Судьба моя 2 На новом месте

Современные технологии и достижения человеческой науки пали в неравной борьбе с интересом к социальному устройству общества. Рассказ о том, как кардинально предки решили вопрос с прогнившей элитой в семнадцатом году, привел Сашку в состояние глубокого шока. Для нее сама мысль о возможности бунта, революции, казалась чем-то невероятным.

- Правитель не может осознанно действовать во вред своему народу! – убежденно вещала она с дивана. – Он же является сердцем нации, желания подданных - его желания! Да любое неудобство составляющих частей общего ментального поля отражаются на правителе даже на физическом уровне! Да если он правит плохо, то загнется сразу!

Оставалось слушать и завидовать. Сашкины родичи, по ее словам, твердо знали, что представители правящей семьи а) не дураки б) заботятся не только о себе, но и об интересах простого люда в) ведут страну в светлое будущее. Правда, концепции светлого будущего у отдельных личностей различались, иногда очень сильно, отчего перевороты и покушения все-таки случались, но в целом элита пользовалась поддержкой низов. Насколько я понимаю, их князья каким-то образом напрямую были связаны с совокупным эгрегором нации, чуть ли не являясь его физическим воплощением, и действовать во вред себе не могли.

- А если правитель учитывает интересы только одного класса? Или группы особо приближенных лиц?

- Тогда ему жить недолго – презрительно усмехнулась Сашка. – Родне даже на яд тратиться не придется.

Тяжко вздохнув, я потянулся к ноутбуку. Вместо очередной лекции по истории проще залезть в Википедию и дать прочитать нужную статью, комментируя непонятные или спорные моменты. Интернет Сашку поражал, восхищал и ужасал одновременно, доступность информации ввергала девушку в благоговейный трепет. В ее мире твердо знали: «знания-власть», и относились к ним соответственно. То есть всем желающим подряд не передавали.

Маг, желающий освоить какую-либо новую для себя сферу мастерства, должен был не просто пройти долгий курс обучения. Его подвергали различного рода испытаниям, тестам, проверкам, пока не получали уверенность – неофит понимает, какую силу берет в руки, и станет использовать ее ответственно. Не исключительно ради добра и высоких идеалов (на это надеяться глупо), но с осознанием ответственности за последствия своих поступков. Сила дается не ради развлечения.

Поэтому теоретическая возможность скачать из сети рецепт взрывчатки или сведения по психологии, позволяющие манипулировать неподготовленным сознанием, Сашку выбивала из равновесия.

 

Стоило отъехать от города примерно километров на двадцать, как девушке ощутимо полегчало. Она пошевелилась, обвела салон мутным взором, особое внимание уделив стремительно проносящимся навстречу машинам, затем тщательно изучила пристегивавший ее ремень и, наконец, изрекла:

- Похоже, здесь не любят незваных гостей.

- Исторически сложившаяся традиция – согласился я. – Нас все время пытаются завоевать. Получают по зубам, обижаются и начинают ныть, какие мы плохие. Что с тобой было?

Саша нахмурилась, анализируя собственные ощущения.

- Не могу сказать точно. Сначала казалось, твой мир отторгает меня, но сейчас я уже не так уверена. Надо разбираться.

- Мне не хочется везти тебя в больницу. Врачи обязаны обо всех странных пациентах сообщать в милицию.

Общаться с правоохранительными органами я был не готов. В смысле, не только сейчас, но и вообще, а сейчас не готов особенно. Расцветка не позволяет.

Времени на то, чтобы посидеть и спокойно выработать линию поведения, не хватало, поэтому приходилось действовать так, как инстинкт подсказывал. Или, пользуясь словами одного знакомого священника, как Бог на душу положит. Между прочим, не самая глупая позиция – первое впечатление почти всегда самое верное, интуиция предков поколениями выручала и нам помочь может. Опять-таки, любой образованный русский человек знает, что если начать задаваться вопросом «что делать» (простите за тавтологию), то процесс может вылиться в локальный армагеддон, или даже не локальный, семнадцатый год вспомните. А вот если не думать, а действовать, то вроде прокатывает.

