Юнона и Авось

Судьба Юнону не баловала принципиально, но с момента переезда в Питер – особенно. Когда твое имя совпадает с названием крупнейшего в городе рынка техники, появление сонма в разной степени обидных кличек становится неотвратимой неизбежностью. Сначала девушка обижалась, спорила, потом поняла, что бесполезно.

Если ты живешь одна, на съемной квартире, вдали от родственников, а на учебу в универе уходит меньше половины активного времени, в действие автоматически вступает закон Петренко-Альцгеймера. Тот самый, гласящий: незанятый делом подросток является генератором энтропии неограниченного масштаба. У него появляются удивительные мысли, странные знакомства, чудесные порошки… В данный момент Юнона находилась на второй стадии и подумывала плавно перейти к третьей, в чем ей обещали посодействовать новые знакомые из числа поклонников Карлоса Кастанеды.

Впрочем, сейчас у девушки имелись другие планы. Худющий и очкастый одногруппник Саша Воробьев, предпочитавший откликаться на прозвище Некрос, по большому секрету дал ссылку на сайт демонологов. Парень предлагал заняться призывом, обузданием и последующим доением – образно выражаясь – Повелителя Зла вместе, но глазки при этом у него блестели так подозрительно, что девушка не отважилась приглашать его домой. Она, откровенно говоря, не слишком верила в результат ритуала, зато в Сашкиных гормонах сомнений не испытывала.

Демонологией она не слишком увлекалась, в отличие от древних сказаний, стихов, легенд о Мерлине, Нимуэ и фейри Летнего и Зимнего Дворов. Современное колдовство ее интересовало лишь постольку-поскольку. Поэтому к описанному в рецепте, в смысле, в древнем магическом трактате обряду приступила не в строго высчитанное время, а как левая пятка захотела. То есть в ближайшую пятницу вечером.

С некоторым сомнение девушка оглядела криво начерченную пентаграмму с коптящими по краям китайскими стеариновыми свечками и философски пожала плечами:

- Авось сойдет.

После чего, взяв в руки листок с текстом, принялась с выражением читать вслух.

- Hemen-Etan! Hemen-Etan! Hemen-Etan! El Ati Titeip Asia Hyn Ten Minosel Achadon Vay Vaa Eye Aaa Eie Exe A El El El A Hy! Hau! Hau! Hau! Hau! Va! Va! Va! Va! Chvajoth. Aie Saraye, aie Saraye, aie Saraye, aie Jaraye! Per Eloym, Archima, Rabur, Bathas Super Abrac ruent Supervenius Abcor Super Aberer Chavajoth! Chavajoth! Chavajoth! Impero tibi per clavem Solomonis et nomen magnum Gemhamphoras!

«Что за бред».

Она подняла голову и посмотрела за границы пентаграммы. Как и следовало ожидать, там ничего не изменилось. Вздохнув, девушка прочитала заклинание еще раз с тем же результатом.

- Ладно. Авось, в следующий раз сработает.

- Это вряд ли – в раздавшемся со стороны кухне голоса отчетливо слышалось чавканье. – Снаряд в одну воронку дважды не падает.

Юнона застыла, соображая, как поступить. С одной стороны, маститые колдуны и чернокнижники однозначно советовали до конца обряда из пентаграммы не выходить. С другой – какая-то сволочь! Жрет! На ее кухне! Ее еду!

Она торопливо перебрала пачку бумаги в руках, разыскала нужную страницу.

- О, дух нечистый! Именем Тетраграмматона заклинаю тебя подчиниться! Покорись моей воле…

- А пофему не на лафыни? – появившийся из кухни парень с аппетитом пожирал куриную ножку, не пожелав оторваться от нее даже ради знакомства с хозяйкой. – Фигасе! Ты что – демона вызывала по распечаткам с Интернета? Ну, ты даешь!

Не обращая внимания на якобы долженствовавшие сдерживать его меловые лини, он вошел внутрь пентаграммы и проворно выхватил у Юноны описание ритуала, начав быстро перелистывать его жирными пальцами. Девушка попятилась.

- Блин, это же европейская магическая традиция! – парень проворно подхватил начинающую колдунью под ручку и увлеченно сунул один из рисунков ей под нос. – Точнее, герметическая с сильным влиянием авраамитской составляющей. Ты представляешь, кого вызвать могла? Сделала бы все правильно, и лежала бы сейчас с откушенными ногами или сердечным приступом. Повезло тебе, дуре, что я услышал.

