки. Богатая тема, жаль только, без наставника ее разрабатывать сложно.

Не менее интересно было посещать уроки по психологии. Наш преподаватель… Даже не знаю, с кем его сравнить. Есть животное, невероятно милое и одновременно смертельно ядовитое? Вот это и есть лай Ямош. На его занятиях царила дружелюбная, непринужденная атмосфера, ученики свободно обменивались мнениями и впитывали материал бешеными темпами, попутно вываливая о себе всю подноготную. Он показывал, как направлять разговор, как по внешним признакам определить типаж собеседника и подобрать к нему ключик, как на основании пары обмолвок вычислить нужную информацию. Сложно, но безумно познавательно. Подозреваю, Ямош занимал достаточно весомое положение в гильдейской службе безопасности и здесь занимался подбором будущих сотрудников.

От первоначальной идеи обратиться к нему если не за помощью, так за информацией, после обдумывания пришлось отказаться. С чего бы ему нам помогать? А если и захочет, то чем платить придется? Но вот за показанные способы анализа и обработки открытых данных ему большое спасибо, они мне очень пригодились. Личностью Майтар оказался известной, впрочем, к представителям знати всегда особое внимание, так что сведений скопилось много. Пятьдесят лет, шестой ранг, не принадлежит к правящей семье, но способности признаны соответствующими клановому геному, долго служил в районе озера Девы и вроде бы неплохо себя показал, нареканий не имеет. Точно известно о четырех поединках с его участием, в том числе одном – с представителем клана Цветка Камелии, закончившимся ничьей. О личной жизни информаторы ничего конкретного не сообщили, характер надменный.

Ну что сказать… Шестой ранг, учитывая клан и возраст – это мало. Нормой для выходца из алмазов является пятый-четвертый ранг, хотя некоторые уникумы в пятьдесят сдавали на третий. Насчет тяжелых ранений ничего не известно, впрочем, причины для отставания могут быть самые разные, не обязательно связанные с ленью или скудоумием. Про побочную ветвь давно знаем, и слава богу, что побочная, с основной бодаться бессмысленно. С геномом все понятно, стихийник, специализация на огне, абсолютно нечувствителен к иллюзиям и ментальным воздействиям, бешеная регенерация и врожденный иммунитет к ядам. Фраза «неплохо себя показал» означает в данном случае отсутствие каких-либо серьезных достижений, а то, что нареканий нет – так первое же порицание от начальства стало бы для него последним, в таких случаях у элиты принято совершать самоубийство. Или отвергают обвинение, когда ситуация неоднозначна.

Насчет поединков ничего не сказать, разве только их должно быть намного больше. Раз характер надменный, значит, оскорбленным считает себя часто, ну и… То, что с Цветком Камелии подрался, тоже нормально. У нас в стране три алмазных клана и между собой они с древних времен на ножах, кровь друг другу пускают с завидной регулярностью, отчасти поэтому их численность в лучшие годы не превышала пятьдесят человек. Стальные Волки сейчас в загоне, после мутной историей с организацией заговора их лишили всех привилегий, Цветок Камелии понес серьезные потери в прошлой войне и еще не оправился, зато Зеленые Гривы на коне.

В скандалах не замечен, сочиняет неплохие стихи, наверняка помолвлен с девушкой из собственного клана. Шанс на то, что их дети пройдут сложнейший генетический тест на соответствие алмазным критериям, малы, но они есть, в противном случае в следующем поколении у Зеленых Грив появится еще один вассал. Любопытная черточка – люди, описывающие Майтара, часто использовали эпитет «надменный». Не важный, или высокомерный, или наглый, а именно надменный. О чем это говорит? В первую очередь о том, что мнение неравных для него звук пустой. То есть намеков Зении он понимать не желает, ее отказ воспринимает, как завлекающую игру, и от своего не отступится.

Как же его заставить-то?