Короче говоря, сейчас мы ехали на дачу. Купленный по случаю за двести тысяч деревянных и ящик коньяка участок в двадцать соток с домом, сараем и банькой находился на границе с Псковской областью, причем в месте, довольно удачном с точки зрения создания нужной легенды. Здесь связь не брала. Наполовину вымершая деревенька стояла аккурат между двух длинных холмов, вышки же то ли не «добивали», то ли поставили их не очень удачно. Позвонить из Митряхино можно двумя путями, причем оба требуют знания местных реалий и определенной удачи. Первый заключается в том, чтобы опустить двухрублевую монетку в стоящий возле деревенского колодца телефон-автомат, возле которого на лавочке постоянно тусуется немногочисленный контингент бабок с избирательной глухотой. То есть поговорить без свидетелей практически невозможно. Практически, потому что в районе двенадцати они примерно на полчаса расходятся, оставляя вахту без наблюдателя, так что небольшой шанс опередить местных и успеть к телефону первым все-таки есть. Но продвинутые люди используют другой способ. Они платят пять тысяч Саньке Ветрову, местному умельцу, который за эти деньги устанавливает деревянную мачту с самодельной антенной и лично мне непонятной аппаратурой, позволяющей подключать к ней мобильник и даже пользоваться Интернетом через модем. Дорого выходит или дешево, я не знаю. Мачту Санька вкапывает и укрепляет сам с незначительной помощью призванных мужиков, железки и кабеля частично закупает, частично экспроприирует на основной работе в Луге.

Местечко неплохое. Дом еще крепкий, плюс подремонтировал я его слегка, автолавка трижды в неделю приезжает, соседи не слишком досаждают. Пьют, конечно, но самые выпивохи перебрались в могилки еще до моего переезда, а оставшиеся предпочитают квасить в поселке рядом, там магазин есть. Да и нормальных людей много. На другом конце деревни живет фермер-старовер по имени Рафаил, коров держит, молоком и маслом торгует. У него семеро детей, так он постепенно скупает участки вокруг, хочет им в наследство побольше земли передать. Вкалывает, как негр на плантации, причем добровольно и без надсмотрщика. Один у мужика недостаток есть – Стивена Кинга начитался и с тех пор по ночам из дома не выходит. Вообще.

Короче говоря, за ту цену, что я заплатил – просто повезло.

- Куда мы едем сейчас? – напомнила о себе Саша.

- Есть у меня домик в деревне… Отсидимся там какое-то время. Часа два еще ехать.

- В таком случае, я немного посплю – она слегка повела головой, пытаясь расслабить напряженные мышцы шеи. – Слишком много впечатлений.

Заснуть она так и не смогла, хотя глаза держала закрытыми. Ей, должно быть, очень тяжело. Сначала непонятная фигня после перехода, потом знакомство с совершенно чужим миром – на асфальтовое покрытие дороги и проносящиеся мимо поселки она смотрела, закусив губу – и ближайшее будущее совершенно неопределенно. Она наверняка задумывается, не бросит ли ее спутник, не предаст ли. А что я? Как ни крути, Саша меня спасла. Не просто так, она свои задачи решала, но факт от этого не меняется. Значит, я ей должен. Да и чисто по-человечески девушку жаль – попала в совершенно незнакомую обстановку, без денег, связей, документов, не разбираясь в простейших вещей. Пропадет ведь. В общем, «мы в ответе за тех, кого» и так далее.

О! Язык-то она знает? Или только со мной балакать может?

- Долго еще? – наконец разлепила губы неспящая красавица.

- Через пять минут на грунтовку свернем и там полчаса. Слушай, тебя другие люди поймут?

- Нет, с какой стати? У них же свадебных браслетов нет – она с силой потерла переносицу тонкими пальцами. – Ты не мог бы остановиться ненадолго?

Лицо у нее стало еще бледнее, чем обычно, да и дышала Саша как-то слишком глубоко. Нет, учитывая ее состояние и то, что в машине едет впервые, держится она неплохо, но отдых девушке необходим. Поэтому я не стал спорить, а свернул с трассы на ближайшем перекрестке и встал в метрах ста на обочине. Движения здесь нет, шум сзади почти не доносится, птички поют.