На «дуру» Юнона вскинулась, мгновенно озверев. Материальность незваного гостя доказывала его, образно выражаясь, не-духовную природу.

- Ты кто такой? Ты как в квартиру попал?

- Каком к низу. Услышал, что какая-то недоучка демона вызывает, и попробовал в плоть облечься – парень любовно погладил себя по пузу. – Надо ж пользоваться ситуацией. Лет сто в теле не ходил.

- Чего? – только и смогла выдавить девушка.

- Того! Просила, чтобы с рук сошло? Ну так вот – просьба выполнена! А уж каким образом, это завсегда я сам решаю.

- Ты кто такой?

- Все-таки люди в двадцатом веке окончательно оторвались от корней – посетовал наглец. – Авось я. Авось.

Юнона непонимающе хлопнула глазами. В ответ раздался тяжелый вздох.

- Совсем необразованная. Ну, дух случайной удачи и свободы выбора, если тебя так интересует точная формулировка.

- Ага – кивнула девушка. И бочком-бочком засеменила в сторону телефона. Парень наблюдал за ней с ехидной улыбкой.

- В милицию звонить не советую – у них сейчас как раз проверка пришла, они на вес звонки реагируют буйно. Приедут мальчики с автоматами, разнесут квартиру нафиг. Или сразу в психушку перезвонят. Некрос тебе тоже не поможет. Он, во-первых, не дурак, а во-вторых, пригласил Наташку Немченко в гости и собирается переходить к финальной стадии соблазнения. Ты уж не отвлекай пацана.

- Вот сволочь!

- Да ладно, дело житейское – отмахнулся Авось. – Тем более, что о предохранении они не подумали, на меня понадеялись. А зря… Слушай - если близняшки рождаются, материнский капитал ведь все равно полагается, так?

- Ты бредишь?

- Не, просто жизни радуюсь. Давно среди людей не ходил, и вдруг такая удача! Ты чего хотела-то?

Юнона в ступоре смотрела, как парень подошел к компьютеру и принялся активно кликать мышкой.

- Эй, проснись! Чего вызывала?

- Ты кто такой?!

- Спокойно, без истерик – Авось умиротворяющее поднял руки, показывая пустые ладони. – Ненавижу женщин успокаивать. Я же сказал. Авось. Бог. Очень древний, но не забытый. Могу многое. Готов отблагодарить.

Девушка вышла в коридор и пристально оглядела пол перед входной дверью. Грязи на коврике не заметила и разозлилась еще больше.

- Бог? – она так же быстро вернулась в комнату и остановилась, наткнувшись на понимающую улыбку парня. – Докажи.

- «Любишь - докажи» - пробормотал под нос Авось. – Быстро у нас отношения развиваются. Так чего ты хочешь-то, девица?

- Я есть хочу, а ты последний кусок курицы сожрал.

- Не вопрос – на столе зазвонил телефон. – Возьми трубку. Возьми-возьми, не укусит.

Юнона, немного поколебавшись, подошла к столику.

- Здравствуйте – послышался приятный женский голос. – Юнона Борисовна Небалуйко?

- Да, это я.

- Вас беспокоят из сети пиццерий «Папа Карло». Поздравляем! Вы стали победительницей акции, проводимой нашей сетью, и теперь в течение года будете иметь право в течение недели сделать один бесплатный заказ на сумму не более пятисот рублей.

- Эээ… Спасибо.

- Не за что. Вы желаете сделать заказ сейчас?

Авось активно закивал головой.

- Нет, спасибо.

В ответ голос в трубке пожелал удачи, продиктовал телефон для связи и отключился. Парень вздохнул.

- До чего ж недоверчивая.

- Это могла быть твоя сообщница.

- Ага-ага, дипломированная специалистка по скоростному расчленению трупов. Еще проверять будем?

- Будем – решительно ответила Юнона. – Если ты бог, то сделай так, чтобы вот прямо здесь, передо мной, появился… ну, скажем, чайник новый.

Авось погрозил ей пальцем.

- Не пойдет, милая. Я же не творец, и даже не колдун, чтобы морок насылать. У меня специализация. Могу удачи прибавить, могу отнять, могу к правильному решению подтолкнуть. Не более.

