Давайте поспорим!


В последнее время передача "Давайте поспорим" пользовалась неожиданно большой популярностью. Вина за неожиданный взлет лежала на ведущем, способном найти неожиданных собеседников, способных увлеченно спорить на интересные широкой аудитории темы. Иван Костянин мог свести за одним столом генерала милиции и вора в законе, бывшего чеченского боевика и офицера российского спецназа, наследного президента Зимбабве и главу Церкви Священной Белой Расы. Как ему удавалось находить сюжеты, одинаково привлекательные для всех слоев публики - от домохозяек до интеллектуалов, оставалось загадкой. Не меньшей, чем ответ на вопрос: почему программу еще не закрыли? Вопросы в ней обсуждались острые, злободневные. Иные ведущие лишались эфира за десятую часть тех высказываний, что звучали в широкой квадратной студии-ринге. По-видимому, была у Костянина серьезная поддержка в верхах.
На сей раз говорили о церкви. О месте общественной организации "Российская Православная Церковь" в современном обществе, если быть точным. Как ни странно, священников не пригласили, противоположные точки зрения отстаивали "авторитетный бизнесмен" Владимир Скотин и сотрудник МИДа Павел Дмитриевич Молнин.
- Уважаемые телезрители и гости нашей студии - Костянин, молодой человек располагающей наружности, чей худой и бледный вид с лихвой окупался сияющей энергичной улыбкой, представил публике участников. Переждав обязательные аплодисменты, он коротко описал существующее положение дел. - На сегодняшний день в лоно Русской Православной Церкви входят около ста пятидесяти миллионов верующих. Основная часть епархий расположена на территории России - шестьдесят пять, тридцать пять на Украине, также имеются епархии в Европе, Азии, есть отдельные приходы в США и Канаде. Вдумайтесь: сто пятьдесят миллионов человек! Сегодня мы не станем говорить о православии как образе жизни и мировосприятии, сегодня речь пойдет о крупнейшей организации СНГ. Церковь занимается, помимо обязательной миссионерской деятельности, издательством литературы и просветительством, активно помогает больницам и детским домам, люди в монашеских рясах служат в армии и правоохранительных органах, занимаются строительством и торговлей. Священный Синод имеет своих официальных представителей при правительствах других стран. В последнее время, как вы знаете, во многих школах введены уроки "Закона Божьего". Оправдано ли столь масштабное вмешательство в дела государства? Владимир, ваше слово.
- А что тут скажешь? - амбал в дорогом костюме, с чисто выбритым подбородком и массивной золотой "гайкой" на пальце пожал плечами. Казалось, ткань дорогого костюма чуть треснула от движения крепких мышц. Из образа братка выбивались только длинные, до плеч, густые черные волосы. - Церковь и есть государство. Так всегда было, вспомните историю. Вполне естественно, что оно стремится любым способом увеличить число своих подданных. Это нормальное явление. Отсюда и смычка с военными, всегда стоит иметь за спиной реальную силу. Ну, парням в погонах тоже спокойнее - когда рискуешь жизнью, приятнее знать, что отпоют тебя по обряду, помянут, как положено, а не просто в печку сунут и урну родным на руки отдадут.
- Павел Дмитриевич? - чертиком развернулся ведущий.
- Я, в принципе, согласен с уважаемым оппонентом... - услышав слово "оппонент", Скотин насупился, что в его исполнении выглядело грозно. Впрочем, мидовец не впечатлился. Высокий блондин с короткой пшеничной бородой и пронзительно-голубыми глазами тоже на физическую стать не жаловался. Рядом с сегодняшними гостями чахлый ведущий смотрелся просто карикатурно. - Хотя не уверен, стоит ли преподавать "закон Божий" в общеобразовательных школах. Все-таки страна у нас многонациональная, религию лучше отделять от государства.
- Да религия никогда не была отделена от государства - сразу возразил Скотин. - Вспомните, за что болтуна вашего, Сократа, казнили? За поклонение новым богам. С древнейших времен жрецы с князьями рука об руку ходят.
- На Руси так было не всегда.
- Это вы имеете в виду Владимира Святославича? Когда князь идол Перуна велел цепями бить, а потом в Днепр кинуть? - широко улыбнулся бизнесмен. - Так он страну объединял, и ему была нужна нормальная единая религия.