Надо бы в магазин заехать за продуктами, а то с собой только вода в бутылке.

- Пить хочешь?

- Да. – Она обернулась назад, высматривая скудные пожитки. – Где фляга?

- В багажнике. То есть в ящике сзади. Вот, возьми.

Она внимательно оглядела пластиковую бутылку, аккуратно открутила крышку, осторожно глотнула. Скорчила забавную рожицу, на мгновение став похожей на обиженного котенка:

- Что за привкус?

Я попробовал воду. Кажется, нормальная.

- Просто старая. Хотя – пришла в голову неприятная мысль – возможно, твои вкусовые рецепторы чувствительнее моих, и к химии непривычны. Потом на продуктах поэкспериментируем.

Плохо, если она обычную пищу есть не сможет. В ее-то мире с экологией проблем нет, вся еда чистая, разве что специи для вкуса добавляют. Это у нас нет такого уголка, где бы не остался след деятельности человека. Если фантик не кинем мимо урны, так ветром частицы пластика принесет или вода притащит. Даже у соседей-финнов, несмотря на всю их сдвинутость на охране природы, абсолютно чистых мест нет.

- Что ты намерен делать сейчас?

Девушка экспериментировала с кнопками стеклоподъемников и на меня не смотрела, но легкое напряжение в ней чувствовалось. Вопрос действительно важный.

- Сейчас приедем в мой загородный дом, и пока ты отдыхаешь, я созвонюсь, то есть свяжусь, с парой друзей. Попрошу их о помощи. Думаю, пока лето не закончится, поживем в деревне, а дальше видно будет. – Я залез под сиденье, пошарил пальцами и с чувством удовлетворения вытащил заначку. На первое время хватит. – Для начала главное – быт наладить.

Сашины плечи слегка расслабились. Успокоенная моими словами, она заметила:

- Надеюсь, твоим друзьям можно доверять.

Вместо ответа я завел машину и развернулся. Я тоже надеюсь.

 

Одна моя знакомая девушка утверждала, что счастье – это возможность в нужное время принять ванну. Она все свои проблемы решала именно таким способом, то есть устраивала многочасовую лежку в горячей воде с добавкой пенок, масел, травок вонючих. Как ни странно, метода действовала, во всяком случае характер у девчонки поразительно светлый.

Судя по реакции Саши на предложение помыться, она если не придерживалась схожей точки зрения, то в чем-то ее разделяла. И время, ушедшее на подготовку бани, тянулось для нее бесконечно долго.

- Держи – я сунул ей в руки ворох одежды. – Ничего женского в доме нет. Так что либо носишь это, либо надеваешь свой старый балахон.

Если сначала мужские джинсы и рубаха вызвали недоумение, то после моих слов я удостоился гневного фырканья и замечательного вида гордо удаляющейся спины, длинных крепеньких ножек и попки, еле прикрытой остатками свадебного платья. Ну, будем надеяться, мои объяснения она поняла и в банных принадлежностях разобралась.

Смыть толстый слой грязи мне тоже хочется, но сначала придется озаботиться другими делами. С момента моего исчезновения прошло где-то недели полторы, надо успокоить народ. И что делать, если меня в розыск объявили?

Пока с внешностью что-нибудь не сделаю, Скайп отпадает. Значит, остается аська или электронная почта. Сначала почта – пока читаю пришедшие письма и стираю спам, успею обдумать, кому сообщить реальную версию событий. Кому можно довериться.

Ну, кто тут у нас? Продажу книг, увеличение члена сразу стираем, скидки на окна тоже, часы и мыло… Ага, вот. Андрюха приглашает неважно куда. Пишу, что сижу на даче с утопленным мобильником и только сейчас за Интернет заплатил. Парень Андрюха неплохой, только трепло редкостное, а мне повышенный интерес со стороны окружающих совсем ни к чему. Мой тезка, Серега, беспокоится, куда я пропал. Хороший мужик, вот только всеми перипетиями жизни с женой делится. Отпишем ту же версию. Лена… Разве между нами не все кончено? Борька, вроде бы, трепаться не любит, но и доверять ему не с чего, так что пусть остается в неведении. Хотя за предложение работы спасибо. Глеб… Не тот человек.