Девушка молча вытащила из кармана горсть мелочи.

- Орел, решка? – вежливо поинтересовался Авось.

- Орел.

После восьмой попытки, глядя на упорно выпадающие одной стороной монеты, Юнона смирилась с незавидной участью Девочки-которая-опять-влипла. Жутко хотелось выругаться, но ей хватило сил сдержаться. А вот чтобы не сесть на пол, охватив голову руками и начав тихо раскачиваться из стороны в сторону – нет.

- Ты чего ревешь-то, блаженная? – если древний славянский божок и испытывал к Юноне сочувствие, то внешне оно никак не отражалось. – Радоваться надо своей удаче.

- Ну я же не рассчитывала, что ты заявишься!

- Это нормально – успокоил ее Авось. – Так и должно быть.

Потом они сидели на кухне, пили чай – он с медом, она с валерьянкой – и обсуждали перспективы дальнейшей совместной жизни. Совместной, потому что никуда уходить божок не собирался. Он неплохо разбирался в реалиях современной жизни, обладал «неограниченными в разумных пределах финансовыми ресурсами» и хотел провести время в компании человека, осведомленного о его истинной сущности. Взамен обещал девушке помощь, опять-таки неограниченную в разумных пределах.

Понемногу Юнона отходила от шока. Агрессивности Авось не проявлял, за окном по-прежнему ездили машины, телевизор показывал, как ливийские повстанцы с европейскими лицами и военной выправкой ищут в пустыне одного старенького полковника. Многоголовая гидра женского любопытства вылезла из норы и набросилась на вкусную, деликатесную жертву.

- …не, никуда не уходили. Устроились по-разному, это да. Меня поминают часто, иногда даже жертвы приносят, так что не жалуюсь. Перун Ильей-Пророком прикидывается, Велес Святым Власием заделался, Мокошь с Параскевой Пятницей слилась. Кое-кто ослаб и сейчас прежних сил не имеет. Хотя при желании влияние косвенным путем получить – проще простого. Возьмем, к примеру, Кощея. Он вообще-то не наш, из Нави, но очень уж пример хороший. Тысячу лет крохами от колдунов пробавлялся да детским страхом от бабкиных сказок, а сейчас? Как запустил «Варкрафт» первый русскоязычный сервер, сразу гонору прибавилось. Король Мертвых, Король Мертвых, тьфу – откровенничал Авось.

 

Утром выяснилось, что у божка дела. По собственному признанию, количество духовной энергии в мире ограничено, а конкуренция растет, ибо глобализация и тотальное наступление западного образа жизни. Даже японцы, уж на что традиционалисты, и то понемногу утрачивают национальный менталитет и помаленьку начинают молиться Христу.

Иными словами, чтобы не помереть с голоду, трудиться надо активнее.

- Для начала расчистим поле деятельности – Авось уверенно поднимался по лестнице «хрущевки», попутно поясняя цель своего визита в не самую чистую парадную города. И, как отметила девушка, запах здесь тоже был не идеальным. – Устраним, так сказать, фактор случайности.

- Ты же сам и есть этот фактор – из-за зажатого носа голос Юноны звучал гнусаво.

- Вот именно. Поэтому вторженцев на свое поле деятельности не люблю.

Дверь в искомую квартиру спутники определили сразу. Во-первых, она стояла нараспашку, оставляя открытый проход, из которого доносились звуки чего-то падающего, искрящегося, капающего и тому подобного. Во-вторых, замок был вывернут с мясом и лежал в прихожей. В третьих, рядом на ступеньках сидел грустный хозяин с разбитой в кровь мордой и смотрел на потолок, точнее, на трещину, из которой сочилась тонкая струйка воды.

- Здравствуй, Ваня – Авось тоже посмотрел вверх, потом на дверь. – Предлагаю спуститься вниз и поговорить в спокойной обстановке.

- А вы кто? – на лице парня проступила подозрительность. – Чего-то я вас среди соседей не припомню.

- Это потому, что мы не твои соседи. Зато я могу объяснить, что с тобой происходит. То есть почему тебя с утра ограбили, дважды побили, что стало с твоим телевизором, электропроводкой, банковским счетом, из-за чего прорвались канализационные трубы и в чем причина плохого настроения уволившего тебя сегодня директора. Ну и до кучи посоветую, что с метеоритом делать.