Любой нормальный мужчина склонен ухаживать за красивыми женщинами и воспринимать их в качестве потенциальной добычи. Это инстинкты, против них не попрешь. Поэтому несмотря на разницу в возрасте, опыте и социальном положении лично я отношусь к леди достаточно собственнически, чего не стесняюсь совершенно. Более того, вынашиваю в отношении неё кое-какие планы, пока что замороженные за отсутствием конкретики -  не подобрал еще ключик к характеру. Но точно могу сказать, что наличие под боком озабоченного козла, покушающегося на мою потенциальную собственность, меня никак не устраивает. Если бы Майтар выказывал серьезные намерения, разговор, разумеется, был бы другим, так ведь он поразвлечься хочет!

Силовой вариант отпадает. Совсем.

Друзей, готовых вступиться за Зению, у нас здесь нет. Никто не захочет связываться с мстительным аристократом, разве что… Я быстро перебрал в голове местных ведьмаков и пришел к выводу, что представителей враждебных Зеленым Гривам кланов в лагере не встречал. Жаль, очень жаль, нагадить кровнику они бы не отказались.

Попробую зайти с другой стороны. Кто в принципе может воздействовать на Майтара, кто является для него авторитетом? Гильдейское начальство, члены других аристократических кланов и правящая семья собственного. Гильдия не станет вмешиваться, пока законы не нарушены, да и вообще – в случае конфликта вряд ли окажется на нашей стороне, вся наша команда для нее меньшая ценность, чем один шестиранговик. По большому счету Майтар станет слушать только своего главу, на мнение остальных ему чихать. Но с какой стати владыка алмазного клана станет интересоваться интрижкой дальнего родственника, пусть и с формальной главой клана бывших вассалов поверженных врагов?

Так, стоп. Что-то в этой мысли есть.

Полчаса поломав голову над различными вариантами, пришел к выводу, что недостаточно хорошо разбираюсь в этикете высших каст и откровенно плохо – в современной политике. Последнее неудивительно, в этом скользком гадюшнике пристойно ориентируются только свои. Пришлось вставать, идти искать Вейрана, тащить его на знакомый полигон, на всякий случай устанавливать защиту от прослушивания. Мастеру простенький ритуал ничем не помешает, но хоть какое-то успокоение.

- Я тут порасспрашивал людей насчет поклонника твоей матери – начало разговора парню не понравилось, тема была неприятной. Понимаю его. – Надменный тип, привык получать все, чего захочет. Только я не совсем понял один момент. Тот факт, что вы раньше были вассалами Стальных Волков, в его интересе роль играет?

- Думаю, что нет – сухо ответил Вейран.

- Но не уверен?

- Какая разница? Даже если он хочет унизить нас по старой памяти, что изменится?

- Не знаю.

У меня есть глупая привычка – когда волнуюсь или рассуждаю, складываю ладони перед ртом и слегка прижимаю пальцы к губам. Этакий ритуал, помогающий сосредоточиться, зато мешающий говорить. Вот и сейчас пришлось приложить усилие, чтобы опустить руки.

- Извини, если глупость скажу. У меня нет твоего воспитания и я не понимаю нюансов общения у ведьмаков, особенно у их верхушки. Смотри, что я подумал. Есть маленький клан, который желал бы более устойчивого положения, и глава этого клана не замужем. Есть представитель побочной линии алмазного клана, которому ничего в перспективе не светит, но который достаточно честолюбив и хотел бы занять место повыше. Н, наконец, есть глава Зеленых Грив, наверняка со своими планами насчет Майтара. Всего три стороны.

- Две. Глава Зеленых Грив вряд ли осведомлен о нашем существовании.

- А если ему сообщить?

У Вейрана от услышанного предложения слегка расширились зрачки, а во взгляде появилась опаска. Похоже, он решил, что со мной не все в порядке.

- Зачем?

- Ну ты представь себе ситуацию – терпеливо начал объяснять я. – Вот глава узнает, что вокруг малоперспективного, но верного бойца крутится незамужняя женщина. Красивая, знатная, сын уже взрослый, наверняка отсутствием честолюбия не страдает. Какая у него будет первая мысль?

- Что мать хочет этого Майтара на себе женить – фыркнул Вейран. – Только это бред. Детей у них почти наверняка не появится, выгоды от свадьбы никакой, наоборот, падение статуса. Да ну, глава никогда своего разрешения не даст.