Забавно получается. Друзей и знакомых – куча, а как приперло, обратиться за помощью решился к единицам. Насчет остальных инстинкт бьет тревогу, либо прежде они себя с не совсем правильной стороны проявили. Письма с просьбой связаться я отослал двоим, Стасу и Вовке. Первый – молчун и рациональный мизантроп, аськи у него нет и заводить не собирается. У второго моего друга телефонная книжка не вмещает номера знакомых, а девушки меняются, как перчатки, но при этом единицы знают, сколько у него квартир и где он работает. От него сообщений больше всех.

Практически сразу появились ответы. И если Стас в сухой, лаконичной манере обещал неприятности сразу после приезда (Это что же, он уже выезжает? А пожрать купить по пути? Срочно отписался, пока он комп не выключил.) то с Владом мы переговорили сразу. Точнее, переписались, благо аська у обоих стоит.

«Привет, ты где пропадал?»

«Официально – сидел на даче без связи. По факту влип в историю»

«??? Какую?»

«Долгий разговор. Приезжай и ничему не удивляйся, чем скорее, тем лучше.»

«Все серьезно?»

«Да.»

«Буду через пять часов»

«Пожрать привези. И шмоток женских, размер не знаю, высота – на полголовы ниже меня, грудь первая или вторая, размер ноги примерно тридцать пятый. Стройная.»

Кого другого такое описание смутило бы и ничего подходящего купить он бы не смог, но во Владимира я верю. Этот – справится.

«!!!!! Буду через четыре часа»

А теперь наступает пора самого сложного - разговора с родителями…

 

Помывку Саша закончила часов в десять, примерно тогда же остро встал вопрос насчет завтрака. Конечно, приготовлением пищи в нашей культуре традиционно занимается женщина, но добыть-то мамонта и притащить его к пещере должен мужчина. До приезда друзей оставалось еще три часа минимум – как бы Вовка ни хвалился, нарушать правила он не станет – избежать контакта с местными в любом случае не получится, так что я, пока девушка знакомилась с домом, направился к знакомым за молоком.

- Привет, баба Дуня!

- Свят, свят! – пристально меня оглядев, меленько перекрестилась старушка. – Серега, ты, что ль?

- Что, не узнала? Долго жить буду!

- Ой ли? Ты чего зеленый такой?

- Да выпил что-то не то. Вроде и бутылка из магазина приличного, и закусь нормальная, и организм не шибко бунтует. В общем, не знаю, отчего меня так.

Ложь с легкостью сорвалась с языка. Для соседки, по-крестьянски хитрой, но не слишком умной и образованной женщины, псевдоистория с непонятной водкой станет прекрасным объяснением любых странностей. Она же и распространит ее по деревне, причем в разы лучше меня. Остается добить:

- Пошел к врачу, а он говорит: «Ничего сделать нельзя, жди, пока само из организма выйдет. Езжай на дачу, дыши свежим воздухом и чтоб никакой отравы не потреблял, иначе рецидив случится». Так что, баба Дуня, я теперь в завязке. Молочка продашь?

- А оно не заразное? – бабулька кивнула и направилась в сторону сарайчика, где у нее стоял бочонок со свежим молоком.

- Не, это ж не вирус. А Васька где?

- В город поехал, кредит оплатить.

Васька, младший сын, уже давно жил отдельным двором, причем жил неплохо. Начинал с небольшого участка и торговлей молоком в ближайшем садоводстве, год назад умудрился купить собственный мини-трактор в рассрочку. Крепкий хозяин. С женой Люсей и с помощью двух старших детей они торговали свининой, картошкой, другими овощами, держали стадо в тринадцать коров, если считать с теми, которые стояли у матери. В одиночку баба Дуня разве что козу стала бы держать.