-Каким метеоритом?

- Который сейчас упадет с неба, пробьет крышу, вдребезги разнесет раковину и, срикошетив, превратит в хлам твою стиральную машину. Три, два, один – в квартире что-то грохнуло. – Можешь проверить, мы пока на лавочке посидим.

Запыхавшаяся Юнона с возмущением посмотрела на спутника. Девушка она была ни разу не спортивная и подъем на пятый этаж ее утомил. Впрочем, на ее обиженное сопение божок внимания не обратил, спокойно спустившись вниз по лестнице и молча устроившись на слегка грязноватой лавчонке. Спустя минуту из подъезда выскочил взъерошенный Иван. При свете дня Юнона оглядела юношу и решила, что выглядит он в целом неплохо: не красавчик, но и не урод, мышцы в меру накачанные, осанка прямая, волосы густые, хотя и припорошенные цементной пылью. Ну, последнее объяснимо сегодняшними событиями.

- Откуда вы знаете? Это вы затеяли, да? – агрессивно подступил к Авосю парень.

- Делать мне больше нечего! – обиделся божок. – Я, наоборот, действую из альтруистических побуждений. Садись.

Немного помявшись, Иван уселся. Авось вытянул ноги, закинул руки за голову, потянулся и принялся вещать:

- Если ты, Ваня, думаешь, что твои проблемы закончились, то жестоко ошибаешься. Они только начинаются. Это рядом со мной ты в безопасности, но я ведь – существо занятое и скоро уйду. Вкратце, что с тобой произошло. Образно выражаясь, каждый человек имеет определенный запас удачи и неудачи, так называемые «долю» и «недолю». У большинства людей они уравновешены, но иногда какая-то преобладает. Причем соотношение созидательной и энтропийной энергий с течением времени меняется, напрямую завися от уверенности личности в себе, полученного опыта и ряда других факторов. То есть и доля, и недоля могут истекать из человека либо приобретаться им. Я понятно объясняю?

- Ты какие-то сказки рассказываешь.

- Доказательства потом – на скептицизм божок не отреагировал. – Применительно в твоем случае имеет место быть любопытный казус. Ты, Ваня, втягиваешь в себя энтропийную энергию со страшной силой. Словно пустой сосуд – собираешь и собираешь. Способность редкая, открывается у людишек не часто, существует недолго, зато дел натворить с ее помощью можно не мало. Ну что еще сказать… Для носителя не смертельно. Без переломов ты однозначно не обойдешься, но жизни твоей ничего не угрожает. Вопросы?

Вопросов было много, причем хронологически они делились на три четкие группы. «Че ты гонишь?», «Че за хрень?» и «Что делать?». То есть, как видим, к концу разговора и после убедительных демонстраций, подтверждавших слова оставшегося безымянным благодетеля, убедить Ивана в серьезности положения удалось. Хотя и не сказать, что это было просто. Парень сначала скатился до уровня громкой дворовой лексики и только спустя несколько десятков минут эволюционировал до существа разумного, способного трезво оценивать ситуацию. И, как показало будущее, действительно оценил ее трезво.

Только слегка нестандартно.

- То есть смерть мне не грозит?

- Нет. Я сейчас немного с тобой поработаю, прочищу, так сказать, чакры, и твоя способность…

- Погоди чистить – судя по напряженному лицу Вани, он старательно обдумывал какую-то мысль. – Еще раз. Если ты ничего не сделаешь, то у меня будут серьезные, но не смертельные проблемы, так? Которые спустя десяток дней пройдут сами по себе.

- Они-то пройдут, только за это время ты таких делов успеешь наворотить, что… - тут Авось смерил юношу губами, ненадолго призадумался, ведя в уме какие-то расчеты, и уверенно закончил – как минимум, весь Питер содрогнется, а круги по всему миру пойдут.

- Но жив я останусь и здоровье мое фатально не пострадает?

- Нет. Сосуд недоли почти всегда остается целым, она его бережет.

- Тогда – Иван встал, отряхнул футболку и с видом великомученика попросил. – Отправь меня в Нью-Йорк. Или Вашингтон, как получится.

У божка совершенно по-человечески отвисла челюсть.

- Зачем?

- Если судьба дала мне в руки шанс, то я обязан использовать его на благо Родины.