- Согласен. Но в наше время внешние признаки веры не так важны, как во времена Владимира. Куда большее значение имеет ощущение принадлежности к одному этносу. К примеру, татары и арабы - мусульмане, однако у первых намного больше общего с русскими, чем с единоверцами. Все-таки единая история, схожий менталитет. - Светловолосый поморщился. - Попытки же навязать свою веру приведут к вспышкам терроризма. Нет, я не против миссионерской деятельности, но если сейчас попробовать крестить Кавказ... У России и так проблем хватает.
- Давайте вернемся к РПЦ - призвал Костянин. - Так вы против религиозного воспитания школьников?
- Против. Оно кажется мне излишним.
- Не согласен - пробасил Скотин. - Средства массовой информации активно пропагандируют антихристианские ценности, им нужен противовес. Поймите, я за свободу, но от гомиков на экране просто трясет! Лучше церкви никто не объяснит, что это неправильно, что таких уродов даже из звериных стай изгоняют.
Ведущий слегка замялся. Он в принадлежности к светло-синей публике замечен не был, однако слухи ходили. Молнин слушал и улыбался.
- Короче говоря, сейчас церковь нужна. Объективно. Вот потом, после войны, - лицо дипломата вытянулось - можно будет ограничить влияние западных институтов власти. Воскресить язычество, более соответствующее национальному характеру. Тем более учитывая, что Буш-третий окончательно развалит экономику США и России потребуется внятная идеология, чтобы противопоставить ее загнивающ...
Дипломат мрачнел на глазах. Разошедшийся Скотин не замечал нахмурившегося соперника, равно как и кривой усмешки ведущего. Речь бугая замолкла, когда он осознал странную тишину в студии. Люди замерли в неподвижных позах, их застывшие фигуры не шевелились. Таймер застыл на одной цифре.
Время остановилось.
- Велес, заткнись, наконец - Молнин не сдержался и хлопнул ладонью по столу. - Пророчествовать мне вздумал! Тебя что, опять в Пекло засунуть?
- Давай! - в горле бизнесмена заклокотало рычание, из глаз смотрел дикий зверь. - Посмотрим, кто кого!
- Зря тебя отец пожалел - в руках в золотобородого хищно блеснул меч. Где он был спрятан до срока, непонятно. - Надо было еще подержать!
- Пошел на !"N;%, уN;:?*!!!
- Попрошу воздержаться от мата в моем присутствии!
Лицо Костина претерпело удивительные метаморфозы. Оно бледнело, усыхало на глазах, кожа все туже натягивалась на кости черепа, постепенно исчезая окончательно. Остальная плоть тоже мало-помалу усыхала, в конце концов оказалось, что свитер и штаны свободно болтаются на голом скелете. Впрочем, тот равнодушно затянул ремешок потуже, попутно объясняя:
- Вы же знаете, на меня сильно действует вульгарная брань.
- Так и сидел бы у себя в Нави! - рявкнули оба спорщика. Молнин подозрительно сощурился. - А действительно, Кощей, чего здесь забыл? В Явь тебе хода нет.
- Тц-тц-тц, - каким-то чудом череп принял скорбное выражение - отдохнул бы ты, Перун. Перетрудился, везде заговоры мерещатся... Про паранойю слышал? Хочешь, сведу со знающими душами?
Золотобородый только плюнул.
- Короче, вы двое! - личина смертного слезла окончательно, и теперь посреди студии стоял могучий, пылающий грозовой силой бог. - Если только я сведаю - а я неминуемо сведаю! - что по вашей вине хоть что-то пошло не так, до конца мира будете на цепи сидеть. Так и знайте, слово мое твердо.
Притихший было Велес показал в ответ древний мистический жест согнутой в локте левой рукой:
- Кишка тонка! Я те мигом бородку выдерну!
- Ты меня слышал, Змей - громовержец говорил тихо и страшно. - Я тебя предупредил.
Перун исчез, не желая продолжать свару. Следом за ним растаял матерящийся Велес, оставив г-на Костянина в одиночестве. Тот, впрочем, совершенно не расстроился, общество древнего воплощения живой природы доставляло ему физическую боль. Кроме того, зрелище вдрызг разругавшихся соперников доставило ему наслаждение - владык Яви Кощей не любил. Единственным минус заключался в застывших смертных, чье время громовержец не удосужился разморозить. Вот так всегда: молодежь дров наломает, а старикам исправлять. И что самое обидное - наверняка его же и обвинят!
Такого белого, пусть и не пушистого.