- То-то я смотрю, ты рано приехал – продолжала старушка. – Обычно в мае появляешься, не раньше.

- Да я, наверно, на все лето приехал. Что мне в городе с такой мордой делать? Светофором работать, нижней частью?

- И то верно – покладисто согласилась баба Дуня. – Сметанку брать будешь?

- Все давай, – махнул я рукой – и сметанку, творог, и мясо, если есть. Хлеба лишнего не найдется?

Возвращался я, груженый продуктами, включая ведро картошки, с похудевшим кошельком и в твердой уверенности, что больше мне никому ничего рассказывать не придется. Милая старушка всех на мой счет просветит.

 

Рассказ Александры

Новое место жительства оказалось совсем не таким, как я ожидала. Во-первых, дома здесь бревенчатые, но это не самое удивительное – я видела такие во время посещения деревни арргха. Неясно, почему другие здания, мимо которых мы проезжали, выглядели созданными из неких камнеподобных материалов, но надеюсь прояснить этот вопрос впоследствии. Во-вторых, отсутствие оград вокруг отдельных участков. Здесь настолько безопасно? Поселение, по словам Сергея, находится далеко от ближайших центров власти, а у мужчин не заметно оружия. Кто же их защищает? Далее, нельзя не сказать об одежде. Ткани, из которых она пошита, несут в себе нити минерального происхождения, то есть должны быть очень дороги. Однако я не заметила каких-то особых свойств и мой спутник явно не считал одежду ценной, пообещав позднее найти нечто более пристойное.

Кстати сказать, нельзя не упомянуть о «машине» и дорогах. Судя по увиденному, этот вид транспорта является массовым и достаточно дешевым. Скорее всего, аборигены, не имея возможности развивать индивидуальные способы передвижения, сосредоточились на совершенствовании средств доставки. То есть вместо того, чтобы искать способ быстрее бегать, или летать, или прокладывать порталы, они строят качественные дороги, покрывают их асфальтом и создают новые, более скоростные виды транспорта. В принципе, у нас крупные государства или крепкие клановые объединения идут по тому же пути, только их изыскания принимают иные формы. Защищенные портальные сети или тропы с вплетениями стихиальных искажений.

Конечно, удивляло многое, однако по здравому размышлению большая часть вопросов исчезала. Привычные мне методы улучшения жизни и быта имели свои аналоги, зачастую довольно изобретательные. Аборигены приспособились к отсутствию энергетических ресурсов в своей реальности и пошли иным путем, получая прекрасные результаты. Достаточно вспомнить огромные дома, среди которых мы оказались сразу после перехода – у нас здания такой высоты создаются крайне редко и усилием сильнейших мастеров.

Обилие впечатлений и усталость от полученной встряски плохо сказались на моем самочувствии. С трудом помывшись – примитивно, но с величайшим наслаждением – я отправилась спать. Спальня, расположенная на втором этаже, выглядела не слишком обжитой, однако в ней имелась кровать с чистым бельем, что примирило со скудностью обстановки. Надо сказать, домик Сергея вообще оказался маленьким. Энергия утекала из организма, словно вода из прохудившегося сосуда, нечего было и надеяться создать простейший лечебный аркан, поэтому отдых затянулся. Вместо обычных четырех часов я проспала восемь.

Снизу доносились чьи-то шаги, переговаривались мужские голоса, звякала посуда. Ах, да, друзья Сергея. От них во многом зависит, как ты устроишься здесь, высокорожденная. Щелкнула пальцами, привычно призывая зеркало, и тут же вынужденно оперлась на подушку, переживая накатившую слабость. Придется привыкать… Радуйся, что вокруг гуманоиды и не нужно бороться с ксеношоком! С трудом привела себя в порядок, ориентируясь на отражение в оконном стекле. Умыться можно внизу, но чтобы добраться до приспособления с водой и куском твердого мыла, нужно пройти мимо трех мужчин, о чем-то говорящих на кухне. Я выдохнула и принялась осторожно спускаться по ступеням.