Юнона порадовалась, что сидит. Иначе бы упала точно.

Авось, однако, то ли был парнем крепким, то ли повидал всякого и за счет опыта сориентировался быстро. Он непонятно откуда извлек тонкую фляжку, быстро сделал из нее пару глотков, посидел, пережидая, пока лекарство подействует, после чего совершенно обыденным тоном заявил.

- В Америку послать не могу. Во-первых, там свои спецы есть, а во-вторых, им и так скоро серьезно достанется. А зачем нам пролив между Канадой и Мексикой? Не, пролив нам совсем не нужен. Может, на Лондон согласишься?

Парень молча закивал головой, не скрывая фанатичного блеска глаз. Авось глотнул еще раз, оглянулся на парадную, пожал плечами и встал с места, заодно потянув вверх ошарашенную спутницу.

- За квартиркой я пригляжу. Поехали.

 

Спустя примерно полчаса древний бог и молоденькая студентка глядели вслед отъезжавшему в аэропорт такси. Иван уехал, снабженный крупной суммой денег (нашли в бумажнике в кустах) поддельным загранпаспортом и визой (Авось куда-то сбегал на пять минут и вернулся с добычей), кроме того, парня приодели в спортивном магазине. Напоследок божок дал пару советов – поселиться в пригороде под названием Тоттенхэм и до пятого-шестого чисел августа из дома не вылезать. Дескать, остальное само собой случится, и торопить судьбу не стоит.

Юнона наконец-то перестала махать отправившемуся мстить за прошедшие девяностые витязю и смогла оглядеться вокруг. Справа, скрестив руки на груди, с видом Наполеона стоял Авось, слева рядом с ее ногами сидел крупный рыжий пес с двумя белыми пятнами на спине. Собака была без ошейника, но чистая и на дикую не походила.

Зверь поднял морду, оглядел девушку умными глазами, и высказался вслух:

- Непредсказуемый народ. Сколько здесь живу, никак не могу привыкнуть к их стилю мышления.

- На том стоим! – гордо ответил Авось. – Знакомься, Юнона – Семаргл, посланник богов и сердце огня. Бывший эмигрант, гастарбайтер из Ирана, однако прижился и стал своим. Пользуется авторитетом в обществе благодаря редкому чутью на неприятности и способности выйти из них без потерь не только самому, но и друзей вытащить.

- Здравствуйте – вежливо кивнула воспитанная девушка. Ей уже было все равно: бог, божок, собака говорящая…

- И тебе не хворать, милая. Чего от тебя хочет это чудовище?

- Попрошу без оскорблений! – обиделся Авось. – Я, наоборот, помощь предлагаю.

- Это-то и пугает – заметил пес. – Если он что от чистого сердца делает, мы всем пантеоном не всегда расхлебать можем. Так чего ему нужно?

- Ничего – слегка стеснительно ответила Юнона. – Действительно предлагал выполнить одно желание. Я ему, вроде как, услугу оказала.

- Имею я право отдариться!

- Угу.

Семаргл склонил морду на бок, приобретя вид умудренный и даже профессорский. Под его тоскливо-подозрительным взглядом Авось потоптался, заерзал на месте, сунул руки в карманы, засвистел…

- Вопрос не в моей компетенции – наконец определился посланник богов. – Выглядит предложение действительно справедливым, но исходя из предыдущего опыта… Твои каверзы поначалу всегда невинно выглядят. Короче, пойдешь со мной.

- Куда это?

- Куда надо. Ты, красна девица, ступай домой. Чем дело кончилось, мы тебя потом известим.

Ответить Юнона не успела. Боги в считанные мгновения растаяли в воздухе, не оставив никаких следов своего пребывания в материальном мире. Девушка осторожно присела, потрогала рукой асфальт на месте, на котором только что сидел рыжий пес, затем медленно встала и подошла поближе к уютной стеночке.

Что с ней только что было? Галлюцинации?

Нее, надо завязывать с чертовщиной.

И ведь доказательств нет. Если божки на самом деле были, то подтверждений своей реальности не оставили.

Или оставили?

Юнона отлипла от стенки и, с каждым шагом набираясь уверенности, отправилась к стоянке такси. Одно она знала точно – в память врезались несколько слов, которые могут послужить пусть косвенным, но доказательством ее нормальности.

Август. Англия. Тоттенхэм.