- Может даже заранее письмо пришлет, прикажет подданному разорвать с леди все отношения. Так, на всякий случай.

Выражение полного охренения лицо Вейрана на моей памяти еще не демонстрировало. Он довольно эмоциональный парень, не «раскрытая книга», но удивление или там злость показывать не стесняется. Среди своих. Сейчас же он стоял, хлопал глазами и вообще здорово походил на вытащенную из воды рыбу.

Кажется, я только что открылся для него с неизвестной стороны.

- Да нет, нет! – о, даже руками замахал. – Ты что? С чего ему вмешиваться?

- Ты в этикете лучше разбираешься – мне стало забавно. Почитание вышестоящих у местных находилось на недосягаемой высоте, я на их фоне выглядел сущим нигилистом. – Мне кажется, многое зависит от формулировок. То есть как ты письмо многодостойному главе Зеленых Грив напишешь, такая реакция и воспоследует.

- Дурная идея!

- Других нет, извини.

Я встал с земли, сверху вниз посмотрел на Вейрана и повторил:

- Другого пути я не вижу. Да, возможно, ты прав и мое предложение – полная глупость. Но тогда нам придется признать, что мы никак не в состоянии повлиять на ситуацию, отойти в сторону и предоставить леди Зении разбираться самой. Нравится тебе такой вариант?

- Не нравится – мрачно бросил парень. – Только твой не лучше.

- Тогда придумай что-то еще. И желательно побыстрее.

 

По существующим в обществе меркам, мое предложение являлось чудовищной дерзостью с нотками хамства. Если бы Вейран сам не являлся наследником клана, он его бы и рассматривать не стал, ибо в таком случае попытка завязать переписку с главой куда более знатной семьи однозначно воспринялась бы как оскорбление. И все равно риск был велик. Еще когда я жил в родовом замке, с семьей, отец казнил крестьянина, осмелившегося подать ему жалобу на самоуправство старосты своей деревни. Расследование подтвердило приведенные факты, старосту посадили на кол, однако жалобщика это не спасло – черноногий не имел права напрямую обращаться к владетелю, для этого есть особые слуги. Впрочем, тот человек знал, на что шел.

Шаг нестандартный, в чем-то даже вызывающий. Отреагировать на него можно по-разному, не исключено, что последствия в полной мере проявятся через десятилетия, поэтому я и сказал, что следует быть аккуратнее с формулировками. И все равно – во многом результат зависит от желания левой пятки получателя письма.

Решиться на авантюру Вейрана заставило личное знакомство с лаем Майтаром. Тот приперся на полигон, когда наша группа в полном составе отрабатывала действия против превосходящих сил, и внаглую принялся ухаживать за Зенией. Присутствие других людей мужчину не смущало, смотрел он на окружающих, примерно как мы на табуретки смотрим – захочу подвину, захочу сломаю. Парень взбесился и чудом удержался от глупостей.

Тем же вечером он показал (спасибо ему большое) черновик письма, который я почти не понял, но забраковал. Не понял, потому что он был написан сложным архаичным слогом с частым использованием совершенно неизвестных идиоматических оборотов, а забраковал, потому что в том разъяренном состоянии ничего толкового Вейран написать бы не смог. Наверняка подпустил бы пару совершенно ненужных шпилек. Так что черновик мы отложили в сторонку и правильно сделали, ибо следующий вариант, написанный на следующий день, отличался от первоначального значительно. В дело пошел только третий – именно его перенесли на дорогущую тисненую бумагу и отправили с курьером, обычной почтой нельзя. Скидывались на курьера все вместе, даже хмурящийся Саркел достал кошелек. Денег он не жалел, ему вся затея не нравилась, но не поддержать друзей он не мог.

В переводе на современный язык, Вейран описал ситуацию и интересовался, каковы планы уважаемого лая Майтара относительно его матери и насколько их поддерживает правящая семья Зеленых Грив. Никаких намеков или, упаси боги, требований! Крайне вежливая просьба, составленная в строгом соответствии аристократическим канонам. Надеюсь, он ничего не напутал.