При моем появлении разговор замолк. Затем Сергей улыбнулся – должно быть, его рассмешил мой сонный вид – и представил:

- Знакомься, Саша. Это Станислав, Стас, и Вовка, мои друзья. Они нам помогут. А это Саша… Хотя будет лучше, если ты им сама представишься.

И в самом деле, способности к коверканию имени супруги у Сергея просто изумительные. Повезло ему, что иноземец – своих за оскорбление клана и Дома жестко наказывают. Впрочем, у меня есть основания со снисходительностью относиться к его желанию использовать местную транскрипцию. Как я подозреваю, его раса не слышит и, следовательно, не способна воспроизвести часть звуков, присущих нашей речи, поэтому было бы глупостью добиваться от них правильного звучания.

Друзья Сергея оказались разными и в то же время дополняющими один другого. Первый, Станислав, глядел равнодушно-спокойными волчьими глазами, без малейшего удивления рассматривая ворвавшуюся в его жизнь иномирянку. Ну, не совсем, конечно, интерес все же присутствовал, но не более того. Можно подумать, подобное случается в его жизни ежедневно! До моего появления он совершенно очевидно успел вытянуть всю нужную ему информацию, просчитать возможные варианты и сейчас просто увидел подтверждение своим выводам. Теперь будет думать, как действовать дальше. Родись он среди нас, и вне зависимости от клановой принадлежности его посвятили бы Ледяному Дракону – слишком очевидны признаки потенциального жреца.

Что касается Вовки (позднее я узнала, что на самом деле его зовут Владимиром, но он не возражает против клички), то с первого взгляда стало ясно – передо мной типичный бабник. Распутник из числа коллекционеров женщин. В свете данного обстоятельства остальные его качества представляли намного меньший интерес, и мне только оставалось взывать к Матери, надеясь, что Сергей прав и тот не проболтается. Вот с кем придется вести себя крайне осторожно, ибо такие типы предпочитают руководствоваться эмоциями и способны на совершенно непредсказуемые поступки. Особенно если их гордость задеть. При моем появлении Вовка выпучил глаза, расплылся в глуповато-восторженной гримасе и что-то проговорил, прижав руку к груди.

- Мое имя – А..сашша Р’ль..ит Найи дуум Э… …зно ил Ткин из Отражения Луны дома Воды - как и предполагалось, на полное имя, да и вообще на звуки речи они отреагировали полным недоумением. – Я дарую им позволение называть меня укороченным именем «Саша». И скажи своему другу, что я его не понимаю.

- Он уже догадался - улыбнулся Сергей. – Есть хочешь? Я тут купил кое-чего свеженького, но не знаю, что тебе можно.

Я сразу почувствовала, как сильно голодна.

- Сейчас. Только умоюсь.

На гигиенические процедуры ушло мало времени, и уже через пару минут я сидела за столом, разглядывая предложенную пищу. Ну, что сказать? Молочные продукты, скорее всего, есть можно. Они достаточно свежие и, несмотря на непривычный вкус, отторжения у тела не вызывали. Мед и большинство овощей тоже. А вот от мясных изделий хотелось держаться подальше, равно как и от неких мелких рыбешек в маленькой баночке из тонкого металла. От них слишком сильно пахло химическими соединениями, так что я решила не рисковать и принялась накладывать в тарелку аппетитно пахнущие вареные белые клубни.

- Сметаной полей, – посоветовал Сергей – вкуснее будет.

К его чести, он всего лишь раз предложил свою помощь в выборе ужина и после отказа больше не вмешивался. За что получил от меня мысленный плюсик. У некоторых рас застольный этикет необычайно жестко регламентирован и малейшее отступление от традиций приводит к неприятным последствиям вроде взаимного непонимания или даже полного отторжения. Тот факт, что Сергей достаточно быстро адаптируется к чуждым ему культурным установкам, свидетельствует о хорошей мобильности мышления. Личностное это качество или присуще всей расе, сейчас не важно. Хотя надо учитывать, что собравшиеся не принадлежат к высшим слоям общества, а значит, жесткой «дрессировки» в детстве не получали и к условностям относятся с меньшим пиететом. То есть в их присутствии достаточно соблюдать минимум приличий и не выказывать пренебрежения – пусть своей не станешь, но и открытой враждебности удастся избежать.

Пока я насыщалась, мужчины завели тихий разговор между собой. Слышать его со стороны было довольно странно. Если реплики Сергея я понимала в полном объеме, то фразы его друзей звучали совершенно неясно и об их смысле приходилось догадываться исключительно из контекста и интонаций. Кажется, о том, чтобы представить меня официальным органам, речи не шло – у местных к властям вообще настороженное отношение – поэтому искали способы моей легализации.

- Хотелось бы уточнить несколько моментов – дождавшись паузы в разговоре, обратила я на себя внимание. – У вас, в целом, какая система общественной организации? Если у нас, к примеру, появляется незнакомый человек, то глава клана решает его судьбу и ставит определенную метку, указывающую статус. Гость, друг, посол, торговец и так далее. Нет ли здесь такого человека, обладающего должной властью?

- Есть, но к ним идти стремно – мой супруг почесал правую бровь, что свидетельствовало о задумчивости. У него несколько таких непроизвольных жестов, только я еще не разобралась, что каждый означает. – Мы кланами не живем, по крайней мере, официально. Вот смотри – он вытащил из кармана маленькую книжечку в твердой обложке размером с ладонь. – Это паспорт. Он есть у каждого гражданина Российской Федерации, на территории которой мы находимся. Его наличие доказывает, что ты имеешь право жить где угодно, свободно передвигаться, работать и вообще личность законопослушная. Стас, нюансы потом объяснять будем. Короче, если мы раздобудем тебе паспорт – считай, половина проблем снята.

- Только половина?

Сергей пожал плечами:

- Язык, внешность, история появления, потом нужно внести твои данные в информационные базы на случай возможных проверок. У Вовки, кстати, есть хороший знакомый пластический хирург.

- Зачем мне лекарь?

- Лицо изменить. Сделать более похожим на обычное.

- Меня устраивает мой облик – сухо уведомила я. Не зря этот тип мне сразу не понравился. – В крайнем случае наложу на себя легкую иллюзию. После отдыха, разумеется – сейчас моих сил недостаточно. Что еще? Язык? Насколько могу судить, он не очень сложен, за восемь-десять дней вполне возможно освоить базовые понятия. А что такое информационные базы?

- Подожди – удивился Сергей. – Насчет языка не понял. Восемь дней?

 

Я, кажется, начинаю понимать, почему всяким гениям так трудно живется. Потому как слишком умные, сволочи. Вот скажите, сколько времени требуется обычному человеку, чтобы выучить совершенно незнакомый язык? Месяца два, не меньше, в идеальных условиях. А если вдруг вы узнаете, что есть некто, способный за счет некоего легкого транса и самостимуляции в десятки раз улучшить память и, следовательно, обойтись неделей? Не испытаете ли вы вполне объяснимое восхищение пополам с завистью? Причем Сашка сейчас устала и ограниченна в возможностях, в нормальном состоянии за сутки бы управилась…

- Ты кого привел? – поинтересовался Стас. – Она же через пятилетку мир захватит.

Это у него чувство юмора такое, специфическое. Ему вся ситуация нравится. При всей своей невозмутимости, Стас по жизни – адреналинщик с нестандартным уклоном, обожает тщательно просчитанный риск. Любит ходить по грани, зная, что уцелеет и всех обманет. Он принадлежит к той породе людей, которые забираются в банк, взламывают сложнейший сейф, довольно ухмыляются, берут одну монетку на память и незамеченными возвращаются домой. Любитель сложных задач и опасности.

Он приехал на полчаса раньше Вовки, и это притом, что наскоро обыскал машину на предмет жучков. Так, на всякий случай, без фанатизма. В прямом смысле цветущий вид старого друга заставил его слегка насторожиться и в то же время успокоил: главное, живой, остальные проблемы решаемы. Историю моего короткого попаданства он воспринял без удивления и, если можно так выразиться, с душевным подъемом, даже позавидовал, и выразился в том духе, что раз уж первую часть спектакля пропустил, то со второй точно никуда не уйдет. То есть на него я рассчитывать могу.