Следующую неделю нас потряхивало. Не скажу, что все из рук валилось, но нервишки себя знать давали. В остальном дни проходили в обычном ритме привычной чередой – мы тренировались, Зения старалась избегать неприятного ухажера, тот, в свою очередь, искал встреч. Развязка наступила во вторник.

- Давай, вскрывай.

Белый цилиндр из скрученной в рулон бумаги Вейран держал осторожно. Так, словно змею в руки взял. После возгласа Саркела он решился и слегка дрожащими пальцами снял оплетку, развернул длинный, не меньше двух локтей, отливающий золотом лист и принялся читать. Пока его глаза скользили по строчкам, мы молчали.

Примерно на середине текста Вейран слегка обмяк, будто тяжелый груз с плеч скинул, губы его растянулись в сумасшедшей улыбки.

- Есть…

- Что есть, говори толком!

- Они пишут, что с величайшим уважением относятся к нашему клану и намерения лая Майтара исключительно дружеские! Все, теперь он никуда не денется!

- Точно? – усомнился я. - Может, они имеют в виду, что свадьбы не планируются и только?

- Ты не понимаешь – Вейран продолжал глупо улыбаться. – Исключительно дружеские, слышишь, исключительно!

Пришлось дать ему успокоительное. Немного придя в себя, парень вспомнил, что ни я, ни тем более Саркел его воспитания не получили и принялся объяснять нюансы. Из текста письма выходило следующее – Майтару напомнят о его долге перед родней, про Зению он забудет. Фразы в послании были составлены так, что любые официальные отношения между мужчиной и женщиной исключались напрочь, упоминание же о дружбе и уважении ставило крест на неофициальных. В силу причин неясного характера, правящее семейство захотело слегка щелкнуть по носу чем-то провинившегося или просто нелюбимого подданного, что и проделало с нашей помощью. А может, просто решило заморозить непонятную ситуацию, все-таки не каждый день наследник ониксовых обращается к алмазным, да еще бывшим врагам.

Фактически, в исполненном мелких уколов послании (в частности, подписал его младший сын главы, хотя по этикету отвечать должен адресат) Вейрану однозначно обещалось, что его мать оставят в покое. Именно этого мы и добивались. Замаскированные оскорбления ожидаемы и потому не важны, их легко проигнорировать.

- Пойду, письмо покажу. – Вейран не говорил матери о нашей авантюре, не хотел волновать. Ну, теперь-то можно и сказать.

- Подожди – я порылся в поясной сумочке и выудил коричневый пакетик с капсулами. – Держи.

- Зачем мне болеутоляющее?

Наивный.

- Скоро поймешь. Иди, порадуй.

Между прочим, идея принадлежит мне. В своем нынешнем состоянии Вейран наверняка проболтается об этой маленькой подробности, так что в ближайшую пару дней следует быть осмотрительным и общества штормовой леди стараться избегать.

 

Спрятаться не получилось, порция пинков досталась каждому. Обиднее всего было ни в чем не виноватому Саркелу, пострадавшему ни за что, пришлось ему объяснять про старый принцип «наказание невиновных и награждение не участвовавших». Парень проникся, задумался и перестал ворчать. Тем более что нам с Вейраном досталось значительно круче, мне за предложение, ему – за реализацию.

Ну и пусть. Оно того стоило.

Леди спустила пар, синяки мы оперативно залечили (досталось крепче, чем на тренировках, но кости и внутренние органы не пострадали) и пошли узнавать последние сплетни. Наблюдения очень порадовали – Майтар значительно сбавил обороты. Нет, он по-прежнему периодически подкатывал к Зении, однако теперь держался строго в рамках приличий и вольностей не допускал. Двусмысленностей в разговорах она от него больше не слышала, и вообще мужчина внезапно вспомнил, что этикет по отношению к нижестоящим все-таки существует.

Просчитать отдаленные последствия нашей авантюры невозможно, как она отразится в будущем, заранее сказать нельзя. Мы, то есть вся команда, обрели злопамятного врага, и это минус. Вейран попал в поле зрения семье могущественных аристократов – тут оценку не поставить, пока считаем событие нейтральным. Остальные стороны вроде бы положительные: Зения избавлена от приставаний, мы получили урок общения с высшей лигой, общая репутация повысилась. Люди же не слепые, прекрасно заметили, как изменилось поведение Майтара. И сделали выводы.