Вовка приветствовал меня куда эмоциональнее, а уж стоило ему расцветку увидеть… Честное слово, я засомневался, стоит ли ему говорить насчет иномирянки на чердаке – вдруг сердечко прихватит? Но пацан быстро оклемался и вывалил целый ворох различных идей, долженствовавших, по его мнению, привести меня в норму, да еще и подружке помочь. Пришлось тормозить. Самое страшное, что наличие у Вовки колоссального числа дружков, корешей, приятелей и просто хороших знакомых позволяло большую часть этих самых идей реализовать на практике, поэтому мой ответ вышел грубоватым и жестким. И сидел Вовка надутый, обижаясь на весь мир и друзей, недооценивших его гениальные предложения, пока Саша сверху не спустилась.

Тут он оживился и заулыбался:

- Ты не представишь нас красивой девушке?

Я представил. Пока говорил, Стас тихонько предложил:

- Вовчик, может, тебе яйца пассатижами раздавить?

- С чего бы?! – возмутился тот, продолжая умильно скалиться.

- Во избежание дипломатического конфликта и просто для моего душевного спокойствия. Серега, вон, в камуфляж перекрасился – а с тобой что будет?

Улыбка исчезла, будто по мановению волшебной палочки.

- Ё-мое, вдруг оно заразное?

- Вот познакомишься с девушкой поближе, мы и узнаем – «обнадежил» Стас.

С той поры Вовка впал в задумчивость и в дальнейшем разговоре практически не участвовал. Отделывался короткими репликами. Впрочем, говорили мы не долго – мужики решили не задерживаться и прямо сегодня уехать домой, чтобы завтра целый день был свободен. Саша слушала, я переводил и объяснял, Стас комментировал. Он твердо обещал раздобыть полный комплект документов, подтверждающий, что гражданка Лихтенштейна Александра (фамилию на месте придумают) вышла замуж за гражданина РФ Чистякова Сергея Андреевича и на этом основании переехала из крошечной европейской страны на просторы нашей необъятной Родины. Можно сказать, на практике воплотила принципы «любовь зла – полюбишь и козла» и «с милым рай в шалаше». Вовка должен оббегать всех своих знакомых – задача сложная, не на одну неделю – но найти-таки врача, способного без лишнего шума разобраться с моими мутациями. Ну, а я тихо сижу в деревне, сажаю картошку и проращиваю семена Апокалипсиса, в смысле знакомлю Сашу с реалиями мироустройства. Подготавливаю, так сказать, ее выход в свет.

Вовку прорвало, когда друзья уже рассаживались по машинам. Дождавшись, когда Саша ненадолго отойдет, он начал тихо шептать, прикрывая рот ладонью:

- Слушайте, я вдруг вспомнил один фильм, назывался «Космические вампиры» или как-то так. Там инопланетянами тоже командовала девушка, только с сиськами нормальными и с пистолетом. Так знаете, что она с людьми делала?

- Значит, надо радоваться, что Серега совершенно добровольно взвалил на себя миссию по первоначальному контакту с чужим разумом – сообщил флегматично Стас. – Пусть собирает на себя шишки, очень благородно с его стороны. А мы присмотрим, чтобы эти шишки его с верхом не засыпали.

Взгляд у него стал серьезный, без проблесков юмора. Шутки шутками, но Саше он не доверял. Может, и правильно – в конце концов, мы почти ничего о ней не знаем.

Друзья уехали, мы еще немного посидели на кухне и разошлись спать. Саша еще не совсем пришла в себя, на меня тоже накатил отходняк, так что сил вечерять не осталось. Чаю попили и баиньки. Последний спокойный день, как я вскоре понял. На следующее утро мы засели в комнате за компом, девушка оказалась жутко любопытной и, самое поразительное, очень понятливой, так что в шкуре учителя приходилось тяжко.

А потом пришел Гоша без топора, и понеслось…