Оставшееся время пролетело незаметно и однообразно, чем очень нас порадовало. Командировали нас сюда на пять недель, впрочем, не только нас – через этот и подобные ему лагеря постепенно пройдут все команды, в составе которых есть рядовые. Учили неплохо, на совесть, но без фанатизма, к вечеру у ведьмаков оставалось достаточно сил посидеть в баре и попить пивка. Языки развязывались, не столько от малых порций алкоголя, сколько от спокойной атмосферы, и вернувшиеся с войны офицеры рассказывали – иногда впрямую, иногда намеками – вещи, о которых в другой обстановке предпочли бы промолчать.

Боевые действия шли без перевеса какой-либо стороны, успехи сменялись поражениями и наоборот. Армия жрала ресурсы, обычные источники средств усыхали и правительства понемногу распечатывали закопанные в жирные годы кубышки. Похоже, выиграет тот, чья экономика окажется сильнее. Лично я ставлю на ничью или взаимное истощение, но оглашать мнение вслух не спешу. Все-таки школьных знаний и личных выводов из бесед со старшими для серьезной аргументации маловато, это раз, а два – сомневающихся в победе родной державы те, кому положено, берут на особый контроль. Нет, я не параноик и в присутствии ведьмаков с нашивками мастеров-менталистов не начинаю усиленно думать о счастье служения на благо правящей династии, просто… Соблюдаю разумную предосторожность.

Есть причины.

Как-то раз после занятий лай Ямош предложил мне задержаться. Он иногда оставлял учеников, если те задавали сложные вопросы или наоборот, выказывали прискорбное тупоумие и требовалось их подтянуть. Вот только в тот раз он говорил не об учебе. Инструктор интересовался моими планами на дальнейшую службу.

- Да я как-то не задумывался еще – почти честный ответ. – Девятый ранг получу, тогда и посмотрим.

- О карьере дознавателя не задумывались?

- Нет, мне медицина нравится.

- Ну, медициной можно и у нас заниматься – улыбнулся Ямош. – Тем более, что допуски наших сотрудников всегда выше, чем у обычных целителей.

- Так у вас и требования к сотрудникам несколько иные.

- Мы очень ценим нестандартное мышление. Готовность рискнуть, умение увидеть шанс, способность справляться с трудностями, знание правил переписки со знатными семействами тоже высоко котируется. Думаю, я смело могу поставить в вашем досье отметку «годен».

Понятно.

- Тем не менее, лай, я не вижу себя в качестве следователя. Характер не тот.

- Ну, вы подумайте – ожидаемо предложил Ямош. – Вдруг захотите.

Сердцем чую – разговор не окончен. Если дознаватели или их подразделение, безопасность, всерьез мной заинтересуются, избегнуть их мягких крепких объятий будет сложно. Надо бы поменьше светиться перед начальством, но тогда на приличную оплату можно не рассчитывать. А деньги нужны, да. Тот факт, что я не стремлюсь влезть в вонючее болото, именуемое гильдейской политикой, вовсе не отменяет желания иметь дом, семью, детей и долгий срок жизни. У высококлассных медиков все это есть, однако и внимание к ним пристальное.

В любом случае, сейчас меня никто никуда вербовать не потянет. До момента принесения полноценной присяги доступ в некоторые структуры рядовым закрыт, об их работе не принято рассказывать. Разведка, внешняя и внутренняя, научно-исследовательские подразделения, тюрьмы, кое-какие месторождения, архив, подразделения связи, еще кое-что. Вот когда достигну десятого ранга, тогда начну аккуратнее смотреть по сторонам, а до тех пор… Рано волноваться.

 

 

Приложение: иерархическая лестница кланов (в скобках указано число голосов в совете гильдии)

  1. алмаз 256
  2. изумруд 128
  3. рубин 64
  4. топаз 32
  5. яшма 16
  6. оникс 8
  7. нефрит 4
  8. янтарь 2
  9. жемчуг 1